Опубликовано: 1105

Кремль и Акорда строят суперкорпорацию

Кремль и Акорда строят суперкорпорацию

“Казахмыс” сольется с российским “Металло-инвестом”?

История создания обеих компаний, комсомольско-партийное прошлое владеющих ими олигархов и их близость к власти дают все основания предположить, что слияние компаний – проект государственного масштаба.

После того как в июле корпорация “Казахмыс” объявила о возможном объединении с холдингом “Металлоинвест”, казахстанские и российские СМИ принялись наперебой цитировать всевозможных аналитиков, объяснявших предполагаемую сделку рыночными выгодами. Например, одна из ведущих российских инвестиционных компаний утверждает, что наибольшую выгоду от объединения владелец “Металлоинвеста” миллиардер Алишер Усманов получит в виде… доступа на Лондонскую биржу, где уже котируются бумаги “Казахмыса”, что позволит всем заинтересованным лицам хорошо заработать на росте стоимости акций.

Что мешает его компании стоимостью в 25 миллиардов долларов выйти в Лондон самостоятельно, знатоки рынков не объясняют. И уж совсем редко эксперты вспоминают, что оба сырьевых холдинга созданы при помощи и под непосредственным контролем властей двух стран – России и Казахстана.

Олигархи-“путинцы”

Холдинг “Металлоинвест” занимает первое место в России по объемам производства железорудного сырья — около 40 миллионов тонн в год (более 40 процентов от общего объема производства), и пятое место по объему выплавки стали. В прошлом году чистая прибыль компании составила 1,1 миллиарда долларов. Алишер Усманов владеет половиной холдинга.

Несколько лет назад олигарх в одном из интервью озвучил свои планы на будущее: “…Российский горно-металлургический комплекс создавался как единый: меткомбинаты строились рядом с сырьем. Рано или поздно эта тенденция начнет возвращаться: возле основных источников сырья, ГОКов, будут строиться новые металлургические комбинаты со всей инфраструктурой, производственным потенциалом и новой технологией переработки этого сырья”. Сегодня ясно, что он имел в виду не только Россию.

Партнерами Алишера Усманова в “Металлоинвесте” являются люди, не менее близкие к власти. Третью холдинга владеет Андрей Скоч – бывший сотрудник КГБ, ставший депутатом российской Госдумы в возрасте 32 лет. Еще 20 процентов принадлежат уроженцу Алматы Василию Анисимову – единственному российскому предпринимателю, допущенному в уранодобывающую отрасль Казахстана. Его компания в 2006 году получила 25 процентов СП “Акбастау”, имея в качестве партнеров госкомпании “Техснабэкспорт” (Россия) и “Казатомпром”.

Наше досье

Нынешний российский магнат – выходец из семьи советского партработника. Его отец в 1980-е

был прокурором Ташкента, а сам Усманов в 1976 году окончил МГИМО по специальности “Международное право”. Во время учебы будущий миллиардер познакомился с Сергеем Ястржембским, который в 2000 году стал помощником президента России Владимира Путина.

После окончания института работал младшим научным сотрудником Центра научной информации при президиуме Академии наук Узбекской ССР, был старшим референтом ЦК ЛКСМ Узбекистана.

В конце 1990-х Алишер Усманов вместе с другими “путинскими” выдвиженцами пришел в “Газпром”. С его именем связывают возврат государству проданных при Ельцине в частные руки газовых и химических компаний – “Севернефтегазпром” (крупнейшее Южно-Русское месторождение), “Запсибгазпром” и “Сибур”. “В награду” Усманов получил “непрофильные” активы “Газпрома”, объединенные

в компанию “Газметалл”, которые и стали основой его империи.

Астана дает “добро”?

“Строительство” казахстанского участника возможной “сделки века” шло по схожей схеме. Сначала госпакет “Казахмыса” – крупнейшего в Казахстане производителя меди, серебра и золота – был передан нынешним владельцам в управление, а затем частично продан. Владелец “Казахмыса” Владимир Ким тоже был близок к власти – в советское время он работал инструктором райкома партии в Алма-Ате, затем заместителем председателя райисполкома. В годы перестройки и в первые годы независимости г-ну Киму было доверено руководить Фондом культурного, социального и научно-технического развития Казахстана – структурой, весьма близкой к высшему руководству страны. В июне 2000 года государство передало ему в управление свою долю в АО “Корпорация “Казахмыс”. Сегодня Владимир Ким контролирует 45,7 процента “Казахмыса”.15 процентов компании принадлежат государству.

Еще пару лет назад шахтер на рудниках Жезказгана получал всего 300 долларов в месяц. А когда цена на медь упала до 1300 долларов за тонну, горнякам даже снизили зарплату на 10 процентов, пообещав добавить, как только цены пойдут вверх. В то же время “Казахмыс” в отличие от западных инвесторов никогда не стремился избавиться от “социалки”, а когда власти наконец заговорили о “достойной оплате труда”, тут же послушно начал платить рабочим в два-три раза больше прежнего.

По следам Абрамовича

Сегодня “Казахмыс” фактически выступает агентом государства в сделках по выкупу “полезных” активов у иностранных инвесторов. Например, перед покупкой “Казахмысом” у американской AES Экибастузской ГРЭС-1 и угольного разреза Майкубен иностранцев серьезно прессовали налоговые и антимонопольные ведомства. В феврале этого года Нурсултан Назарбаев поручил правительству “начать реально управлять акциями горно-металлургических компаний”. Уже в июне госпакет в 7,66 процента акций ENRC обменян на 15 процентов акций “Казахмыса”. После этой сделки доля республики в ENRC выросла с 14,59 до 22,24 процента. Теперь государство имеет крупные пакеты в обеих компаниях и право на участие в управлении.

Все эти шаги становятся более понятными в свете последних событий на мировых финансовых рынках. Некоторые эксперты считают, что ставка Казахстана на ускоренное развитие экономики путем привлечения инвестиций и заемных средств себя не оправдала. Ни отечественные банки, ни иностранные инвесторы не готовы вкладываться в модернизацию инфраструктуры и электроэнергетики. Государству же все труднее выполнять социальные обязательства и одновременно снижать налоги для малого и среднего бизнеса.

Возможно, Казахстан использует полезный опыт соседа. В России подобные проблемы сначала пытались решать путем безвозмездного отъема собственности (ЮКОС). В конце концов власти решили, что доллар все равно обесценивается, а поэтому основным способом возврата активов стала их покупка по “договорным” ценам, сильно уступающим рыночным. На таких условиях продал свои активы Роман Абрамович.

Алишер Усманов не исключает подобного сценария и для своей компании. “…У каждого времени своя оценка актива. “Сибнефть” покупали за 170 миллионов долларов, а государство ее выкупило за 13 миллиардов — и не обиделось. А если вдруг “Газпром” захочет войти в состав акционеров “Газметалла”, остальные акционеры будут только рады”, – отметил он в одном из интервью. Деньги в любом случае будут выплачены. А футбольный клуб в Англии у олигарха тоже уже есть – несколько лет назад он приобрел долю в лондонском “Арсенале”.

При любом раскладе о будущем миллиардеров и их потомков можно не беспокоиться. Казахстан больше интересуют перспективы развития собственной экономики. Создание крупной металлургической корпорации с госучастием двух стран могло бы дать мощный толчок росту в нашей республике всех отраслей, связанных с металлообработкой. Собственные сырьевые ресурсы позволили бы наконец решить вопрос с митталовским Карметкомбинатом, который своей ценовой политикой и небогатым ассортиментом продукции много лет тормозит развитие машиностроения и строительной индустрии в Казахстане.

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...

[X]