Опубликовано: 5000

Хуже не будет

Хуже не будет

На прошлой неделе заместитель председателя правления НПП “Атамекен” Нуржан АЛЬТАЕВ предложил создать Единый экспортный центр. По его представлению, организация должна объединить работу агентств по поддержке экспорта “КазЭкспортГарант”, “Kaznex Invest”, фонд “Даму” и торговых представительств министерства нацэкономики за рубежом.

Сегодня эти агентства дублируют друга друга. Интригу добавило предложение создать этот экспортный центр в структуре МИДа. Как так, спросите вы, дипломаты будут торговать? Смех, да и только. А почему нет?

Казахстан – молодая страна, небольшая по населению, размеру экономики и амбиций. У нас нет традиций в дипломатии. Мы не ставим себе цель стать гегемоном. В большей степени наши интересы сконцентрированы в экономике. Поэтому мы можем не обращать внимания на стереотипы, мол, дипломаты – это белая кость, которых нельзя опускать до уровня купцов. У них другие задачи.

Бюджет министерства иностранных дел РК на 2016 год – 53 миллиарда тенге. Еще 1 миллиард ушел на представительские расходы. Много это или мало?

На все госуслуги общего характера – это затраты на содержание центральных аппаратов госорганов в том числе, ушло 397 миллиардов тенге. То есть на МИД ушел каждый седьмой тенге из этой категории расходов. Примерно столько же ушло на развитие и “электронного правительства”. А на развитие ЖКХ выделено примерно в 2 раза больше – 98 миллиардов. В общем, на содержание МИДа уходят большие деньги. Хотелось бы, чтобы эти средства работали более эффективно.

В Казахстане действует Программа форсированного индустриально-инновационного развития. Предполагается построить сотни заводов и фабрик, затратить сотни миллиардов, дать работу миллионам людей. Таковы планы…

Построить завод и начать выпускать продукцию – дело не очень сложное. Первые трудности начинаются, когда продукция выходит к потребителям. Но настоящие проблемы начинаются через 2–3 года, когда новый завод уже примелькался на рынке и надо обновлять модельный ряд. Это всегда было слабым звеном для наших производителей. Здесь работают уже не инженеры, а маркетологи, дизайнеры и управленцы. Первые определяют, что делать, вторые разрабатывают, третьи перестраивают производство под новый продукт. Это не так просто, как кажется.

Одно предприятие на рынке всегда будет чувствовать себя монополистом. И действовать как монополист. Поднимать цены, экономить на науке, забывать об интересах потребителей. И так купят. Пример – наши НПЗ.

Возникает фактор инфраструктуры – это предприятия, которые работают в этой же или сопредельной отрасли, поставляют оборудование, оказывают услуги, занимаются прикладными работами. На рынке, занятом монополистом, такой инфраструктуры нет. Поэтому лучше, если там будет работать минимум 2–3 предприятия-конкурента, каждое из которых может занять минимум две трети рынка. Тогда появляются условия для борьбы. Она будет подстегивать конкурентов. Заставлять их находить способы продать свой товар. Значит, деньги пойдут в маркетинг, в науку, людей.

Снова вернемся к математике. Если каждое из двух-трех предприятий способно занять две трети рынка, то в идеале их мощности заняты максимум на 50–70 процентов. Это разорительно для владельцев фабрик-заводов. Это вложенные деньги, которые не работают. И тут возникает идея об интервенции на рынки других стран. Проще говоря, об экспорте. С чем у нас большие проблемы.

Успехи, честно говоря, скромные. В 2011 году доля машиностроения в казахстанском экспорте была на уровне 2 процентов. По итогам 2016 года – все те же 2 процента. В основном это продукция 3–4-го передела. Доля готовых товаров еще меньше.

Наши экспортные агентства вынуждены заниматься больше выживанием, чем поддержкой экспорта. У того же “КазЭкспортГаранта”, судя по финансовой отчетности, основным видом деятельности является не страхование, а спекуляция ценными бумагами. По крайней мере, основную прибыль компания получает с финансового рынка.

Система мотивации в МИДе совершенно иная, более четкая и понятная. Большинство поставленных задач наши дипломаты решают. Причем довольно успешно. Уровень образования сотрудников очень высок. Почему бы их опыт не перенести на внутренние проблемы?

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров