Опубликовано: 3222

Клятва МакАдамс

Клятва МакАдамс

Канадская актриса Рейчел МакАдамс рассказала “Каравану”, почему она боится летать самолетами, почему передвигается по Торонто на велосипеде и что ощутила в саду Клода Моне. В интервью, проведенном по электронной почте, она также поведала о безбашенных проделках партнера по ленте “Клятва”, которая 1 марта выходит в казахстанский прокат.Эмоциональные горки

МакАдамс известна по таким лентам, как “Шерлок Холмс” Гая Ричи, “Дневник памяти”, “Дрянные девчонки”… А новая ее работа – “Клятва” – в первый уикенд в кинопрокате США собрала сумму, превысившую бюджет самой картины (30 млн. долларов).

– Что вас привлекло в “Клятве”?

– Это потрясающая история, которая случилась с двумя людьми. Женщина, моя героиня, полностью забыла своего мужа после автокатастрофы – и они снова нашли путь друг к другу. Это было феноменально! Но понравился и характер моей героини. Я никогда не играла ничего подобного. Она вступила на эмоциональные и зависящие от обстоятельств “горки”. И чем больше я узнавала о травмах мозга и потере памяти, тем более интересным это становилось.

– Как много изысканий вы провели на эти темы?

– Я многое прочитала, разговаривала с экспертом из Калифорнии, он провел с нами некоторое время в Торонто. Также встречалась с Ким и Крикит Карпентерами (их история легла в основу фильма).

Боязнь полетов

– Фильм очень романтичный. А вы себя считаете романтиком?

– Я вообще люблю фильмы, в которых есть история любви. Любовь – это то, что мы все ищем и чего хотим.

 – Когда смотрите такие картины, плачете?

– Для меня всегда является неожиданностью то, что может вызвать слезы… Мне нравятся фильмы, где этот ком постоянно накатывает… Но я могу легко заплакать не только под впечатлением от фильма. Особенно в самолетах – думаю, здесь дело в высоте.

 – Вы боитесь летать?

– Я не знаю, это совпадение или что, но у меня появился страх после съемок в фильме, где мою героиню на борту самолета захватил в заложницы преступник (“Ночной рейс”, 2005). Надеюсь однажды найти лекарство от этого страха!

Коньки – на гвоздь

 – Известно, что до того, как выбрать актерский путь, вы 14 лет серьезно занимались спортом – фигурным катанием…

– Я всегда была заядлой спортсменкой. Раньше любила фигурное катание, но не хотела бы заниматься им всю оставшуюся жизнь. Мои родители говорили: “Закончишь сезон, и, если не хочешь заниматься дальше, ничего страшного. Но ты всегда должна закончить то, что начала”. Это было правилом. Когда я сказала, что хочу пойти в театральную школу, уверена, они были напуганы. Но не показали этого и полностью меня поддержали.

– Почему вы решили стать актрисой?

– Думаю, мне нужна была какая-то отдушина, чтобы выразить себя. Я нашла ее в спорте. Но чего-то не хватало. Еще поняла, что в спорте я сильно нервничаю. Когда я открыла для себя актерство, нервы направили меня вперед. Они повели меня на сцену. Когда я занималась фигурным катанием, мои коленки все время стучали от напряжения. Это были просто неправильные для меня вещи.

Дерево в машине

– Что скажете о своем партнере по “Клятве” – актере Чэннинге Татуме?

 – Он превращает работу в удовольствие. Он прикольщик, никогда не знаешь, что от него ждать.

 – Что конкретно он такого делал?

– Спросите лучше, чего он не делал. Что-то было каждый день. Однажды он затащил в мою машину… дерево.

– Как мило!

– Я подходила к машине и увидела огромное дерево, застрявшее на пассажирском сиденье. Мой водитель сказал: “Я сидел, и вдруг Чэннинг запихнул дерево в машину”. Он ничего не делает серьезно. Мне кажется, он настоящий романтик.

Наедине с Моне и Роденом

 – Что режиссер “Клятвы” Майкл Сакси привнес в фильм?

– Все! Майкл обращает большое внимание на детали. Может зайти в примерочную с сумками из магазина и сказать: “Я нашел эти удивительные вещи! Примерь все!”. Еще он никогда не переснимает, не превышает бюджет. Он великолепно укладывается.

– Каково было работать с Вуди Алленом на картине “Полночь в Париже”?

– Роскошно! Он очень открытый для всего, о чем вы хотите с ним поговорить. Знаю, что есть устоявшееся представление о Вуди, но я нашла его бесконечно веселым. Он очень и очень смешной. Даже когда не пытается быть таким. Это была работа-мечта.

 – Чем вам запомнились съемки в “Полночи”?

– Это было волшебно. Мы снимали в самых превосходных местах. То есть я ощущала себя частью французской культуры. И была удивительная возможность: у нас был полный доступ к саду Клода Моне в Живерни и к садам Родена (сад-музей Огюста Родена)! И мы там были одни! Гуляли босиком, а кругом – никого! Только один человек был рядом – Оуэн Уилсон (партнер по фильму “Полночь в Париже”). Дух захватывало!

– А что насчет вашего следующего фильма у Терренса Малика?

– Мы сняли его в Оклахоме в прошлом году. И для меня это еще один неординарный опыт. Я жду выхода этого фильма с нетерпением.

– Вы по-прежнему живете в Торонто?

– Да, я живу в Канаде. И мне нравится этот город. Это великолепное место для жизни. У меня нет своей машины – никогда не было, мне нравится перемещаться по городу на велосипеде. Чем больше я здесь, тем меньше у меня причин уезжать.

[X]