Опубликовано: 1380

КАРЛ ЛАГЕРФЕЛЬД: Больше всего боюсь скуки

КАРЛ ЛАГЕРФЕЛЬД: Больше всего боюсь скуки

Великий маг и волшебник, один из законодателей Высокой моды раскрывает нам свои секреты…

Любой, кому посчастливилось заполучить вещь, созданную Карлом Лагерфельдом, – будь то костюм от Chanel или сумка Fendi – сразу обратит внимание на его страсть к деталям. Этот человек живет и дышит роскошью и больше, чем кто-либо другой, знает, какое огромное значение могут иметь крошечные аксессуары.

Чрезвычайно деятельный 76-летний Карл до сих пор остается одним из главных законодателей Высокой моды и совершенно не стесняется своего порой эксцентричного поведения – от настойчивого требования путешествовать исключительно на личном самолете до отказа открывать двери или носить ключи от дома.

Родившийся в Германии дизайнер и художник известен тем, что в 1980-х годах восстановил известную марку Chanel, став главным стилистом этого Дома моды и сохранив уникальность духа великой Коко Шанель, добавил в одежду современные штрихи.

“Я сделал его настоящей иконой! – гордо говорит он. – Когда я взялся за это дело, все говорили мне, что это бесполезно, так как старые бренды оживить невозможно. Но я принял это как вызов и успешно справился!”

Сегодня загадочный дизайнер в черных очках, с белоснежными волосами, посыпанными пудрой и закрепленными лаком, и с неизменным веером в руках рассказывает нам о богатстве, о любви к покупке подарков и о страстном увлечении фотографией…

– Карл, как бы ты определил слово “роскошь”?

– Свобода, время и личные самолеты – я включаю эти условия во все свои контракты. Это не потому, что я хочу самолет, просто хочу знать, насколько важна работа. Если она на самом деле так важна, то они, безусловно, пришлют за мной самолет. А роскошь для меня – это отсутствие необходимости следить за своей кредитной картой при подписании контрактов.

– Что привлекает тебя больше всего при выборе подарков?

– Это сам выбор подарков, поскольку я покупаю их, как для себя! Я никогда не подарю вещь, которая мне не понравилась бы.

– Назови самый экстравагантный подарок, который ты когда-либо получал?

– Это было украшение. Не могу сказать, от кого и сколько оно стоило, но явно достаточно много. Я никогда не жду дорогих подарков, но мне понравилось, что человек об этом подумал!

– Считаешь ли ты, что во время экономического кризиса роскошь по-прежнему важна?

– Да. Хотя сейчас это больше касается качественных дешевых вещей, а не дорогих побрякушек. В бизнесе главное – тратить: расходы обеспечивают людей новыми рабочими местами.

– Как ты думаешь, может ли быть богатства слишком много?

– Если богатство превращает человека в избалованного ребенка, то оно только вредит. Но если все это происходит на достаточно высоком уровне и в виде искусства, то его никогда не может быть много.

– Еще одна твоя страсть – фотография…

– Я обожаю оставаться наедине с камерой, и у меня даже была выставка в Версале… огромных размеров фото. Они представляли совершенно противоположный взгляд того, что на самом деле видят люди. Но мое любимое фото – это фото Николь Кидман, которое я сделал для журнала Vanity Fair. В старом сером свитере и без грамма косметики актриса была просто божественна!

– Что питает твое воображение?

– Мозг – это те же мышцы, требующие постоянной тренировки. Ты все время должен задавать себе вопросы.

– Итак, ты занимаешься фотографией, публикацией и создаешь одежду… Что тебя стимулирует?

– Очень интересно заниматься несколькими делами, поскольку одно занятие стимулирует другое. Больше всего я боюсь скуки…

HELLO! Перевод И. Хаджиевой

[X]