Опубликовано: 1863

Когда каждая трансляция – как удар по нервам

Когда каждая трансляция – как удар по нервам

В Казахстане – стране, завоевавшей семь золотых медалей на последней Олимпиаде, до сих пор нет своего специализированного спортивного канала. Вот в Туркменистане, где два десятилетия в прямом эфире ни разу не показали ни один футбольный матч, есть. И в Узбекистане есть. И в Азербайджане. А в Казахстане нет.Непрофилирующая сфера

Про Россию, где спортивных каналов столько, что местные любители спорта наверняка даже не обо всех знают, можно и не упоминать.

– Спортивных телеканалов в России много, как нигде в мире, – рассказывал “КАРАВАНУ” известный спортивный комментатор Андрей Кондрашов. – У нас есть как общедоступные каналы, так и несколько спутниковых, собранных в единую сеть “НТВ-Плюс”. Так что у зрителя есть выбор. На российском спортивном телерынке идет естественный отбор, который оставляет для зрителей только самые интересные каналы.

В Казахстане о таком богатстве выбора зрителю остается только мечтать. Поэтому даже появление одного такого канала (что, хочется верить, не за горами) станет историческим событием.

Выделение отдельного канала под спортивные трансляции – это веление времени. Убежден, что спортивное телевидение не может развиваться на обычных телеканалах. При всей своей социальной значимости спорт на постоянной основе интересует отнюдь не каждого. Лишь Олимпийские игры или чемпионаты мира по футболу смотрят практически все. Этим соревнованиям место на общедоступных каналах. Но другие старты имеют низкий зрительский рейтинг, поэтому, как правило, и не стоят в эфире в прайм-тайм.

Замкнутый круг

Однако, если не показывать трансляции в удобное время, интерес к спорту у зрителей не появится, и телевидение в данном случае теряет свою главную функцию – пропагандистскую. Вот такой замкнутый круг получается. Разорвать его может только тот, кто первым пойдет на уступки. В этом случае им должно стать государственное телевидение. Понимая, что спортивный канал убыточный, но социально значимый проект, именно оно обязано сделать первый шаг.

Появление спортивного канала должно дать толчок не только росту интереса населения к спорту, но развитию спортивной журналистики. Как это было, к слову, в России.

– Большой толчок развитию спортивной журналистики в России дало появление в 1996 году первого специализированного канала “НТВ-Плюс”, – отмечал А. Кондрашов. – Его руководство набирало комментаторов в штат через различные конкурсы, объявления. Сейчас в России спортивных журналистов уже готовят целенаправленно. В вузах на факультетах журналистики появились спортивные специализации.

Не стреляйте в режиссера

То же самое можно сказать и о других людях, работающих на спортивных трансляциях. В первую очередь – о режиссерах и операторах. Часто казахстанский зритель критикует телевизионщиков за неудачный показ тех или иных соревнований. Но для того чтобы донести до потребителя действительно все нюансы происходящего, режиссер сам должен в них досконально разбираться и зачастую даже опережать комментаторов в каких-то моментах, подсказывая им правильное направление работы. Ведь режиссер благодаря операторам имеет сразу несколько “глаз”, причем каждый из них наблюдает за происходящим вблизи. Однако создать из всего многообразия видимого цельную и понятную картину способен только тот, кто занимается этой работой регулярно, изо дня в день, а не раз в неделю или в месяц, все остальное время выполняя очень далекие от спорта функции.

На самом деле работа режиссера на спортивных трансляциях имеет самое важное значение, поскольку само событие видят его глазами не только зрители, но и комментаторы. Последним чаще всего приходится работать из студии “под картинку”. Это тоже большая проблема на телеканалах, где спорт не относится к числу профилирующих сфер. Остается только с завистью наблюдать за своими коллегами – комментаторами из других стран, имеющими возможность работать с места событий, в том числе и из-за границы.

Шок для коллеги

В случае же трансляций республиканских турниров порой, напротив, приходится настаивать на работе из студии. Никакого парадокса в этом нет – просто большинство казахстанских арен не приспособлено для комментирования оттуда. Но иногда ради того, чтобы быть ближе к событию (да и режиссерам гораздо удобнее держать связь с комментаторами, когда они, как говорится, под боком), приходится терпеть разнообразные неудобства.

Вспоминается, к примеру, работа с Центрального стадиона Алматы на историческом для казахстанского футбола матче со сборной Украины в сентябре 2004 года. Это был дебют нашей команды в официальном турнире (в данном случае – в отборочном цикле чемпионата мира-2006) после перехода из Азиатской футбольной конфедерации в УЕФА – Европейский союз футбольных ассоциаций. Комментаторские позиции тогда установили прямо на трибунах рядом со зрителями. Украинский коллега, прилетевший работать этот матч в прямом эфире на свою страну, был в шоке, когда на его стул чужие люди бесцеремонно складывали свои вещи.

На птичьих правах

К слову, сейчас Центральный стадион – чуть ли не единственное место в Алматы, куда идешь работать с удовольствием. А до того, как там оборудовали комментаторскую кабинку, приходилось работать и из ложи прессы, и с беговой дорожки. Нет комментаторских мест на стадионах “Динамо” и КазЭУ им. Т. Рыскулова, где проводятся матчи футбольной премьер-лиги.

Ни разу не удалось поработать из комментаторской кабинки обновленного Дворца спорта им. Балуана Шолака. Как-то поднялся туда до реконструкции арены. По толстому слою пыли было видно, что нога человека не ступала там еще с советских времен. Не знаю, что там располагается сейчас, но и “Финал четырех” Кубка УЕФА по футзалу, и чемпионат Азии по гандболу, и международные волейбольные соревнования приходилось работать из зала.

В спортивном комплексе мини-футбольного “Кайрата” и этого нет. Рабочее место – темнушка, где хранятся мячи и бутылки с водой. При этом экран, с которого следишь за трансляцией, далеко не плазма с диагональю 84 дюйма. Порой комментатор видит меньше, чем обычный телезритель.

Показательная история

Характерная история произошла на кортах теннисного центра в главном парке культуры и отдыха Алматы, после чего зарекся комментировать теннис с места события (исключение – Национальный теннисный центр в Астане, куда хочется возвращаться снова и снова). Она настолько врезалась в память, что я даже запомнил дату – 15 марта 2009 года. В тот день в финале “фьючерса” играли два словацких теннисиста – Марек Семьян и Мартин Клижан.

Должен сказать, что до этого комментаторскую позицию размещали рядом с кортом, из-за чего в силу специфики игры приходилось чуть ли не шептать в микрофон. На сей раз, дабы избежать этого неудобства, напросились поработать внутри машины-“технички”. Там нам поставили малюсенький мониторчик и ушли.

Очень скоро мы с коллегой поняли, что зря решились на этот эксперимент. Довольно длительное время ушло на идентификацию игроков, поскольку оба не обладают примелькавшейся всем внешностью Роджера Федерера или Рафаэля Надаля. Другим кошмаром стало полное отсутствие интершума (звуки из зала, в том числе судейские реплики). С учетом того, что эти корты тренировочные и не оборудованы табло, следить за счетом не было никакой возможности.

Время от времени один из нас наведывался в зал для прояснения ситуации, но это не спасало, поскольку за время его возвращения в матче происходили изменения. Еще и теннисистов угораздило затянуть поединок. Он продолжался три сета с двумя тай-брейками и завершился мучительной для комментаторов победой Семьяна со счетом 3:6, 7:6 (8:6), 7:6 (7:1).

Отсюда и результат

Определение комментаторской позиции – не самая большая головная боль для режиссера. Гораздо важнее ему расставить операторов таким образом, чтобы они могли охватить все соревновательное пространство. К примеру, в зале мини-футбольного “Кайрата” камеры можно поставить только с одной стороны площадки, и просто физически невозможно заснять, что происходит на боковой линии этой стороны.

Это в Европе операторы приезжают на стадион перед игрой, становятся на заранее определенные позиции и начинают работать. Для казахстанского режиссера каждая трансляция с новой арены – это своеобразный экзамен на знание законов физики, геометрических теорем и многого другого. 99,9 процента стадионов в Казахстане строится без учета пожеланий телевизионщиков. Оттого и соревнования по телевизору у нас смотрятся не так, как могли бы смотреться в иных условиях. 

Загрузка...

[X]