Опубликовано: 5356

Куда рубль тенге заведет?

Куда рубль тенге заведет?

Что будет завтра с тенге? Будет ли девальвация? Если будет, то до какой отметки упадет курс тенге? А если нет, на каком уровне устоит национальная валюта?

Эти вопросы сейчас живо обсуждаются казахстанцами, ведь мы привыкли оценивать свой уровень жизни именно в долларах. И для беспокойства есть причины – упали в цене два главных индикатора, на которые призвал смотреть главный банкир страны Кайрат КЕЛИМБЕТОВ.

Еще недавно, на брифинге 10 сентября этого года, Кайрат Келимбетов сообщил, что у казахстанцев повода для беспокойства нет – курс тенге в ближайшее время не изменится.

– Та валютная корректировка, которая была проведена в феврале месяце, когда курс тенге закрепился на уровне 185 плюс / минус 3 тенге, была проведена с определенным запасом прочности, – подчеркнул он. – И благодаря этому можем спокойно относиться к колебаниям российского рубля, даже если он приблизится к цене 40–42 рубля за доллар.

– Если цена на нефть будет 80 долларов, а российский рубль упадет и доллар будет стоить 43 рубля, тогда есть повод для беспокойства, – сказал Келимбетов. – Пока этого нет, просьба к гражданам – не беспокоиться.

Сейчас такой повод появился. Из-за санкций против России рубль начал быстро падать в цене. Причем до того быстро, что к нему вернулась его прежняя пренебрежительная кличка, бытовавшая среди населения, – “деревянный”. Более того, так теперь его называют вполне серьезные деловые издания в России. Мол, за неделю “деревянный” потерял 13 процентов. А с начала года – вообще все 50.

Кому выгодно рубль ронять

В субботу, 8 ноября, рубль показал антирекорд – 47,87 рубля за доллар. Правда, после жесткого выступления президента РФ Владимира Путина, в котором он завуалированно пригрозил валютным спекулянтам, которые раскачивают рубль, применить санкции, нацвалюта отыгралась, и на 11 ноября курс установился на уровне 45,9 рубля.

Исторически в отношениях тенге – рубль сложился коридор: 4,5–5,5 тенге за рубль. Иначе говоря, как только рубль дорожает до 4,5 тенге, Нацбанк РК начинает подстегивать тенге, чтобы он немного подрос в цене. Рубль дешевеет до 4,5 тенге – курс тенге тоже снижается. Наш опыт говорит, что смена курса в такой ситуации неизбежна. Так произошло и перед девальвацией тенге в феврале 2014 года.

Сейчас курс рубля уже упал до 3,96 тенге. Такого курса никогда не было. Казалось бы, нам-то что волноваться? Но это приведет к тому, что товары, произведенные в России, за месяц станут на 15 процентов дешевле, чем казахстанские, что вызовет рост импорта и сокращение производства внутри Казахстана, и так невеликого.

Цены на нефть: вверх или вниз?

С нефтью тоже происходят странные, не совсем понятные обывателю вещи. В сентябре цена на нее подешевела до 100 долларов за баррель, после чего начала резко падать, почти на 10 долларов в месяц: 9 сентября – 99,22 доллара, 9 октября – 89,69 доллара, 9 ноября – 83,39. Судя по тренду, на этом уровне цена продержится некоторое время, после чего пойдет то ли вверх, то ли вниз.

В бюджете Казахстана заложена цена в 90 долларов за баррель нефти марки Brent. Вообще-то, Казахстан продает нефть марки Urals, которая продается на 2–4 доллара дешевле, чем Brent. Это тоже необходимо учитывать. Нефтяные доходы формируют около 80 процентов бюджета страны и обеспечивают более 90 процентов экспортной выручки. Это делает нашу страну критически зависимой от цен на сырье. Что этому может противопоставить Казахстан?

Не экономика, а политика

Обычный способ борьбы с колебаниями других валют – девальвация валюты национальной. Однако Казахстан уже проводил девальвацию в феврале 2014 года, снизив стоимость тенге на 20 процентов. Проводить вторую девальвацию за год правительство, скорее всего, не решится. Тем более вопрос этот уже давно лежит не столько в экономической плоскости, сколько в политической.

Можно уверенно говорить, что на обоих рынках действуют спекулянты. Так, сразу после пекинской речи Путина и доллар, и евро на Московской бирже пошли вниз и уже к середине дня потеряли по 2 рубля стоимости. В результате официальный курс на 11 ноября составил 45,89 рубля за доллар и 57,24 рубля – за евро. Более того, в ходе торгов эти валюты падали к рублю еще больше.

Котировки нефти также оказались подвержены политике: для многих нефтедобывающих стран цена в 80 долларов является критической. Особенно для тех, кто развивает новые месторождения. Поэтому после заявления, что в случае снижения цены менее 80 долларов некоторые производители сократят добычу, цены изменили тренд и начали падать медленнее.

Нельзя забывать, что когда говорят о цене на нефть, установленной в бюджете как ориентир, то речь идет о средней цене за год. Если цены в 2015 году поднимутся до 90 долларов, то доходы бюджета резко возрастут и, возможно, даже не придется использовать сокращенный вариант госбюджета. Исходя из этого, говорят эксперты, оснований для беспокойства пока нет. По крайней мере, до конца 2014 года.

“Мы составили список чиновников”

Тимур НАЗХАНОВ, член правления НАП “Атамекен”:

– Развивать бизнес надо было вчера, а не спохватываться сейчас. Тогда девальвация была бы не таким страшным событием. Мы по-прежнему очень много покупаем за границей. В том числе и продукцию сельского хозяйства.

Диверсификация бизнеса еще очень низка. Проще заниматься торговлей и услугами, и по сравнению с производством – более выгодно. Поэтому одни лишь заклинания о развитии производства ни к чему не приведут. Если предприниматель увидит выгоду – он придет и построит завод. Не увидит – останется в торговле.

Особенно плохо с бизнесом работают местные власти. Причем когда бизнес развивается – это заслуга акима, не развивается – “ну при чем тут аким?”. В “Атамекене” даже составлен список чиновников, которые больше всех мешают бизнесу. Они на словах поддерживают бизнес, но в реальности помощи нет.

Если цены на нефть будут так же сползать, а рубль падать и дальше, ведь санкции никто не думает отменять, то я не исключаю вероятности радикального выравнивания курса тенге в 2015 году.

Кто будет реализовывать?

Айдар АЛИБАЕВ, председатель Общества защиты прав потребителей финансовых услуг:

– Да, рубль падает. Но в данном случае я усматриваю некое искусственное падение, больше связанное с политическими факторами и, возможно, спекулятивными. А когда мы говорим, что рубль оказывает влияние на тенге, то имеем в виду экономические факторы. В этом смысле давление не такое сильное, не столь опасное, и нам легче удерживать курс тенге. Я думаю, что пока не все так печально. И оснований для паники по поводу девальвации пока нет.

Наполнение валюты в любом государстве зависит от развития промышленности, транспорта, связи. Если валюта наполняется одним сырьем, тогда мы зависим от одного показателя – цен на это сырье.

Решение прозвучало в Послании Президента: использование резервов Национального фонда. Судя по всему, большие суммы будут выделяться на инфраструктуру, транспорт, строительство жилья, модернизацию ЖКХ.

Но у меня есть очень большие сомнения в части реализации: кто все это будет реализовывать? Те же акиматы и министерства, которые уже показали, как они могут бесхозяйственно относиться к деньгам? Тенге не наполнен добавленной стоимостью, созданной руками казахстанцев, – вот главная проблема, которую надо решать правительству.

[X]