Опубликовано: 13200

Кто летает на казахстанских истребителях?

Кто летает на казахстанских истребителях?

Перед взлетом не снимать, в день рождения не летать, с приказом об отпуске к самолету даже не приближаться. В уставе военных летчиков об этих правилах не сказано ни слова, но каждое из них пилоты чтут, на каких бы машинах они ни летали.

Наша гордость

Вот уже полгода, как в Казахстане сформирована целая эскадрилья из новейших истребителей поколения 4++ Су-30СМ. Эти самолеты сверхманевренны, могут вести огонь и по воздушным, и по наземным целям одновременно. От последнего, в настоящее время пятого, поколения военных самолетов их отличает лишь отсутствие стелс-технологии. Как говорят завсегдатаи различных авиафорумов в Интернете, российским Су-30 и не надо быть невидимыми: они способны отбить практически любую атаку либо резко изменить траекторию движения и уйти от битвы. Кроме того, стелс достигается за счет снижения мощности радаров, то есть самолеты пятого поколения хуже в разведке. В общем, казахстанская армия закупила самые нужные стране самолеты.

Все 12 новеньких истребителей базируются на авиабазе под Талдыкорганом: они охраняют южные рубежи не только Казахстана, но и всех стран ОДКБ.

До конца года согласно контракту с российским заводом “Иркут” к нам прилетят еще 8 Су-30СМ, они разместятся в Шымкенте.

Пока же министерство обороны РК решило показать журналистам работу талдыкорганской эскадрильи.

– Самая главная особенность наших самолетов в том, что они многоцелевые. В других городах есть, например, перехватчики. Или бомбардировщики. То есть те самолеты не могут изменить свое предназначение. А Су-30 может быть как перехватчиком, так и бомбардировщиком, и истребителем, – с гордостью рассказывает о подопечных стальных птицах военный летчик Мирас АЙДАРУЛЫ.

Успех в воздухе делают на земле

В это время команда техников приступила к подготовке самолетов к тренировочным полетам. Борта расчехляют, проверяют исправность приборов, навесного оборудования. На предполетную подготовку одного самолета нужно примерно четыре часа. К повторному полету в тот же день борт готовят уже в течение часа. Нурлан Орманбетов: Родину защищать – высокая честь!

– От нас успешность полета зависит на 99 процентов, если не на 100. Потому что все отказы техники, опасные в полете, обнаруживаем мы на земле, – рассказывает старший авиационный техник Ерсултан ЖОЛАМАН.

И пилоты отмечают, успех любого вылета зависит от наземной работы. Поэтому, прежде чем сесть за штурвал, летчики много тренируются на тренажерах.

Перед каждым вылетом учат маршрут на специальном плацу возле взлетно-посадочной полосы. На асфальте схематично нарисованы город, реки, горы и границы пилотажной зоны.

– Мы берем в руки модель самолета и пешком отрабатываем маршрут полета: завороты, точки подъема и снижения. В полете времени мало, и маршрут ты должен запомнить на земле. Если человек не сдает маршрут на земле на отлично, его отстраняют от полета, – рассказывает старший летчик авиационного звена Ерболат АЖИМУРАТОВ.

Как он объясняет, о навигации в воздухе думать уже особо некогда: Су-30СМ предполагает много боевых задач, на них и должен быть сосредоточен командир экипажа. Но при этом второй пилот все же следит за точностью маршрута.

Как стать пилотом?

Почти все летчики талдыкорганской авиабазы – молодежь, вчерашние выпускники Военного института Сил воздушной обороны имени Талгата Бегельдинова. Чтобы попасть в этот вуз, надо обладать поистине богатырским здоровьем, отлично знать математику, физику. Знание иностранных языков – большой плюс. И сюда поступают за настоящей мечтой.

– В роду у нас никто не летал. Однажды я узнал, что Нурсултан Назарбаев с детства хотел стать летчиком. Я очень захотел осуществить эту мечту. У меня появилось желание достичь того, чего не смог достичь Нурсултан Абишевич, – признается Мирас Айдарулы.

Но далеко не все поступившие в летную академию становятся пилотами: кто-то не справляется с учебной нагрузкой, кто-то хорош в теории, но в самолете освоиться не может – не выдерживает перегрузок либо не может правильно оценивать расстояние до земли. Это все индивидуальные особенности организма.

Как рассказал нам 23-летний летчик-истребитель Темирлан БАЙМЕНОВ, на его курс пришли 15 курсантов. Дипломы получили 8. Сейчас у парня уже 180 часов налета, но он до сих пор помнит сложности, с которыми пришлось столкнуться. Истребители военной авиации: проблемами ВВС Казахстана занялся Совет безопасности страны

– Поначалу сложно привыкнуть к перегрузкам: выходишь из самолета весь красный. Но потом нормально, – рассказывает Темирлан.

У военного летчика несколько костюмов для полета. В самый простой вылет он обязан взять с собой кожаную куртку.

Если самолет загорится, то ею можно легко затушить пламя. Для вылета, предполагающего резкий набор высоты, пилот надевает ВКК – высотно-компенсирующий костюм, для исполнения фигур высшего пилотажа – ППК – противоперегрузочный костюм. И в тот, и в другой вшиты специальные шланги, которые подключаются к самолету, и когда машина уходит в пике, то по шлангам подается газ, увеличивающий давление на конечности. Благодаря этому пилот не теряет сознания при перегрузках. А они при выполнении некоторых фигур пилотажа доходят до 9 единиц.

Не только по приборам

Никто из позирующих для камер и дававших интервью летчиков в тот день не летел. Примета плохая – фотографироваться перед стартом.

– Перед полетом нельзя фотографировать, прощаться… Ну то есть если кто-то собирается в полет, то ему никто не говорит “пока” или “до скорого”. В пятницу, 13-го, стараемся не летать и в свой день рождения. Нельзя летать, когда в кармане уже лежит отпускной билет. Много примет есть, мы их стараемся не нарушать, – признается Темирлан Байменов.

Дело не только в суеверии, просто соблюдение вроде бы нехитрых ритуалов придает человеку уверенность. А ни один генерал не будет отрицать, что хороший настрой бойца – уже половина победы.

НУР-СУЛТАН – ТАЛДЫКОРГАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи