Опубликовано: 2389

Крымское предупреждение

Крымское предупреждение

В России на неделе объявили день траура по погибшим в наводнении на Кубани, особенно в Крымске. По одним данным, их более 170, по другим – до 2 тысяч. Водой смыло тысячи домов. Поневоле задумаешься: а что у нас с водными объектами? Крупнейший город страны Алматы вырос до невероятных размеров, количество жителей приближается к 2 миллионам. Тем более поражают масштабы

застройки здесь русел селеопасных рек.

Официальный ответ

Даже беглый взгляд на фото, которые мы сделали на днях, показывает, что, несмотря на принятый Водный кодекс (2003 г.) и постановление правительства (2004 г.) об особом режиме использования водоохранных полос, в Алматы по сей день продолжается активная застройка русел рек. Сотни помпезных особняков возведены вдоль русла Большой Алматинки. Вплотную дома подступили к берегам Аксайки, Малой Алматинки и Султанки. А мелкие речки в нижней части города вовсе теряются во дворах под плотной застройкой домов (все снимки – на сайте “Каравана”, www.caravan.kz).

На вопрос, насколько опасно подобное строительство в руслах рек с точки зрения их затопления, первый заместитель главного архитектора Алматы Жанат АЙТЛЕУ заверил журналиста “Каравана”: “Теоретически, конечно, это опасно, но наводнения, как в Крымске, у нас не будет. Потому что в верховьях и Большой, и Малой Алматинки, и Есентайки есть плотины и шлюзы. Если вода поднимется, ее будут отводить по другим речкам. Так что такой опасности нет. Другое дело, что, согласно Водному кодексу, водоохранные полосы должны быть не менее 35 метров шириной по каждую сторону реки. Все эти жилые и другие здания построены еще в то время, когда таких ограничений не было. Их земельные участки узаконены и оформлены в частную собственность. Чтобы их освободить, нужны большие деньги на их выкуп. Таких денег нет, поэтому и стоят эти дома”.

Домик на песке

А вот еще более интересный факт чуда алматинской архитектуры в центре Медеуского района – 10-этажный дом на пересечении улиц Луганского и Сатпаева. Он красуется прямо в русле Малой Алматинки! Говорят, люди начинают съезжать отсюда в другие районы, не выдержав круглосуточного шума горного потока. Дом введен в эксплуатацию несколько лет назад, но на его стенах уже немало трещин.

Этот дом вообще “уникальный”, – высказывает свое мнение профессор Казахской головной архитектурно-строительной академии Павел САВРАНЧУК.Это довольно рискованный эксперимент. Дом выстроен на так называемой демферной подушке. Его фундамент и основание существуют как бы отдельно друг от друга. По задумке его авторов, это должно гасить подземные толчки при землетрясениях. Само по себе это хорошо, но беда в том, что вся эта конструкция выстроена на подвижных речных галечных грунтах. К тому же под домом имеется подземный паркинг, уровень пола которого ниже уровня протекающей рядом речки. В случае затопления вода в первую очередь пойдет в этот подвал. А подпитка и размывание грунтовыми водами основания дома могут приводить к образованию под ним пустот. К чему это приведет, мы видели на примере рухнувшего дома в карагандинском жилом комплексе “Бесоба”.

– А что касается слов по поводу защищенности Алматы противоселевыми плотинами, то могу сказать, что плотины имеют свой срок жизни, – отмечает профессор Савранчук. – И требуют регулярного ухода, ремонта и мониторинга. Но наши службы селезащиты настолько слабо финансируются, что регулярный и всесторонний мониторинг за состоянием водных объектов вести не могут. И, конечно, в случае возникновения чрезвычайных ситуаций, к примеру если пойдет сель, масса домов в руслах рек станет дополнительным утяжелителем грязекаменного потока.

Показателен и такой факт: когда в Караганде рухнул дом, то быстро выяснилась вина членов комиссии, подписавших акт о приемке дома. Но почему работа таких комиссий проверяется только после чрезвычайных ситуаций? Кто, например, дал разрешение и принял в эксплуатацию тот же дом в Алматы на пересечении улиц Луганского и Сатпаева?

Из пушки по воробьям

Но неверно было бы думать, что местные акиматы в упор не видят дома, расположенные в руслах рек. В Турксибском районе, например по улице Молдагуловой, 7, отыскался один домик учительницы Татьяны Мясоедовой. С 1988 года он является частной собственностью ее семьи, но земля под домом его владельцам не принадлежит. На ее приватизацию управление земельных отношений наложило запрет, поскольку считает, что участок расположен в водоохранной полосе реки Баскарасу. Правда, у соседей Мясоедовых акты частной собственности на землю в той же водоохранной полосе давно имеются. Но как равные граждане оказались по разные стороны правового поля? Закон ведь для всех един!

Ко всему прочему, побывав в доме Татьяны Мясоедовой, мы обнаружили вместо речки лишь небольшой арык, который и называет земельная комиссия водоохранной полосой. В то же время настоящая полноводная река течет в нескольких кварталах отсюда, на углу улиц Вавилова и Успенского. А вот на ней на виду у всех как раз и строится совсем свежий особняк. По словам мужчины, представившегося его владельцем, государственный акт на эту землю ему выдали совсем недавно.

Вот такую “масштабную битву” за нашу безопасность ведут чиновники. Словно нет сейчас возросшей сейсмической активности, об угрозе которой для Алматы говорят уже даже в Америке. А что делается для укрепления селезащитных плотин города? И делается ли вообще? Стихия не пощадит бездействие. И расплачиваться придется человеческими жизнями.


[X]