Опубликовано: 3800

Криминальные истории Алма-Аты: как ученый и писатель оказался аферистом

Криминальные истории Алма-Аты: как ученый и писатель оказался аферистом

Эта некрасивая история началась в Алма-Ате в 1964 году с жестокого убийства и закончилась спустя три года громким скандалом: в ее эпицентре оказался уважаемый историк и литератор, именовавший себя не иначе, как героем Гражданской войны Виктором Савельевичем Бойко.

– Если бы этого человека зимой 1963-го сотрудники алма-атинской милиции не пригласили в качестве понятого, то громкого разоблачения, возможно, могло и не произойти, – рассказывала нам бывший директор музея ДВД города Алматы Людмила Михайловна КОЛЕСНИКОВА.

Однако все случается так, как получается.

Кузнец погиб, спасая чужую жизнь

…Ранним февральским утром рабочие, торопясь на смену, в одном из проулков ниже улицы Ташкентской (сейчас проспект Райымбека) наткнулись на человека, неподвижно лежавшего на утоптанном снегу. Конечно, сразу же вызвали “скорую” и милицию. Медики установили, что человек скончался. Пожилой, высокий и физически, видимо, очень сильный мужчина, скорее всего, стал жертвой разбойного нападения. Смерть, по мнению врачей, наступила от множественных колюще-резаных ранений. Рядом валялась пара свертков с продуктами и буханка хлеба, а чуть поодаль оперативник обнаружил старинные часы “Омега”. На убитом не было верхней одежды, шапки и обуви. Даже карманы брюк оказались вывернуты. Коварный камень, или Убийца пришел на закате

Преступление раскрыли по горячим следам. В тот же день милиционеры выяснили, что погибшего звали Николаем Петровичем Зленко, он трудился кузнецом на заводе и проживал неподалеку. Нашли и свидетельницу нападения – молоденькую девушку. Она рассказала, что накануне вечером шла домой и к ней пристала компания подвыпивших парней. Если бы не вмешательство пожилого мужчины, для нее все могло бы закончиться очень печально. Но беда в том, что, когда началась драка, девушка попросту сбежала, не потрудившись даже позвать кого-нибудь на помощь. Известие о смерти своего заступника она встретила громкими рыданиями, но слезами, как известно, горю не поможешь…

Благодаря тому что она описала внешность двух участников нападения, оперативники уже к вечеру смогли задержать всех четверых подозреваемых. Трое имели судимости за хулиганство и грабежи, а у четвертого нашли орудие преступления. Нож, сработанный на зоне под финку, лезвие которого было в бурых пятнах, милиционеры во время задержания обнаружили у него в кармане.

Понятым пригласили… афериста

На обыск квартиры хозяина ножа – Эдуарда Митрофанова и был приглашен понятым ученый-историк и писатель товарищ Бойко. Он охотно согласился, заявив, что является орденоносцем и участником нескольких войн. Во время следственных действий в шифоньере нашлась ондатровая шапка убитого кузнеца Зленко. И хотя подозреваемый от всего отказывался, двое его дружков рассказали, как вместе с ним напали на пожилого мужчину. По их словам, ножом потерпевшего бил именно Митрофанов. Позже на его одежде были обнаружены следы крови кузнеца.

Ондатровую шапку среди трех таких же уверенно опознала сестра погибшего.

– Как же вас таких земля носит! – зарыдала женщина. – Коля эту шапку и месяца не успел проносить! Без срока давности: в Караганде убийца найден спустя 33 года

Так была обезврежена шайка налетчиков, которая под предводительством Митрофанова занималась ограблением одиноких прохожих. Причем под неусыпным контролем “пахана” – недавно откинувшегося с зоны матерого уголовника Василия Маточкина по прозвищу Штырь. Тот давал пацанам ценные советы, за которые половину добычи забирал себе. При этом он говорил, что деньги отсылает в лагеря, для осужденных. На самом же деле ежемесячно ходил в сберкассу и клал себе на счет немалые суммы.

Была раскрыта целая серия грабежей и хулиганских нападений в Октябрьском и Калининском районах Алма-Аты. Всех членов шайки осудили к длительным срокам лишения свободы.

“Писатель” хотел войти в доверие

Побывав на обыске в роли понятого писатель и ученый Бойко заявил следователю Сергею Воронину, что его настолько вдохновило расследование, что он обязательно посвятит ему повесть. И зачастил в Октябрьский райотдел милиции. Так началось их знакомство. Причем он до смерти надоел своими визитами не только капитану милиции, но и всему руководству РОВД. Тогда никому из милиционеров и в голову не могло прийти, что через несколько месяцев им придется проводить расследование в отношении самого ученого-орденоносца.

Визиты историка-литератора к милиционерам продолжались несколько месяцев, а потом он куда-то исчез.

Через три года следователь Воронин, теперь уже майор, случайно встретил Бойко возле железнодорожных касс Казанского вокзала в Москве. Узнав, что майор тоже возвращается в Алма-Ату, Бойко сокрушенно вздохнул:

– Если бы я знал раньше, тогда обязательно забронировал бы в правлении Союза писателей СССР билет и для вас!

Затем развел руками и скрылся в толпе. Воронин же смог сесть на скорый поезд № 8 лишь через два дня.

Примерно через пару месяцев после этой встречи майора вызвал к себе начальник управления и рассказал ему о подозрениях старого чекиста – пенсионера Морозова. Тот высказал свои подозрения о своем соседе Бойко. Убить Робина Гуда: почему казахстанцы оправдывают ограбления банков

– Странный он какой-то, – сказал подполковник КГБ СССР в отставке. – То говорит, будто писатель, то историком себя называет. Недавно вот узнал, что выдавал себя за собственного корреспондента газеты “Правда”.

Бойко занимался шантажом и вымогательством! Как выяснилось, старому чекисту пожаловался директор автобазы, по словам которого, “собкор” заявил, что имеет на него компромат и обязательно опубликует материалы в союзной “Правде”. Бойко не раз назначал директору встречи в ресторанах, где пьянствовал за его счет. Но Воронин никак не мог поверить, что герой Гражданской войны, писатель-орденоносец способен на такое.

Человек один, а биографии разные

Все же было решено осторожно проверить сигнал чекиста Морозова.

Майор нанес визит в Союз писателей Казахской ССР и аккуратно изложил суть вопроса заместителю председателя. Тот внимательно его выслушал, а потом сказал, что поведение Бойко вызывает подозрение и у него самого. Он показал следователю анкету, которую тот заполнил собственноручно. В ней Воронин обнаружил ряд несоответствий. Так, например, Бойко указал, что в 1931 году он окончил литературный факультет в Киеве, в 1935-м – исторический факультет в Харькове, в 1937 году защитил кандидатскую диссертацию в Москве, а с 1937-го по 1940-й преподавал историю и литературу в московских вузах. Для уточнения данных необходимо было побеседовать с самим Бойко. Но он покинул Алма-Ату и занимал должность доцента кафедры всеобщей истории в педагогическом институте Семипалатинска. Туда его направило Министерство просвещения Казахской ССР. Убийство Чиванина. Детектив длиной в 14 лет

При проверке анкеты, которую Бойко заполнил в министерстве, оказалось, что он сообщил о себе совершенно иные сведения, чем в Союзе писателей. Написал, что учился не в Киеве, а в Харькове, а преподавал не в московских, а в харьковских вузах. Причем в одни и те же годы. Подозрения старого чекиста Морозова, кажется, начали подтверждаться. Но, чтобы не допустить ошибки, милиционеры продолжили проверку. Вскоре они узнали, что из Семипалатинского педагогического института героя уволили по причине полного незнания предмета, который тот преподавал. Но, видимо, догадываясь о подобном исходе, Бойко предусмотрительно закидал письмами с предложением своих услуг несколько вузов страны. Их он подписывал однотипно: “кандидат исторических наук, орденоносец Бойко В. С.”.

И ему пришло не одно, а сразу несколько предложений. Ну откуда, спрашивается, ректоры вузов могли знать, что приглашают мошенника? Так Бойко получил должность преподавателя на кафедре истории в пединституте Кемерово, а спустя пару месяцев “подсидел” декана и занял его кресло. Следствие выяснило, что при оформлении на эту работу Бойко вновь сообщил о себе сведения, которые также не подтвердились при проверке. Это был третий официальный вариант его биографии.

Фальшивый герой

С четвертым Бойко познакомил майора Воронина, находясь у него на допросе. Но расколоть афериста оказалось не так-то просто. Виктор Савельевич изворачивался, словно уж. Он предъявил следователю целую стопку документов, которые, как и другие аферисты, всегда имел при себе. Большинство этих документов вызывало сомнение. Диплом об окончании в 1933 году Харьковского института профессионального образования, по заключению графической экспертизы, оказался заполненным рукой самого Бойко. Тот этого даже не отрицал, так как, по его словам, документ выгорел на солнце и чернила выцвели. Поэтому, мол, он его и подправил. Так, не смущаясь, “историк” мог объяснить любую нелепицу. Когда же ему предъявили подписанный прокурором ордер об аресте, он принялся возмущенно кричать о происках врагов, завидующих его литературной славе. Послевоенная Алма-Ата – гнездо фашистских диверсантов

Во время обыска в квартире “ученого” милиционеры нашли массу фиктивных документов. Вымыслом оказались и его подвиги во время Гражданской войны. Дело в том, что Бойко утверждал, будто является соратником красного командарма Михаила Васильевича Фрунзе. В качестве доказательства он показывал заверенную одним из доверчивых районных военкомов копию письма полководца Фрунзе, адресованного “всем военным и гражданским ведомствам РСФСР”. В документе было сказано, что боец Первой конной армии Бойко 6 октября 1920 года на Турецком валу проявил чудеса отваги. Он лично уничтожил офицерскую вражескую заставу из 16 человек, отбил у белых три пулемета “максим”, которыми рассеял эскадрон противника. Но, как показало расследование, Бойко вообще не принимал участия в Гражданской войне.

Проверили и его утверждения о том, что он является кавалером ордена Красной Звезды Украинской ССР. В ходе расследования выяснилось: на Украине никогда не учреждалось такого ордена. А знак, который носил “герой”, был юбилейным жетоном, который вручали в ознаменование 10-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции рабочим киевского завода “Арсенал”. Попутно милиционеры выяснили, что Виктор Савельевич уклонился от призыва в армию во время Великой Отечественной войны. Преподаватели КазГУ, проверив его познания в области истории, пришли к единодушному выводу: они находятся на уровне программы 4–5-го класса средней школы.

Суд приговорил мошенника к 5 годам лишения свободы.

Фамилии и имена действующих лиц изменены по этическим соображениям

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи