Опубликовано: 1811

Хлопковая угроза

Хлопковая угроза

2009 год грозит стать для казахстанского хлопка еще более неблагоприятным, чем предыдущий год. Одна из главных причин – ленивое отношение к этой стратегической для Южного Казахстана сельхозпродукции. И это ленивое, нехозяйское отношение формировалось и крепло в регионе годами.

Акимы продолжали рапортовать

По признанию профессиональных хлопкоробов, хлопок – одна из немногих культур, которые вполне допускают “ленивое” к себе отношение. Вспашка, посев, полив – процессы механизированные. Иное дело – с уборкой урожая, которая составляет до 40 процентов всех финансовых и трудовых затрат производителя. Механизированная уборка с помощью комбайнов остается пока одним из самых недоступных, а то и нежеланных способов для большинства южноказахстанских фермеров-хлопкоробов. Здесь предпочитают ручной сбор.

В советское время вопрос, где взять хлопкоробов для монотонного, изнурительного и малооплачиваемого труда, решался просто: на хлопковые поля в принудительном порядке загоняли тысячи школьников и студентов. На два месяца, октябрь – ноябрь, период уборки урожая, подростков отрывали от учебы, расселяя в малоприспособленные бараки, обеспечивая третьесортной кормежкой и работой без праздников и выходных.

Эта традиция – привлекать в массовом порядке к полевой страде старшеклассников – сохранялась в Махтааральском, Шардаринском и ряде других хлопкосеющих районов Южно-Казахстанской области до 2005 года. Казахстан к тому времени подписал уже все возможные конвенции, запрещающие эксплуатацию детского труда. Но даже это не мешало акимам всех уровней вполне официально и даже с гордостью рапортовать, “как хорошо помогли в уборке урожая дети”.

Дедовскими методами

В 2005 году произошло знаковое событие – гастарбайтеры из Узбекистана полностью вытеснили с хлопковых полей казахстанских школьников. Узбеки и раньше очень значительно помогали нам с уборкой нашего хлопка. Но тут наплыв дешевых и трудолюбивых узбекских хлопкосборщиков-профессионалов достиг такого уровня, что привлекать к уборке школьников стало просто невыгодно.

Это оказало расслабляющее действие на казахстанских фермеров. Имея в избытке дешевую рабочую силу, большинству наших хлопкопроизводителей казалось просто глупостью думать о приобретении дорогостоящих хлопкоуборочных комбайнов и переходе на механизированный сбор хлопка. Аналогично излишней выглядела необходимость думать о биологической защите полей от вредителей, использовании водосберегающих технологий при поливе. В результате таких дедовских подходов интенсивность хлопкового производства в Казахстане была и остается одной из самых низких в мире.

Но еще год назад, когда цена хлопка на международном рынке была очень высокой и спросом пользовались даже самые низкие сорта хлопчатника, казахстанская продукция оставалась вполне рентабельным и экспортонацеленным товаром. И это опять-таки позволяло казахстанским хлопкоробам расслабляться и не ломать голову, как улучшить производство.

Халява кончилась

Пожалуй, казахстанские хлопкоробы одними из первых в нашей стране реально почувствовали на себе влияние мирового кризиса. В странах Европы и Азии начали закрываться или сокращать производство текстильные предприятия. На международном рынке резко упали цены и спрос на хлопок. Отечественным хлопкоробам с большим трудом удалось реализовать урожай 2008 года, в лучшем случае сведя год трудов к нулевому балансу.

Та битва за урожай вообще была очень сложной для казахстанских крестьян. Прошлогодняя зима выдалась на редкость суровой – земля промерзла на глубину до метра. Если раньше подготовительная вспашка для хлопчатника проводилась уже в январе-феврале, то в прошлом году даже тракторный плуг не мог врезаться в окаменевшую от холода землю. Вспашку пришлось проводить в марте, соответственно запаздывая со всеми остальными этапами сева. Опять же с 2008 года в Средней Азии начался многолетний период безводья. Дефицит поливной воды весной, в самый ответственный период, сказался на урожайности.

Правительственные запреты будут нарушаться

Но 2009 год грозит стать еще более неблагоприятным для казахстанского хлопка. Премьер-министр республики Карим Масимов уже заявил, что с целью сохранения рабочих мест внутри страны в Казахстане уже с апреля этого года будут введены жесткие ограничения на трудовую миграцию. Опережая официальные решения, в Махтааральском районе уже в качестве профилактической меры введен запрет на миграцию узбекских гастарбайтеров.

Совершенно очевидно, что правительственные запреты могут массово нарушаться, увеличивая коррупцию и порождая все более изощренные формы нелегальной трудовой миграции. Однако государству наверняка все же удастся сократить поток дешевой иностранной силы, в частности на поля Южного Казахстана. И сейчас отечественные хлопкоробы все больше задумываются о том, кто же будет убирать хлопок в этом году.

Наука, оторванная от практики

Большинство южноказахстанских крестьян если и планируют перепрофилирование на иные виды сельхозпродукции, то в очень незначительных объемах. По-прежнему надеясь сохранить основную культуру – хлопок. Главная причина опять-таки в том, что хлопок допускает значительное сокращение затрат на свое производство, упрощение самого производственного цикла.

Скажем, по нормативам, разработанным Жамбылским НИИ сельского хозяйства, потребность хлопка в воде почти в два раза выше, чем у бахчевых культур. Но свои опыты ученые-аграрии проводили в лабораторных условиях, высаживая каждое растение в отдельные горшочки, поливая их строго дозированно. В условиях реального поля такой адресный полив культур большинству крестьян кажется просто невозможным. Здесь практикуют полив методом полного затопления наделов. При этом хлопок отличается тем, что нуждается только в однократном поливе в период вегетативного созревания. При затоплении он берет необходимую ему порцию воды и в дальнейшем в поливе вообще не нуждается. Даже если ему не хватило воды, его можно подкормить селитрой. Урожайность снизится, но хлопок выстоит. Иное дело – дыни и арбузы. По норме они требуют меньше воды, но поливать их надо периодически. При этом большая часть поливной воды впитывается в землю, увеличивая засоленность, или испаряется под жарким южным солнцем. Таким образом, нормативная экономичность бахчевых на деле оборачивается тем, что на них затрачивается в три-четыре раза больше воды, нежели на хлопок.

Школьников ждет “добровольная” кабала?

Отметим, что даже в районном центре Махтааральского района (хлопковой житницы Казахстана) – поселке Жетысай – в прошлом году официально на учете по безработице состояло свыше 8 тысяч местных жителей. Но мужчины предпочитали в основном оставаться без работы, нежели наниматься на уборку хлопка. Среди казахстанцев его уборка считается очень низкооплачиваемой, и из местных безработных на это соглашаются преимущественно женщины. Возможно, конечно, что кризисные времена заставят пересмотреть свои позиции казахстанских мужчин. Но главными хлопкосборщиками 2009 года, видимо, вновь станут… школьники Махтаарала, Шардары, Туркестана и Арыси.

Мы еще помним те времена, когда директора школ и акимы районов утверждали, что школьники сами высказали добровольное и сознательное желание помочь в уборке хлопка. Ни сами школьники, ни их родители никогда не подтверждали, но и не опровергали такие заявления. Если директор школы вместе с сельским акимом говорят, что надо помочь району в выполнении плана по хлопку, с ними не поспоришь. Уклонявшимся, а тем более пытавшимся протестовать против, по сути, принудительных работ, грозило наказание вплоть до исключения из школы.

В такой ситуации вряд ли можно ожидать, что наниматели попытаются улучшить условия труда или хотя бы повысить плату юным хлопкоробам. Скорее всего, здесь будет царствовать принцип еще более жесткой эксплуатации и экономии на всем, тем паче что никакие трудовые соглашения или договоры с несовершеннолетними никогда не заключаются.

Ленивый не добьется успеха

Руководитель махтааральского сельского производственного кооператива “Бескетик” Турсунбай Бердалиев (на снимке) аргументированно показывает, как сделать, чтобы механизированный сбор хлопка оказался выгодным, а значит, вполне доступным для любого фермера. Специальная подготовка урожая к машинному сбору – так называемая дефолиация – хорошо известна всем хлопкоробам. Однако многие считают ее затратной, даже не удосуживаясь подсчитать эффективность и прибыль.

– При расходах в тысячу тенге на гектар для дефолиации полей мы получаем увеличение сортности урожая до 30 процентов, – говорит Турсунбай. – Это окупает расходы и на обработку, и на аренду комбайнов.

Есть еще целый ряд хитростей, которые при хозяйском подходе позволяют значительно увеличить и урожайность, и качество хлопка. Так, по оценке специалистов, из-за сельскохозяйственных вредителей – паутинного клеща и хлопковой совки – ежегодно теряется до 30 процентов урожая. В Южном Казахстане бороться с вредителями принято путем химической обработки. Однако проводят ее опять же не все хозяйства, и не одновременно. Даже самый сильный яд действует не более недели. И если поле у соседа осталось необработанным, то вредители очень скоро возвращаются.

Между тем наиболее эффективна борьба с вредителями посредством энтомофагов – насекомых, которые являются естественными врагами паутинного клеща и хлопковой совки. Съев в течение недели всех вредителей на хозяйском поле, армия энтомофагов начинает наступление на соседей, буквально без остатка выедая проблему. Ни для человека, ни для остальной природы они не представляют никакой угрозы. Недостатком является только одно – в течение года костяк популяции может сохраняться только в лабораторных условиях. В “Бескетике” такая биолаборатория имеется. Организовал ее Турсунбай, выиграв грант по линии ЮСАИД.

Поле – та же корова

– Государство выделяет большие средства на поливную воду, причем чем больше ты воды вылил на поля, тем больше получишь дотаций, но это негосударственный, нехозяйский подход, – убежден Турсунбай. – Фермер отучается вводить водосберегающие технологии. Следовало бы организовать обратную зависимость: чем меньше воды ты потребляешь, тем больше получаешь дотаций!

Учитывая падение мирового спроса на хлопок, в СПК “Бескетик” также планируют сокращать посевы хлопка.

– Но при этом мы планируем на оставшихся полях реализовать еще более интенсивные технологии производства, перейти только на механизированный сбор, – продолжает Бердалиев.

При таком подходе у Турсунбая просто отпадает необходимость использовать ручной труд. Одновременно создаются новые, не сезонные, а постоянные рабочие места…

Одни крестьяне живут по принципу: чтобы корова меньше ела и больше давала молока, ее надо меньше кормить и больше доить. Другие считают: для хорошего удоя корову надо хорошо кормить.

Хлопковое поле – та же корова.

Данил ШЕМРАТОВ

[X]