Опубликовано: 2620

Хрупкая история уездного города

Хрупкая история уездного города

Под натиском новостроек Семей теряет свою историческую уникальность

Семипалатинск всегда был небольшим городом. Заштатным, как часто писали в воспоминаниях те, кого волею судьбы сюда заносило. Однако его история богата событиями. И имена людей, которые здесь жили, – по своей или по чужой воле – занесены в учебники не только нашей страны. Правда, тех зданий и сооружений, которые до сих пор хранят память о давних годах и выдающихся людях, с каждым годом становится все меньше.

И виной тому не разрушительное воздействие времени и погодных условий, а обычное человеческое равнодушие.

“Сплотимся в одну тесную семью…”

Повсеместное разрушение коснулось не только памятников истории, расположенных на окраине города, но и тех, что стоят в самом сердце Семея. Три больших великолепных здания, отстроенных по всем правилам архитектуры конца позапрошлого века, как укор современникам каждый день напоминают о том, сколь хрупка история, как необходимо ее беречь и заботиться, чтоб не пропала она окончательно.

Первым пострадало здание зооветеринарного института – раньше здесь располагалась женская гимназия. Внушительное трехэтажное здание из красного кирпича сгорело вечером 9 декабря 1986 года. Пламя полыхало три дня, оставив горожанам на память лишь толстые стены.

Это был не первый пожар в его истории. Почти мистическое совпадение: такой же силы пожар, также оставивший лишь одни стены, произошел вечером и тоже в декабре, только 10-го числа в 1917 году.

Тогда, спустя несколько дней, в местной печати появилось открытое письмо матери одной из гимназисток. Она обращалась к жителям Семипалатинска: “…сплотимся в одну тесную семью и поможем гимназии возможно скорее стать по-прежнему на ноги. Требуются большие денежные средства, требуются материалы и рабочие руки... Помо­жем же мы сами, кто чем может...”.

Все население города откликнулось на этот призыв, и спустя месяц, 18 января 1918 года, здание было восстановлено и вновь распахнуло свои двери.

А что же сейчас? Прошло больше 20 лет с момента пожара... А разрушенное здание как стояло, так и стоит. Со временем оно стало прибежищем для бомжей, притоном для наркоманов. Криминальные сводки то и дело пополняются преступлениями, которые совершаются в обгоревших стенах. Правда, в последнее время стали поговаривать, будто бывший зооветинститут продали частному лицу, которое собирается построить там очередной торговый центр…

Гауптвахта для писателя

Медленно разрушается и военная гауптвахта. Во времена своего пребывания в Семипалатинске здесь нес службу Федор Михайлович Достоевский. О чем думал писатель, стоя в карауле, о чем мечтал рядовой Достоевский, сосланный сюда после тюрьмы в Омске, так и останется для нас тайной.

После его отъезда командир роты, где служил писатель, организовал небольшой музей. Это был первый музей Достоевского в истории российской империи.

Но сохранить этот исторический памятник сейчас никто не стремится – здание запустело, местами обрушилось и заросло горами мусора. О том, что здесь когда-то нес вахту великий писатель, знают разве что местные краеведы…

Не менее примечательным остается и здание тюрьмы. Она была построена в Семипалатинске во второй половине 19-го столетия. А. Врангель, товарищ Достоевского, приехавший в Семипалатинск в 1854 году и занявший должность прокурора по уголовным делам, оставил свои впечатления об условиях содержания арестантов на этой гауптвахте: “...собственно настоящей тюрьмы для арестантов в Семипалатинске не было, не было и этапного двора для пересыльных, тогда все эти постройки были только в проекте. Арестанты содержались в казармах батальона на гауптвахте. Было отведено всего две больших комнаты для мужчин-арестантов и одна маленькая для женщин. Люди в них битком буквально были набиты, спали не только вповалку, но многие сидя на корточках, так как повернуться было негде. Тут арестанты не только спали, ели, работали, но и пища варилась им тут же, так как кухни особой при гауптвахте не было. При этом тут же стояли знаменитые “параши”. Удушливый, смрадный воздух был нестерпим; в мое первое посещение у меня так закружилась голова, что я чуть не упал. И при адской семипалатинской летней температуре (на солнце во время жары мы, случалось, пекли яйца в песке – так было жарко) у арестантов и двора погулять не было! Смотритель тюрьмы был неграмотный инвалидный солдат, унтер-офицер, и у него два помощника солдата. Они ровнехонько ничего не делали, обирали арестантов, урезывая им провизию, делали себе доходы на дровах, за малейшую льготу тянули с них последний грош. Никто решительно не заботился о тюрьме и арестантах, и я долго не мог добиться, куда и к кому, к какому ведомству мне обращаться по моему делу...”.

В здании, отведенном когда-то под тюрьму, много лет располагался следственный изолятор. Разница почти в два века, но все те же невыносимые условия пребывания. Количество заключенных зашкаливало допустимые пределы, сырость в камерах (самые благоприятные обстоятельства для возникновения и распространения туберкулеза), мрачные, угрюмые, темные с низкими потолками коридоры… Красный кирпич, из которого построено здание, в последние годы стал разрушаться, в стенах изолятора начали появляться трещины, и в недрах министерства созрело решение выселить заключенных в другие места – одних в более современный корпус следственного изолятора, других – в колонию. Примерно два года решался вопрос о капитальном ремонте этого исторического здания, да так ничего и не решили – нет денег на его восстановление. Поговаривают, что и это здание собираются сносить…

Цена забвения

Нынешний Семей в отличие от прежнего Семипалатинска растет на глазах. Новые современные здания, покрытые блестящими современными материалами, заполняют город, не оставляя места для истории.

Робкие увещевания местных краеведов обычно упираются в вопрос: во сколько обойдется ремонт исторических памятников?

Вот только цену этого вопроса никто определить так и не смог. А ведь она измеряется не только деньгами…

Оксана Приведенная, Олега ИОНОВ и Павел ЖУКОВ (фото), Семей

Caravan.kz

[X]