Опубликовано: 1923

Казахско-МОНГОЛьское нашествие

Казахско-МОНГОЛьское нашествие

В это не верилось, даже когда на прошлой неделе объявили, что представляющий Казахстан “Монгол” попал в число девяти соискателей номинации “Лучший фильм на иностранном языке”. Но поздно вечером во вторник стало известно: 24 февраля на церемонии вручения “Оскара” эта картина будет среди пяти номинантов! И, вполне возможно, впишет свою страничку в историю престижнейшей кинонаграды.

Советское кино на “Оскаре” посторонним никогда не было. Были и номинации, и статуэтки: начиная с документального фильма “Разгром немецко-фашистских войск под Москвой” (1942) через “Войну и мир” (1968) и “Дерсу Узала” (1975) к картине “Москва слезам не верит” (1980). У России есть “Оскары” Никиты Михалкова за “Утомленных солнцем” (1994) и Александра Петрова за анимацию “Старик и море” (2000). У Михалкова, чей фильм “12” претендует на победу в той же номинации, что и “Монгол”, уже третья номинация (была еще за картину “Урга: территория любви”). У Бодрова – вторая (ранее за “Кавказского пленника” – от России). А у Казахстана – первая! Прецедент, что и говорить.

Мы не раз писали и о самой ленте “Монгол”, и разговаривали с ее режиссером Сергеем Бодровым, и с постановщиком трюков и батальных сцен, казахстанским каскадером Жайдарбеком Кунгужиновым. А сразу после объявления номинантов связались с пятью авторитетными в кино людьми, двое из которых имеют самое непосредственное отношение к “Монголу”. Их мнения вы можете найти на этой полосе.

Теперь хочется пожелать “Монголу” только удачи! А то Фортуна к нашим в этом году неблагосклонна. Собрали команду для первого участия в “Дакаре” – ралли-рейд впервые в истории отменили. Женская сборная по гандболу завоевала путевку на Олимпиаду – азиатские спортивные чиновники из-за скандала в мужской (!) части соревнований постановили переиграть оба турнира. Попали на “Оскар” – но из-за забастовки сценаристов сама торжественная церемония может не состояться. Пусть “Монголу” богиня все же улыбнется. Во всех смыслах.

Сергей Бодров: Впереди – серьезная борьба

– Сергей Владимирович, искренне вас поздравляю! Кто вам сообщил эту новость и что вы при этом почувствовали?

– Уже через три минуты после того, как объявили номинантов, мне позвонили наши американские партнеры – для них эта номинация тоже очень важна. А почувствовал я просто удовлетворение, потому что, честно говоря, мы ждали эту номинацию, надеялись, верили. Так что я рад за картину, за нашу большую группу, за Казахстан, в истории которого это первая номинация и, дай Бог, не последняя – дорожка протоптана.

– В то же время для вас это вторая номинация. Чувства такие же?

– Нет, конечно, первый раз не повторишь. Но я рад, действительно рад. Картина выходит сейчас во всем мире, уже точно в 30 странах. Причем большим количеством копий. И эта номинация нам очень поможет в продвижении.

– Помимо “12” Никиты Михалкова кого-то из будущих конкурентов уже видели?

– Еще нет, но скоро посмотрю. Однако я точно знаю, что будет серьезная борьба, так как слабых фильмов там не бывает. В номинанты не попали многие сильные картины, например, “4 месяца, 3 недели и 2 дня”, получившая “Золотую пальмовую ветвь” в Каннах.

– С Никитой Михалковым уже созванивались?

– Да, поздравили друг друга. Мы с ним еще послезавтра (то есть сегодня. – Прим. авт.) увидимся и поговорим на эту тему.

Кирилл Разлогов: в духе Станиславского

– Кирилл Эмильевич, насколько неожиданным для вас стал такой успех фильмов из СНГ – сразу две картины в одной номинации на “Оскар”?

– Неожиданности не было. Я считал, что обе картины заслуживают быть номинированными. И когда мы на московском Оскаровском комитете обсуждали, какой фильм выдвинуть, было ясно, что лента “12” Никиты Михалкова более перспективна. Встал вопрос о “Монголе”, и тогда я предложил, чтобы его выдвинул Казахстан, что в конце концов и произошло.

И “12”, и “Монгол” вписываются в тенденцию транснационализации мирового кино и всего художественного процесса. “12” – потому что картина Михалкова была вдохновлена “12 разгневанными мужчинами” Сидни Люмета. Ну а с “Монголом” эта тенденция совсем очевидна.

Рад за своих коллег, кстати, помимо Никиты Михалкова и Сережи Бодрова еще и за Александра Петрова, чья картина “Моя любовь” номинирована в категории “Лучший короткометражный анимационный фильм”.

Но у Михалкова и Бодрова есть серьезные конкуренты в лице Анджея Вайды, в том числе и в силу того, что он находится уже в совсем преклонном возрасте и это его последний шанс получить “Оскар”. “Катынь” я еще не видел, но мнения об этом фильме очень разные. Что касается “Фальшивомонетчиков”, то это крепкая картина. Но, на мой взгляд, она достаточно традиционна. “Бофор” тоже интересен, но, мне кажется, тоже окажется в аутсайдерах.

– Что может сыграть на руку “Монголу”?

– Во-первых, мода на Восток, всегда срабатывающая в последнее десятилетие. Во-вторых, экзотика. И еще одна вещь, которая появилась благодаря Сереже Бодрову. Он трактует эту картину, постановочную, с битвами, сражениями и т.д., в духе Станиславского и психологической драмы почти с фрейдистскими мотивами.

Гульнара Абикеева: шансы есть

– Гульнара Ойратовна, читая западную прессу и комментарии на интернет-сайтах, нетрудно заметить иронию по поводу того, что “Монгол”, снятый режиссером-россиянином на монгольском языке с японцем в главной роли да еще и частично на территории Китая, номинирован на “Оскар” от Казахстана.

– Думаю, что сказанное вами не будет иметь какого-либо большого значения. Мы живем в слишком глобализованном мире. Многие крупные картины являются копродукцией нескольких стран. И потом это для нас существенная разница – Монголия, Китай или Казахстан. Для американцев это все где-то рядом.

Мне кажется, что пятерка номинантов такова, что у “Монгола” есть шансы завоевать статуэтку. “Бофор”, “Фальшивомонетчики”, “Катынь” – фильмы на яркие политические темы. Да и в “12” поднимается чеченский вопрос в России. И на этом фоне большая историческая картина масштабом не меньше, чем, например, “Александр”, и снятая таким режиссером, как Бодров, невольно выделяется. Но все-таки, боюсь, победит именно политическая лента. Мне кажется, “Бофор” – фильм о людях, которые не собирались воевать, простых ребятах, мальчишках, вынужденных идти на войну. Сегодня, к сожалению, мир – это война.

Тем не менее сам факт того, что “Монгол” попал в число номинантов, – замечательный успех.

Гульнара Сарсенова: Было очень трудно

– Когда “Монгол” оказался в числе девяти претендентов, вы всерьез рассчитывали, что он доберется до пятерки номинантов?

– Для меня и попадание в девятку было как подарок. Однако Сергей Бодров позвонил и сказал: “Знаешь, Гульнара, все-таки, я думаю, наш фильм достоин большего. Давай подождем второй тур”.

Нам в этом году в какой-то мере повезло, что академия изменила процесс отбора на номинацию. После того как из 63 лент отобрали 9, методом случайных чисел были выбраны академики, которые два дня под охраной, не выходя из зала, смотрели фильмы-претенденты, а потом тайным голосованием определили 5 номинантов. Таким образом, были исключены и протекционизм, и давление, и родственные и дружеские связи. От этого успех еще ценнее, достойнее.

Было очень трудно: необычные материал, съемки, трюки, осуществленные нашими казахстанскими каскадерами. Я всегда знала, что два года упорного и тяжелого труда не пропадут даром, и хвала нашему режиссеру Сергею Бодрову, что он все вынес. Он человек со сложной, трудной, красивой судьбой. Это его вторая номинация. Первая была с “Кавказским пленником”, и тогда, к сожалению, не хватило 13 голосов для победы.

Олег Борецкий: Это не совсем наш фильм

– Я довольно скептически отношусь к попаданию фильма “Монгол” в номинацию на “Оскар” и его перспективам на победу. Во-первых, я считаю, что “Монгол” – не совсем казахстанский фильм. Если бы Россия выдвинула картину Сергея Бодрова, то мы вообще ничего не смогли заявить. Но раз Россия заявила от себя “12”, мы, имея отношение к “Монголу”, получили право выставить его. Хотя Сергей Бодров все-таки не казахстанский режиссер.

Но дело даже не в этом, а в том, что “Монгол” представляет собой сделанный на голливудский манер блокбастер с аналогичным содержанием и т.п. В Америке таких фильмов много. Более того – традиционно “Оскар” в номинации “Лучший фильм на иностранном языке” тяготеет к другому жанру. Достаточно посмотреть лауреатов прошлых лет: это больше психологические социальные драмы, зачастую происходящие на фоне значимых политических или общественных событий.

– То есть, извините за пафос, никакой радости от того, что фильм, представляющий Казахстан, попал в номинацию на “Оскар”, у вас нет?

– Абсолютно. Дело в том, что такая реакция идет от моего изначального отношения к самому “Монголу”. Я считаю его добротным, хорошо сделанным средним фильмом. Если бы это была действительно казахстанская картина – от и до, если бы это был фильм, действительно достойный получить “Оскар”, я бы был только рад. А так – отношусь очень спокойно.

Дмитрий МОСТОВОЙ, фото Ивана Беседина, Тахира САСЫКОВА и Андрея ЛУНИНА

[X]