Опубликовано: 6200

Карагандинский ГЧП. Пациент скорее мертв, чем жив?

Карагандинский ГЧП. Пациент скорее мертв, чем жив?

Почему именно в Караганде – на трудовой родине главы государства – с таким размахом проваливают проекты, которые изначально ему с помпой презентуют? Над этим вопросом уже не первый год ломают голову карагандинцы, с тоской глядя в небо, в котором так и не появились самолеты “Фермер”, или в очередной раз слыша о дефиците бюджета, который так и не пополнили многочисленные высокотехнологичные многомиллионные

проекты вроде завода по производству металлического кремния.

История, которую на днях поведали “КАРАВАНУ” сотрудники АО “Региональный центр государственно-частного парт­нерства Карагандинской области”, несколько видоизменяет набивший оскомину у общественности вопрос. Да так, что в голову наиболее впечатлительных людей вполне может закрасться крамольная мысль о намеренном саботаже со стороны местных чиновников.

Проекты – в стол?

Большой загадкой нынче стал вопрос о том, как карагандинские чиновники довели до ручки первый в стране пилотный проект “Региональный центр государственно-частного партнерства”. Тот самый, что открылся в марте 2010 года по поручению Президента РК Нурсултана НАЗАРБАЕВА и успешно функционировал три года.

Сегодня от АО “РЦ ГЧП Карагандинской области” остались лишь учредительные документы да еще проекты социальных объектов, большая часть которых ушла в стол руководству региона. Сотрудники акционерного общества, единственным учредителем и стопроцентным акционером которого является акимат Карагандинской области, ожидают зарплату за два года, которую они выбили в суде, но не очень-то надеются увидеть в реале. Имущество распродают с молотка. Будущее этой некогда перспективной организации весьма туманно. А ведь в момент ее создания планировалось, что сотрудники возьмут на себя разработку, проектирование, экспертную оценку и даже привлечение инвестиций для региональных проектов социальной значимости. С задачами своими работники центра справлялись вполне успешно, да только со временем поняли, что работа их почему-то абсолютно не востребована.

– Сегодня весь мир работает на принципах государственно-частного партнерства, – говорят бывшие сотрудники центра. – Это же удобно очень: когда у государства нет средств в данный момент на строительство социально значимого объекта, а он необходим региону, оно может прибегнуть к помощи частных инвестиций, взамен гарантируя инвестору возврат его денег в течение определенного количества времени.

По словам экс-работников АО “РЦ ГЧП Карагандинской области”, с поставленными задачами пионеры в сфере государственно-частного парт­нерства справлялись на все сто процентов.

– За время нашей работы мы разработали такие проекты, как строительство 15 детских садов, строительство ТЭЦ-4 в городе Караганде и ТЭЦ в городах Сатпаеве и Жезказгане, строительство концертного зала на 1 500 мест, строительство нового крытого стадиона на 3 000 мест, строительство учебно-практического центра при мед­академии на 500 мест, строительство поликлиники больничного типа на 200 мест, строительство банно-оздоровительного комплекса, – перечисляют бывшие сотрудники центра. – А также проекты реконструкции Шахтинской ТЭЦ и очистных сооружений по нескольким городам области. Но самой масштабной работой стала разработка концепции свободной экономической зоны “Сарыарка”, созданной также по поручению главы государства.

Мелькнули и… сдулись

Уникальные специалисты ГЧП до сих пор не могут понять, почему ни один из разработанных ими социальных объектов не был воплощен в жизнь.

– Из всех разработанных нами проектов не был реализован ни один, кроме СЭЗ “Сарыарка”. Да и тот функционирует только на бумаге, – с обидой констатируют они. –  Хотя сейчас нашими разработками активно пользуются другие региональные центры ГЧП, которые с этого года успешно работают в Шымкенте, Алматы, Усть-Каменогорске и т. д.  Руководство регионов там не только принимает эти проекты, но и запускает их, ведь эти объекты имеют большую социальную значимость и направлены на развитие регионов.  

Неужели же в Караганде даже при наличии инвесторов не хватило воли руководства?

– Да! – уверенно отвечают бывшие сотрудники центра ГЧП. – В функциональную деятельность нашего центра входило нахождение инвесторов для наших проектов, и мы их находили! Буквально за ручку приводили в акимат, но на этом все и заканчивалось. Доходило до коллизий международного масштаба.

– Уже в апреле 2010 года, спустя всего месяц после регистрации в органах юстиции, наши представители участвовали в ежегодном международном форуме “Год ГЧП”, проводившемся под эгидой ООН, – поведал экс-руководитель департамента по взаимодействию с инвесторами Валерий ИМАШЕВ (на фото). – После этого нас заметили в Организации Объединенных Наций и начали приглашать на все форумы ГЧП. В Женеве, например, на ежегодном форуме казахстанская делегация была самой многочисленной. Более того, при Женевском центре существует Всемирная команда ГЧП, так в этой команде от Казахстана были только карагандинцы. Там мы знакомились с потенциальными инвесторами, презентовали им нашу область с точки зрения инвестиционной привлекательности.

По словам Валерия Имашева, на “международном фронте” карагандинской команде удалось добиться значительных успехов: в 2011 году Карагандинская область была признана лучшей во всем СНГ в плане экономического и инвестиционного развития, и тогдашний аким региона Серик АХМЕТОВ получил в Ереване знак отличия – Сереб­ряную сову.

– Многие иностранные инвесторы, видя, что Карагандинский регион второй по значимости в стране и имеет огромные ресурсы, площади, свободные наличные деньги, выражали желание вложить средства в развитие нашего региона, – с грустью вспоминает Валерий Имашев. – Но разработанные нами проекты копились в столе у чиновников, так и не находя реализации. И хотя до 2013 года за них исправно платили, невостребованность нашей работы привела к краху всей организации.

По словам специалиста, возможно, второй раз войти в ту же воду, то бишь международную команду, казахстанцам будет непросто.

“Пусть рассудит Президент!”

Как с грустью отмечают экс-сотрудники АО, пилотный проект, созданный по поручению Президента, в Караганде стал тем самым первым блином, что всегда комом. Плохим кулинаром оказался акимат Карагандинской области, который, породив “дочку” (пусть даже в форме акционерного общества), ее же и погубил.

– При создании нашего центра оговаривалось, что деньги мы должны зарабатывать сами, – признаются бывшие гэчепэшники. – Но акимат помогал зарабатывать, давая определенные объемы работ. Разработка проектов социальной значимости без поддержки государственных структур, административного ресурса невозможна. Руководство акимата составляло план развития области на несколько лет вперед и потому лучше всех знало, что нужно области, городу, региону. Уставной капитал в 100 миллионов тенге мы должны были со временем вернуть акимату. По мере возможности мы его возвращали – и вернули бы в полном объеме, если бы наши проекты реализовывались. Но в 2013 году поддержка со стороны государства прекратилась полностью.

– Даже те, кто работал с 2013 по 2015 год без заработной платы, веря в то, что ситуация выправится, уволились. Активы продаются, так как появилась задолженность по заработной плате девятнадцати сотрудникам центра в размере более 19 миллионов тенге. Сейчас говорить о том, почему с нами так поступили, мы не имеем права, но то, что с прошлого года в других регионах созданы аналогичные центры, которые ныне прекрасно работают, наводит на мысль о том, что все могло быть иначе и у нас.

В марте 2015 года бывшие сотрудники АО обратились в судебные органы с исковым заявлением по поводу невыплаченной заработной платы. В апреле суд удовлетворил их исковые требования в полном объеме. Далее было возбуждено исполнительное производство, но результата нет и поныне.

– За два года, что мы не получали зарплату, в стране произошли девальвации, – с горечью говорят люди. – Сейчас, даже если мы получим деньги, у большинства из нас они уйдут на раздачу долгов. Но, знаете, дело даже не в самой зарплате. Обидно не то, что мы потеряли место работы, а в других регионах оно появилось и стало нужным. Обидно за то, что мы делали нужное региону полезное дело, но почему-то оно оказалось невостребованным.  

Разочарованные работники ГЧП в открытом письме решили обратиться к Президенту страны – путь он рассудит, закономерна ли судьба его карагандинского детища. Они еще надеются, что печальная судьба АО все же не фатальна.

– Если центр решат реанимировать и позовут сотрудников обратно, то наша команда готова вернуться, – сказали они в заключение.

Караганда

[X]