Опубликовано: 1400

Когда говорит безмолвный мир

Когда говорит безмолвный мир Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Как часто наши обращения, призывы не доходят до ума и сердца адресатов, столь же часто мы не слышим слов других к нам. Этим людям многократно сложнее: они воспринимают мир без звуков – языком красок, жестов и взглядов. Но порой их безмолвный мир способен сказать больше, чем наш, обыкновенный, глагольствующий.

“КАРАВАН” заглянул в мир слабослышащих и глухих людей, проводником в который выступила председатель общественного фонда “Үнсіз әлем – Безмолвный мир” Мария ТУЛЕПБЕРГЕНОВА.

– Наш фонд работает с 2009 года. Появился он после того, как мне самой пришлось столкнуться с темой неслышащих через своих детей. И я решила помогать таким людям в решении их проблем, главные из которых – жилье и трудозанятость, – говорит Мария Лукпановна. – Парламентарии ссылаются на то, что инвалиды по слуху относятся к III группе инвалидности, а она, мол, многочисленная. Но ведь инвалиды по слуху – это инвалиды с детства, они как были глухими, так и остаются, никто ведь не возвращает им слух, у многих нарушена и речь. По статьям 67, 68 Закона “О жилищных отношениях” инвалиды по слуху вообще не имеют права вставать в очередь на жилье из государственного жилищного фонда. Арендовать жилье они не могут, поскольку неплатежеспособны. О коммерческом жилье и говорить нечего. Даже если глухие пойдут в банк и жестами попытаются изъясняться, банкиры насторожатся и вряд ли предоставят им, не имеющим стабильной работы и с инвалидностью, кредит.

Так и живут глухие: кто-то ютится в маленьких квартирах со здоровыми родственниками, с которыми периодически возникают трения из-за недопонимания, кто-то арендует общежития, отдавая за жилье чуть ли не все пособие по инвалидности – 27 тысяч тенге.

Хотя бы частично остроту жилищного вопроса могло бы снять строительство социального дома.

– Возвести его можно на основе государственно-частного партнерства: банки, строительные компании и наш фонд. На цокольном этаже такого дома можно было бы открыть социальное предприятие, где люди с инвалидностью, в том числе по слуху, наравне со здоровыми открыли бы свое дело: изготавливали сувениры, ремонтировали обувь, работали парикмахерами, швеями, кулинарами, – говорит руководитель “Безмолвного мира”.

Столь же актуальна для глухих людей и проблема трудоустройства.

– Участникам нашего фонда я постоянно говорю: “Ты себя никогда не считай инвалидом: у тебя руки-ноги целы, глаза видят, сохранный интеллект. Можешь работать – работай, насколько есть возможность”. А мы стараемся помочь им в этом: с 2011 года при фонде работает мастерская по изготовлению сувениров. Это ниша для людей с ограниченными возможностями, которые могут, не выходя из дома, создавать такие вещи. Среди них есть те, кто идеально вышивает, клеит, вырезает. На одной из выставок тогда еще министр ИСЕКЕШЕВ сказал про нашу сувенирную продукцию, что она должна быть в аэропорту. Мы тоже так считаем: качество работы наших подопечных позволяет заявлять это. Сейчас Асет Орентаевич, может, и не помнит того разговора, но, если состоится наша встреча, я с большой радостью напомню ему. А аэропорт нам, к сожалению, отказал, – говорит глава фонда.

Мария ТУЛЕПБЕРГЕНОВА
Мария ТУЛЕПБЕРГЕНОВА

Между тем дислокация сувенирного отдела фонда в местах массового скопления людей – на вокзалах, в торговых центрах, на различных культурных площадках – позволила бы вывести работу талантливых глухих мастеров на новый уровень, дав возможность и свои искусные творения миру показать, и заработать. Вообще, возможность работать дает людям с ограниченными возможностями иммунитет к жизни, говорит Мария Тулепбергенова.

Иногда заказы на сувениры фонду делает американское посольство.

– Нам вообще было бы интересно поработать с диппредставительствами на заказ, можно было бы установить витрину специальную с нашей продукцией. Я не люблю просить, но за мной стоят люди, которым нужна поддержка. И это не только глухие и слабо-слышащие люди из столицы, к нам из Рудного, Семея присылают свои работы колясочники, другие люди с ограниченными физическими, но безграничными творческими возможностями. Вот и прошусь к организаторам выставок на благотворительной основе, – признается руководитель фонда. – А еще они учатся работать в команде. В нашем фонде многие глухие поначалу представления не имели, что такое трудовой коллектив, могли в 10 часов прийти на работу, поругаться, встать и уйти. Или заплакать и сидеть, надувшись, как дети. А сейчас ведут себя иначе.

Сегодня комнатушка в здании, арендуемом фондом, не в состоянии вместить всю продукцию, изготовленную умельцами. Юрты, верблюды, герои и героини в национальных одеждах, чехлы для проездных билетов и наушников из войлока – вся эта красота требует расширения. К слову, 17 трудоустроенных через столичный центр занятости членов фонда сейчас занимаются именно изготовлением сувенирной продукции.

– Еще двенадцать глухих и слабослышащих мы обучаем на парикмахеров и визажистов по заказу управления занятости и соцпрограмм Астаны. А вообще нам нужен участок, на котором мы смогли бы поставить павильон и перевести работу наших подопечных на цивилизованный уровень. Сегодня инвалиды сидят в подвалах жилых домов, ремонтируют обувь, платят 15–20 тысяч тенге КСК. Так лучше бы мы их посадили в светлые удобные помещения, и бюджету деньги бы были. Нужно и профессиональное оборудование для обувщиков закупить, не все же им с примитивным молоточком сидеть, – резонно замечает наша собеседница. – Кстати, почему-то принято считать, что если мужчина инвалид, то может работать только обувщиком, а женщина – швеей. Я же говорю, что надо постоянно себя развивать.

С недавних пор фонду помогает мастер по пошиву и ремонту головных уборов и меховых изделий с 40-летним стажем Гульшайда. Женщина перед выходом на пенсию решила передать опыт молодым женщинам из “Безмолвного мира”.

Также в фонде работает диспетчерская служба сурдоперевода.

– В прошлом году мы запустили этот пилотный проект, выиграв тендер управления занятости. Я специально ездила в Москву, узнавала, как служба сурдоперевода работает у них. Мы помогали глухим людям, пришедшим в ЦОН, по видеозвонку узнавая их запросы и передавая эту информацию работникам ЦОНа. Также через сервис можно было вызвать “скорую помощь”, заказать проездные билеты. А в этом году проект реализует другая организация, скинувшая ценовое предложение до минимума. Но мы продолжаем работать на самоокупаемости, – говорит глава фонда.

Еще один некогда острый вопрос с устройством детей глухих родителей решился: управление образования Астаны распределяет таких деток вне очереди.

– Если ни мама, ни папа не говорят, а изъясняются только жестовым языком или односложными словами, то и их изначально здоровый ребенок (а у глухих или слабослышащих родителей зачастую рождаются здоровые дети) пойдет по их стопам. И вместо “пошел” говорит “по”. К нашей великой радости, проблему с детсадами, где ребенок находится в нормальной речевой среде, удалось решить, – говорит Мария Тулепбергенова.

Но нерешенными по-прежнему остаются десятки других вопросов. Помимо уже названных это и отсутствие у фонда попечителей и спонсоров. Но в “Безмолвном мире” не унывают, более того – стараются помочь другим. Каждый месяц в фонде проходят благотворительные акции, где малообеспеченные семьи, инвалиды, подопечные “Дома мамы” могут получить одежду, обувь, игрушки.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи