Опубликовано: 7058

Кто выпил воду в Черном Иртыше?

Кто выпил воду в Черном Иртыше?

Река Черный Иртыш мелеет на глазах. По официальным данным, ежегодный безвозвратный отбор воды Китаем составляет полтора миллиарда кубов. К 2020 году он увеличится до 5 миллиардов. Для Казахстана это означает лишь одно: там, где текла река, останется высохшее русло.Черный Иртыш – это исток большого Иртыша. 600-километровый отрезок русла приходится на территорию Поднебесной, 70 километров до озера

Зайсан – на Восточный Казахстан. О важности Черного Иртыша для всей трансграничной реки говорит такой факт: на территории КНР формируется треть (!) водостока большого Иртыша. Без этой подпитки можно ставить крест на Зайсане – озеро превратится в гигантское высыхающее болото. Можно попрощаться с восточноказахстанской гидроэнергетикой – выработка на ГЭС упадет до критического минимума. Можно забыть о заливных лугах и мелиорации в Семейском регионе, Павлодарской, Омской областях…

“Еще никогда Черный Иртыш не был таким маловодным, – направили в Астану тревожное письмо жители восточноказахстанского приграничного села Буран. – Нет нереста, нет рыбы. Китай распоряжается рекой по своему усмотрению”.

Чайные церемонии

Мы отправились в отдаленный район, чтобы самим разобраться в ситуации.

Дорога по Иртышу в Поднебесную была разведана еще 300 лет назад. Ради торговли с Китаем судовладельцы не пожалели денег, чтобы углубить русло в районе Усть-Каменогорска и на Черном Иртыше. Еще до революции перевозки баржами стали настолько значимыми, что китайские Чугучак, Урумчи и Шара-Сумэ попали в зависимость от русской фасовки чая! В 1913 году сюда по Иртышу поставили 654 тонны чайных брикетов! Река работала день напролет: вверх везли уголь и лес, вниз – арбузы, рыбу, мед, щебень, песок, скот, хлопок, шерсть, кожу, пушнину. В советское время Верх-Иртышское пароходство за навигацию перевозило 7 миллионов тонн грузов. Суда ходили до Бурана – поселка на самой границе с Китаем.

На мели

Дорога привела нас к большому мосту. По правому берегу – Курчумский район, по левому – Зайсанский. Внизу – перепоясанное отмелями русло Черного Иртыша. На береговом галечнике – следы от воды, за месяц кромка отступила примерно на 20 сантиметров! Не то что теплоход – не всякая лодка по такой реке пройдет.

– Воды меньше с каждым годом, – рассказал аким Биржанского сельского округа Сеит МОЛДАШЕВ. – В прошлом году еще дожди спасали, а в этом лето выдалось засушливое, река совсем обмелела. Вот бетонные опоры бывшего причала, к нему еще лет 25 назад подходили баржи. От воды на сваях след остался, видите, как упал за эти годы уровень? Почти на полтора метра.

Возле пустого причала с удочкой устроился немолодой рыбак. Спрашиваем у него про улов.

– Рыбы совсем не стало, – признается житель Бурана Ергазы ДЮСУПХАНОВ. – Весной из Зайсана в реку всегда поднимался на нерест судак. А теперь даже в паводок воды нет, нерестилища голые. В этом году в мае уровень упал так, что обнажилось русло, рыба осталась в затонах. Полдеревни стояло с лопатами и вилами на берегу – гребли рыбу. Выше поселка реку уже на лошади можно перейти.

Мы проехали до самого Бурана. В последние годы в селе начались трудности с питьевой водой – уровень в колонках заметно упал. Та же проблема на местной погранзаставе – обеспечить водой гарнизон все сложнее, грунтовые воды уходят. В прошлом году сельчан встревожило загрязнение реки – на несколько дней вода стала мутно-желтой, в селе говорили, что на территории Китая в Иртыш сбросили отходы переработки риса.

Китайский вариант

На сегодня, по официальным данным, безвозвратный отбор воды Китаем в канал Черный Иртыш – Карамай составляет 68 кубов в секунду. В ближайшие годы, как подсчитали российские и казахстанские специалисты, этот объем увеличится пятикратно. Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), где берет начало река, бурно развивается. Здесь добывают нефть, газ, уголь, медную руду. Расширяют посевы зерна и хлопка. Население СУАР – 20 миллионов человек. В планах руководства Поднебесной переселить сюда еще от 60 до 100 миллионов. Не надо быть экспертом, чтобы спрогнозировать последствия. Страна распорядится водными ресурсами так, как это выгодно ей – ее экономике, населению.

– По данным ООН, 42 процента населения Китая (538 млн. человек в северо-западных провинциях) имеют доступ к 14 процентам водных ресурсов страны, – дал комментарий руководитель лаборатории водно-энергетической безопасности технопарка  “Алтай” гидротехник Анатолий БЕЛОСЛЮДОВ. – В среднем на одного китайца здесь приходится 757 кубов воды в год, тогда как порог водного стресса, по стандартам ООН, начинается с 1700 кубов. Официально КНР забирает вроде 1,5 кубокилометра стока, но, скорее всего, эта цифра – лукавая. Китайцы пользуются водозаборами вдоль всего Черного Иртыша.

Вопросы без ответов?

Проблема обмеления трансграничной реки не нова. Еще три года назад мы писали о губительном влиянии на Иртыш искусственных гидросооружений (“Как напоить Иртыш, не погубив при этом природу”, № 8 от 20 февраля 2009 г.). Говорили о качественном изменении речной воды и русла, засолении и опустынивании бывших пойменных лугов, сокращении рыбных запасов… По данным управления природных ресурсов и регулирования природопользования Восточного Казахстана, только от испарения и дренажа на рукотворных Бухтарминском, Усть-Каменогорском и Шульбинском водохранилищах область ежегодно теряет 6,5 кубокилометра! Вот где нужны экстренное вмешательство науки, эффективные решения. Однако их нет.

Сегодня ясно, что безвозвратный отбор воды Китаем напрямую повлиял на уровень грунтовых вод. Как считают в лаборатории водно-энергетической безопасности, понижение подземных горизонтов идет со скоростью около метра в год. За 10 лет – на 10 метров. Если обычно река подпитывалась грунтовыми водами, то теперь начался обратный процесс – речная вода инфильтруется в грунт. И что будет дальше, никто не знает – исследований не делали.

Как найти компромисс?

Еще 15 лет назад российский институт “Союзинтервод” дал оценку отбора стока из Черного Иртыша. “Любое изъятие свыше полутора кубокилометров, – значится в отчете, – будет иметь значительные негативные последствия. Водная среда экосистемы будет деградировать в целом”.

Прогноз сбывается на глазах. В Восточном Казахстане каскад Иртышских ГЭС уже не может дать необходимый объем электроэнергии. В Астане вынуждены срочно решать проблему дефицита воды и ухудшения ее качества в канале им. Сатпаева. В Омске речники то и дело ловят мели, а городские власти экстренно сооружают новое водохранилище – резерв питьевой воды.

Правительства Казахстана и России не раз предлагали КНР подписать Хельсинкскую конвенцию об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер. Главный принцип документа – право каждого государства на справедливую долю в использовании трансграничных вод и четкие экологические обязательства. В Евросоюзе, например, если Австрия приняла два кубокилометра дунайской воды с определенным качеством, она должна передать ниже по течению Словакии и Венгрии те же два кубокилометра с теми же параметрами.

Астана и Москва ратифицировали конвенцию. Пекин – нет.

– Фактически в руках Китая – будущее целых регионов Казахстана и России, – заметил в заключение Анатолий Белослюдов. – И пока он распоряжается этим будущим по своему усмотрению. Но рано или поздно трем странам придется договариваться и искать компромисс.

Хорошо бы договориться пораньше. Пока еще Черный Иртыш скорее жив, чем мертв. Пока еще спасти реку можно.

Вопрос министру иностранных дел Ержану КАЗЫХАНОВУ и министру охраны окружающей среды Нургали АШИМОВУ:

Какие меры приняли ваши ведомства, чтобы руководство КНР подписало соглашение по Черному Иртышу и Хельсинкскую конвенцию?

Усть-Каменогорск – Черный Иртыш

[X]