Опубликовано: 31600

Корреспонденту "Каравана" предложили сделать минет

Корреспонденту "Каравана" предложили сделать минет

Как же дрожали мои бедные коленки, когда я входила в этот недобрый зал, бьющий по ушам пугающими ритмами, зловеще мигающий проблесками подсветки! Совсем еще юная дебютантка несла свое полуобнаженное девичье тело под похотливые взгляды сотен мужских глаз!

Честно сказать, сотен глаз в зале не набиралось. Еще честнее – их было два. Да и смотрели они мимо меня куда-то в направлении барной стойки.

Жребий брошен

…Когда коллеги узнали о моей задумке увидеть жизнь стриптиза изнутри, я почувствовала себя звездой. Сорвавшейся и стремительно падающей куда-то в черную бездну.

Сначала редактор с сомнением окинул взглядом мою субтильную фигурку и предложил сменить тему. Заняться, например, проблемами брошенных животных. Затем коллега Асхат, обычно деловитой рысцой пробегавший мимо, запинаясь и краснея, пригласил меня на обед. Ну а когда в наш кабинет зачастили сотрудники из соседних отделов, я поняла: жребий брошен, мосты сожжены.

Если верить психологам, чуть ли не каждая женщина втайне мечтает продемонстрировать свое тело незнакомым посторонним мужчинам. У большинства эти мечты так и остаются нереализованными фантазиями. Я решила стать меньшинством.

И даже не столько утоление эксгибиционистских наклонностей владело мной, сколько всегдашнее нездоровое любопытство и желание устроить экзамен своим комплексам.

Чтобы красиво раздеться...

Первым шагом стал выбор места будущей работы.

Развлекательные заведения со стриптизом в нашей южной столице давно перестали быть редкостью. Услужливый “Гугл” сходу назвал мне клубы “Казанова”, “Matrioshka”, “Бюро Nahodok”, “Office”, “Пионерская правда” и даже почему-то “Барвиха”.

К моему удивлению, почти на каждом сайте присутствовал раздел вакансий, опровергающий досужее нытье про безработицу и кризис. Во всяком случае, применительно к отдельным профессиям.

Одному из городских клубов с более или менее положительными рекомендациями и досталось счастье в виде восходящей звезды стриптиза. В моем скромном миловидном лице и остальных частях тела.

Говорят, что кандидаты в космонавты проходят строгий отбор. Наверняка серьезные испытания выпадают на долю претендентов в спецназ или десантные войска. Но если вы не проходили кастинг на пост стриптизерши, то не знаете смысл выражения “щекотать нервы”.

Вначале меня попросили станцевать и раздеться. Перед совершенно незнакомыми людьми! Как хорошо, что трусики и лифчик оказались одного цвета! Сняв за кулисами джинсы, носки и блузку, под бешеные удары сердца я вышла на сцену. Заиграла музыка. И я, двигаясь эротично и соблазнительно (в моем представлении!), начала путь к заветной цели. До сих пор надеюсь, что это было не очень смешно. К счастью, обнажение закончилось снятием лифчика.

– Хорошо, – сказала репетитор Мария, – завтра в 7 вечера на учебу.

Как выяснилось, для того чтобы красиво раздеться, нужно было красиво одеться. Моей новой профессии требовалась спецодежда в виде короткого, легко сбрасываемого платья, туфелек на безумно высокой платформе и, конечно, красивого сексуального белья.

Платье я на первых порах решила использовать свое, а белье и стрипы (туфли для стриптиза) приобрела в секс-шопе, записав в расходы около тридцати тысяч тенге.

Фото Тахира САСЫКОВА
Фото Тахира САСЫКОВА

Надо сказать, что дорогих элегантных секс-туфель хватило всего на пару десятков выходов. То ли обувь оказалась непрофессиональной, то ли артистка ей досталась чересчур темпераментная.

Я делаю первый шаг

Обучение началось с самого важного – стриптизного шага. Если пройтись таким по улице, наверняка придется познакомиться с новыми поклонниками или патрульными полицейскими. Но настоящие танцовщицы должны ходить красиво! И нас учили: передвигаться по сцене, в зале среди гостей, подходить к столикам.

Вторым этапом занятий стали крутки. Так на профсленге назывались движения вокруг специального шеста – пилона. От них слегка кружилась голова.

– У тебя красивые волосы, – сказала мой тренер, – обязательно крути ими.

Вдохновленная, я не отходила от шеста, пока не заболела шея.

Затем мы ставили небольшие номера и короткие танцы с выходом на сцену.

И вот на пятый день мне сказали, что сегодня я выхожу. Пока, мысленно проматывая фильм “Шоугелз”, дрожала в предвкушении, меня завели к визажисту. Кстати, услуги визажиста и стилиста в размере 20 тысяч тенге ежемесячно должны были минусоваться из моей будущей зарплаты.

Хорошо, что в первый раз со мной была Алина – девушка более опытная, уже работавшая в другом клубе. С ней я чувствовала себя хоть немного увереннее.

Первый выход! Я пытаюсь дышать ровнее. Кровь стучит в висках, заглушая мелодию, платье предательски задирается, распущенные волосы липнут к губам. Но я делаю первый шаг!..

С перепугу кажется, что зал полон. Заученный танец почему-то кончается раньше музыки. В ужасе я начинаю импровизировать, даже не представляя, как это выглядит со стороны, сбрасываю платье и панически бегу из зала, забыв про чаевые.

За кулисами девочки ждут своей очереди – в гардеробной вывешен листок с порядковыми номерами. У каждой один танец под одну композицию.

С интересом прислушиваюсь к разговорам, постигаю атмосферу трудового коллектива. Судя по американскому сериалу, где-то здесь в кулуарах артистки стриптиза должны сводить счеты, выяснять отношения, драться и пакостить друг другу.

Девочки, однако, ведут себя спокойно. Я бы сказала, скучно и бытово. Кто-то смотрит фильм, кто-то штудирует учебные дисциплины – скоро сессия, кто-то просто примеряет наряды.

Немного отдышавшись от ужаса первого выступления и выровняв уровень адреналина, я присаживаюсь на стул в ожидании подруги. Та возвращается с тремя “кэшами” в тоненьких трусиках.

В стриптизах Алматы девочкам платят зарплату только гости. Из своего кармана, меняя тенге на так называемые “кэши” – условные денежные знаки клуба. Курс одного “кэша” – от 500 до 1 000 тенге. После выступления девочки обменивают “кэшки” обратно уже по сниженному курсу – с каждой бумажки заведение удерживает 200 тенге. В качестве своеобразного подоходного налога.

Поняв, что остаюсь без заработка, я делаю глубокий вдох и выхожу к гостям.

200 тысяч тенге за бутылку шампанского!

Завертелась моя новая трудовая жизнь в ритме круток на пилоне.

…16.00. Надсадно звенит будильник смартфона. Кто я? Где? Зачем? Сбитый с привычного графика организм медленно осваивает новые ощущения. Спешный завтрак, душ, легкая косметика на бледное лицо. Час занятий на пилоне – и снова в бой.

Цокаю каблуками, как эскадронная лошадка. Искусительной змеей обвиваюсь вокруг шеста.

Я вкладываю в танец всю доступную страсть. Мои движения переполнены эротизмом. Изгибы тела чаруют. Гость пристально следит за откровенными па и наконец соизволяет открыть рот:

– Девушка, а что это вы делаете?

– Танцую, – я одариваю его взор еще несколькими страстными телодвижениями. Повисает пауза. Лицензия на стриптиз. НЮансы и финансы

– А зачем? – скептически интересуется гость…

За соседним столиком мужчина лет сорока хлопает танцовщицу по попке. Трогать нас запрещено. Но как объяснить выпившему разницу между продажей танца и тела. Да и урожай “кэшек” без этого будет скуден.

Заработать можно и другим способом. Мне рассказали о нем на второй день. Имя ему – консумация. Или проще – развод клиента на дополнительные траты в виде коктейлей, шампанского и других угощений. Определенный процент идет девушке в карман.

Поначалу мне этот способ казался малореальным – цены в заведениях потолочные, девочек много (зачастую больше, чем гостей), каждая садится оголенной попой тебе на колени. Однако впоследствии я убедилась, что встречаются гости, для которых пара десятков, а то и сотен тысяч (некоторые без колебаний выкладывали по 200 тысяч тенге за бутылку шампанского!) ценности не представляют. Вызвать же симпатию клиента, заставив его сыграть роль разгульного гусара, было делом техники.

На консумации самой можно не пить, тайно попросив бармена принести чай вместо заказанного тебе гостем элитного виски или сок вместо вина. Но если заказавший попробует из твоего стакана яблочный сок вместо коктейля “Секс на пляже”, объяснять подмену придется самой. Ведь цена на них начинается от 7 000 тенге…

– Если я оплачу приватный танец, сделаешь мне минет, – спрашивает гость, только что заказавший мне коктейль.

Отставляю бокал на столе и сообщаю, что в нашем клубе это невозможно. Так меня заверяли при приеме на работу, так мне объясняли знакомые, рекомендовавшие это заведение.

– Ну да, – смеется мужчина, – это ты мне рассказываешь?

От него я узнаю, что услуги орального секса оказываются в стриптиз-клубах сплошь и рядом.

Показывая на своего спутника, возвращающегося из приват-комнаты с моей напарницей, собеседник говорит:

– Видишь, какой он счастливый, уже получил, что хотел.

Его довольный друг садится за столик. Подруга идет исполнять номер у пилона…

Я похожа на Веру Брежневу

За первый рабочий день (занявший всю ночь) денег я не получила. Во второй – заработала три тысячи тенге. На третий день меня пригласили в приват-комнату.

Приватный танец – действо более интимное, чем выступление в зале. Зато и обстановка здесь менее тревожная (при каждом выходе я в страхе озирала гостей, опасаясь увидеть чье-нибудь знакомое лицо).

Отсмотрев танец, клиент сказал, что я похожа на Веру Брежневу, и попросил номер телефона. Естественно, получил вежливый отказ. Девочки потом смотрели на меня с недоумением. Они рассказали, что этот человек очень хороший, при “бабках”. Возможно, он захотел бы забрать меня на выкуп.

Выкуп работает не во всех стриптизах Алматы. Некоторые клубы принципиально не оказывают такие услуги, увольняя сотрудниц за подобное. В нашем заведении он практиковался и стоил тысячу долларов. В меню эта услуга была прописана как “освободить танцовщицу от работы на ночь”.

Официально не заявлялось, что это будет ночь именно секса, но предположить иное мог только очень наивный человек. Да и танцовщица всегда могла отказаться от выкупа, принуждать никто бы не стал. Вот только основные суммы заработка шли именно с этой завуалированной продажи тела.

Позже я узнала, что цена выкупа может варьироваться по договоренности между девочкой и клиентом. Заведению было важно лишь забрать две своих “десятины” – 200 американских долларов. (Кстати, штраф за прогул составлял для нас ту же сумму.)

Высокую красивую блондинку Юлю с пухлыми губами, тонкой талией и большой грудью “выкупили” в 12 часов ночи. В клуб она вернулась следующим вечером, чтобы отпроситься со смены, отдав 200 долларов. Позже уже Юля рассказала, что поехала домой к клиенту заниматься сексом с ним и его женой. Там, под виски, они вынюхали по паре дорожек неизвестного порошка. Юле стало так плохо, что на возвращение в себя ушло несколько дней…

Цена слишком высока

Девочку Амиру на кастинг привел муж – молодой семье катастрофически не хватало денег. Родителям сказали, что она работает танцовщицей гоу-гоу. А что еще сказать? Днем Амира – диспетчер в службе такси. За 60 тысяч тенге.

На первых порах возможность заработать танцем 20–30, а изредка и 50–70 тысяч за ночь вызывает радость. Потом начинаются суровые будни. Работа на износ до шести часов утра с одним выходным в неделю, постоянное недосыпание, “Ред булл”, “Диззи”, кофе в качестве основного меню. Огромные физические и психические нагрузки. Вроде бы выручает алкоголь, но тогда трудно танцевать – Алина однажды упала с пилона.

Да, когда я смотрела стриптиз с гостевой стороны зала, все выглядело куда заманчивее. После нескольких дней работы меня уже не удивляло количество вакансий в клубах Алматы.

На самом деле работу стриптизерши нельзя назвать легким хлебом. Конечно, с хорошими физическими данными, навыками общения и без комплексов здесь можно заработать неплохие деньги. Но цена им будет слишком высока. Оттого редкие девочки держатся в этой профессии более двух-трех лет.

Я же за 10 дней “творческой командировки” заработала 60 тысяч, мозоли на ладошках от пилона, мешки под глазами от ночного графика и осознание того, что внутри самой красивой обертки обычно прячется какая-нибудь отвратительная мерзость.

Нет уж, лучше моей редакции, лучше моей работы нет ничего на свете! Я уютно чувствую себя в офисном дресс-коде. И пусть взгляды коллег мужского пола мне небезразличны, раздеваться для привлечения внимания я не хочу. В конце концов, я не просто кукла с сексуальным (ладно – для кого-то!) телом. Стриптиз для любимого

И только ночами, где-то в самом глубоком потаенном сне меня иногда слепят разноцветные вспышки ламп и ощупывают жадные глаза клиентов зала. Я просыпаюсь, испуганное сердце сбивает удары, и сладко тянет внизу живота…

Встречающиеся в материале имена изменены. В публикации использована информация официальных сайтов алматинских стриптиз-клубов

А. Крейсерская, АЛМАТЫ

[X]