Опубликовано: 1812

“Казахендойче” в бундесвере

“Казахендойче” в бундесвере

Что такое армейская служба в странах ЕС и почему “косить” от нее на Западе очень непопулярно.

В стране начался военный призыв. В такое время особенно интересно понаблюдать за тем, как именно отдают воинский долг родине граждане тех государств, где о “дедовщине” и прочих “свинцовых мерзостях бытия в погонах” знают лишь понаслышке.

В карауле – частные детективы!

В благословенной Швейцарии, к примеру, все граждане, достигшие 20 лет и не выбравшие для себя альтернативную гражданскую повинность, подлежат воинскому призыву на срок не более чем 4 месяца. Тем не менее солдаты именно этого государства считаются одними из самых подготовленных в мире.

Начинается же все с того, что допризывники проходят 15-недельный добровольный курс воинской подготовки. А после армии все резервисты, хранящие дома свою амуницию и оружие с патронами, проходят регулярные армейские сборы еще не одно десятилетие.

“Дембеля” здесь делятся на три категории. До 32 лет отслуживший в швейцарской армии обязан ежегодно возвращаться в свою прежнюю часть для трехнедельного курса повышения квалификации.

Так называемый Landwehr, резервист от 32 до 42 лет, подкрепляет свои солдатские навыки уже гораздо реже: всего три раза за 10 лет. Каждый из таких сборов длится 2 недели.

Ну а ландштурмисты (Land­sturm) довольствуются двухнедельными учениями со стрельбой раз в 8 лет.

Все, кому перевалило за 50 лет, обязаны сдать боевое оружие интендантам министерства обороны. Взамен же швейцарская армия с ее почти пятимиллиардным бюджетом дарит бывалому солдату помповое ружье.

Неудивительно, что дома у семимиллионного населения самого мирного на Земле государства скопилось к сегодняшнему дню два миллиона пистолетов и полтора миллиона как армейского, так и охотничьего длинноствольного оружия.

Зато кадрово-милиционная структура ВС этой традиционно нейтральной страны позволяет всего за 4 часа увеличить 22-тысячный штатный армейский корпус до 650 тысяч! И лишь двое суток хватает для того, чтобы в горных, отменно оборудованных укреплениях Швейцарии засели 1 миллион 700 тысяч прекрасно обученных бойцов. Квалификация их не подлежит сомнению хотя бы потому, что швейцарец, носящий армейскую форму, ежечасно учится только ратному делу.

Никаких нарядов на кухню или даже караулов! На посту по периметру военных объектов в этой стране стоят... вооруженные служащие из частных охранных фирм.

В казарму – на “мерседесе”

По аналогичному принципу: “минимум солдат-срочников, максимум высококвалифицированных офицеров и унтер-офицеров, готовых в любой момент принять под свое командование резервистов”, строятся армии Австрии и ФРГ.

У австрийцев будущую военную специальность для призывника медики, психологи и офицеры начинают подбирать заранее. Достигших 17 лет и не высказавших желания проходить годичную альтернативную службу в приютах или домах для престарелых тестируют очень тщательно.

Не возникает никаких проблем и с окончанием учебы в колледже. Если же призывник является студентом университета, он сам называет документально обоснованную дату своего прихода в армию. Точнее, приезда. Ведь в свою часть призывники очень компактной страны приезжают на собственных авто.

Каждому выделяется место для постоянной парковки. Без промедления выдаются амуниция и пара костюмов для занятий спортом. А на третий день – оружие. Правда, в отличие от швейцарской практики пределы воинской части оно не покидает.

После окончания восьминедельного “курса молодого бойца” и принятия присяги каждый непроштрафившийся солдат Австрийской Республики имеет право все оставшиеся ночи проводить дома.

У немцев чуток построже. Рядовой бундесвера имеет право навещать пенаты только по выходным. Но выгод от армейской службы все равно настолько много, что лишь каждый десятый призывник изъявляет желание уйти в “цивисы”, довольно неплохо оплачиваемую альтернативную, гражданскую службу где-нибудь в домах престарелых или больницах.

Срочников в бундесвере примерно 30 процентов. Весь личный состав ВС ФРГ делится на Wehrpflichtig, призванных на 9 месяцев в армейские ряды, добровольцев-контрактников (Zeit­soldat) и профессиональных военных (Berufssoldat).

Рядовой призывник, решивший связать свою дальнейшую жизнь с армией, проходит обучение на курсах унтер-офицеров и фельдфебелей. Сначала это годичная школа сержантов. Еще два года учебы потребуется для звания унтер-сержанта. На четвертом году службы унтер-офицер имеет право поступать в училище для фельдфебелей...

Ходатайство о приеме в профессиональные военные удовлетворяется, как правило, после 10 лет службы. К тому времени паренек с неустойчивым характером превращается в зрелого мужчину. И начинает относиться к юным подчиненным куда более ответственно, по-отцовски.

Рожден в Алматы, служит в Мюнхене...

Познакомились мы с ним на знаменитом Октоберфесте. Патрульный военной полиции Андре Беккер (на нижнем снимке справа) по воле родителей стал переселенцем еще в дошкольном возрасте. Окончил одну из ганноверских “реалшуле”, аналог профтехучилища, сменил несколько строек, потом со скандалом выступил против воли отца, который в свое время был комиссован из бундесвера после тяжелой травмы и очень не хотел, чтобы оба его сына тоже надели погоны.

Андрей мог бы воспользовался параграфом 11 закона “О повинности”, дающего массу возможностей не вставать “под ружье”. Ведь от призыва в ФРГ освобождаются юноши, чьи родители “умерли либо понесли ущерб здоровью вследствие прохождения воинской службы”. И те, у кого “два брата или две сестры уже проходили службу в бундесвере”. А также те, кто “...состоит в браке или является отцом-одиночкой”. Безусловными основаниями “откосить” в этой комфортно обустроенной стране являются также наличие одинокой матери или престарелого отца, нуждающихся в уходе со стороны единственного кормильца, обучение в вузе, колледже и даже средней школе. Дошло уже до того, что даже предприниматель, принесший справку, подтверждающую, что его бизнесу “грозит банкротство в случае призыва владельца фирмы в армию”, также получает постоянно продляемую отсрочку.

– Ни к чему мне все это было! – отмахивается Андре. – На гражданке я только случайными заработками каменщика перебивался. А здесь вот шоферские права профессионала получил за армейский счет. С девушкой своей и родителями встречаюсь каждые выходные. В расположении части ночую в комнате всего на четверых. Трехразовое питание с кучей фруктов, овощей и соков. Никакого мордобоя и унижений. Ну и вообще – предсказуемая дальнейшая перспектива...

Эх, нашим ребятам такую бы зарплату!

Что имел в виду наш окончательно “онемечившийся” казахстанец, становится понятным после изучения системы материального стимулирования военнослужащих ФРГ.

Здесь даже рядовой, находящийся на всем готовеньком, получает на руки ежемесячные 405 евро. Плюс 117 – на питание за пределами части во внеслужебное время. И еще 375 в виде “рождественского бонуса”. А также – полторы тысячи в качестве “подъемных” при демобилизации.

Ефрейторский оклад Андрея приближается уже к 500 евро. Унтер-офицер получает в два раза больше. Лейтенант – 1350, капитан – 2075, полковник – от 3300 ежемесячных евро и выше.

Примерно столько же набегает и за счет многочисленных добавок. Это и суточные во время учений. И доплаты за каждый час службы в выходные, праздничные дни. И ежемесячные бонусы “за службу в особых условиях” (вертолетчику, например, 193 евро, пилоту-истребителю – 180, члену экипажа надводного корабля после 16 месяцев службы – 172).

После рождения первого ребенка немецкому гауптману, то бишь капитану, полагается дополнительно 1027 евро в месяц. Оберст же (полковник) за аналогичную семейную радость получит уже на 250 евро больше...

По германским нормам, служебная квартира начинающего лейтенанта не может быть меньше 36 квадратных метров. К тому же профессиональному германскому солдату, уходящему в запас, будет гарантирована безбедная старость. По самой низшей тарифной ставке А9 офицеру в звании лейтенанта начислят не менее 1700 ежемесячных евро пенсии. У майора в отставке это будет уже 2300. У полковника – 3015. Плюс ко всему этому – полный “германский пакет” медицинских, а также прочих социальных страховок.

Сергей ЗОЛОВКИН, наш собственный корреспондент в Германии. Фото Эммы Чазовой-Золовкиной и пиар-службы бундесвера.

Женева – Вена – Мюнхен – Берлин

[X]