Опубликовано: 1720

Как умирают реки

Как умирают реки

Чистейшие горные реки Западного Алтая превращаются в экстремально грязные. Опасные сбросы Риддера губят притоки Иртыша, а с ними и самую главную реку Казахстана.

Пока депутаты ссорятся с олигархами…

В Восточном Казахстане 2008 год объявлен Годом экологии. Утверждены экологические программы, запланированы деньги. Причем деньги настолько немалые, что привело к нешуточному противостоянию. Чиновники обязали промгигантов выделить на охрану окружающей среды лишний миллиард-другой, а производственники тут же публично усомнились, что крупная сумма дойдет по назначению. Полгода ссорятся депутаты с олигархами, доказывая друг другу, чьи планы важнее и нужнее природе. А природа замечательная – алтайская, таежная – в это время гибнет! В Риддере мы увидели это своими глазами.

Две недели назад высокогорное плато, спрятанное за цепями хребтов, открыло нам чудо: буквально в нескольких сотнях метров друг от друга на одной гряде берут начало шумные Громотуха, Малая Ульба, Кокса, Тургусун, Черная и Белая Уба. Их истоки – белки и родники нетронутой дикой природы, вода – чище дистиллята, водители заливают ее в радиатор. Если бы действовал мировой рынок воды, каждый литр из этих верховий имел бы денежный эквивалент. Чистая вода на планете сегодня – большая ценность.

В пределах Риддера кристальные речки сливаются и впадают в Ульбу, которая выходит из города… практически самой грязной на Алтае. Мертвой.

Что происходит с горными красавицами?

“Что за шутки у “Казцинка”?

– Никакой тайны нет, – объясняют нам горожане. – Все на виду. На Западе происходящее стало бы экологическим преступлением, а у нас это называют “техногенным воздействием”. В речки сбрасываются отходы предприятий “Казцинка” и нескольких городских районов. Сейчас сами увидите, как “очищаются” эти сбросы.

Первая в списке грязнейших – речка Филипповка. Именно на ней больше двух столетий назад барон Филипп Риддер открыл месторождение полиметаллов, давшее начало руднику, а затем и городу. С годами рудник вырос в гигантский горно-металлургический комплекс, а речка стала его отхожим местом.

– В ней даже микробы не водятся, – вздыхают наши экскурсоводы. – У нас начальство на автобазах так юморит, когда к ним за сверхлимитным ГСМ подходят, – ставят визу: “Отпустить с Филипповки”. Эта речка из-за загрязненности зимой не замерзает, во время сброса вода молоком бежит.

С мостика, под которым течет беловодная Филипповка, видна горно-обогатительная фабрика казцинковского комплекса. Сколько она действует, столько травит речку, – больше полувека! “В советское время, – говорят риддерцы, – это было объяснимо, для промышленников понятия “экология” вообще не существовало. Но почему новый владелец – мировая корпорация, экономит на трубе, чтобы отвести сбросы в хвостохранилище?”

Следующая экологическая “достопримечательность” – очистные сооружения риддерского цинкового завода. За оградой – резервуар размером с плавательный бассейн, рядом – фильтр. Бассейн, по наблюдениям местных жителей, не соответствует загруженному “под завязку” заводу. А фильтр… Мы подходим к странному сооружению под трубой и заглядываем внутрь. На металлические листы брошены два-три совка угля. Их назначение – очищать заводские сбросы от агрессивных примесей, главным образом от серной кислоты. В нос бьет резкий химический запах, глаза щиплет до слез.

– Вот после этого “фильтра”, – говорят наши провожатые, – сбросы завода прямиком идут в речку Тихую. Ночью отсюда шурует под самый верх трубы, и ведь не просто вода сбрасывается, а кислота, электролит. Все в речку. А в бумагах пишут, что сбросы очищаются. Это что, такие шутки у “Казцинка”? Кому нужен такой фильтр?!

Власть вроде в курсе

Тихая – самая многострадальная речка Риддера. В нее впадает загрязненная Филипповка, идут сбросы цинкового завода и стекают канализационные стоки нескольких городских районов. Последние – тоже без очистки и тоже десятилетиями. “От жилых районов – “Ботаники”, “Геолог”, 95-й квартал, 1-й, 6-й и 7-й районы идет сброс неочищенных хозфекальных стоков на рельеф и далее в реки Хариузовка и Тихая”. Это цитата из раздела “Экология” официального сайта акима Риддера. Далее текст сообщает: “Кроме экологического риска для водоемов, создается реальная санитарно-эпидемиологическая угроза населению, так как все стоки до попадания в реки протекают по жилым районам частного сектора”.

Власть вроде в курсе. На том же сайте можно узнать о программе очистки канализационных стоков и о том, что на нее у города нет денег. Аким образца 2006 года обещал начать финансирование в 2008 году. Аким образца 2008 года уже ничего не обещает.

Мы останавливаемся возле злополучного первого района. В полусотне метров от обочины видны остатки канализационной насосной станции. Когда-то город успел построить сеть КНС, чтобы подвести стоки окраин к очистным сооружениям. Но в эксплуатацию их так и не ввели – что-то помешало. А сейчас большинство станций разбомблено и растащено, нужно начинать всю работу заново, снова вкладывать деньги. Денег никто не дает – ни градообразующее предприятие “Казцинк”, ни областной бюджет. И нечистоты четырех окраинных районов с населением минимум 20–25 тысяч человек текут в Тихую. Тихая – приток Ульбы, Ульба впадает в Иртыш, а Иртыш – главная река Казахстана, несущая свои воды в Обь. Российские экологи с каждым годом отмечают увеличение загрязненности этой трансграничной реки. Риддерские промышленные и городские сбросы, подпитанные еще в Усть-Каменогорске, Семипалатинске, Павлодаре, достигают… Обской губы, то есть Северного Ледовитого океана. “Говорят, – заметили риддерцы, – река способна сама себя очищать. Но это когда речь идет о разовом загрязнении. А в Филипповку, Тихую и Ульбу десятилетиями сливают кислоту, концентрат, реагенты, щелочь, металлы, нечистоты!

Имидж ничто

Окраины Риддера провожают нас лунным пейзажем. Берега Тихой и прилегающих речушек угроблены промышленными отвалами. Во время дождей и паводков они дополняют в русла “хвосты” цветной металлургии. Не то что рыбешки, даже травинки не найти среди речных камней! Как на фантастической планете Шелезяка.

Корпорация “Казцинк” чрезвычайно щепетильно относится к своему имиджу на мировой арене. От имиджа напрямую зависит стоимость акций, а значит, корпоративные и личные доходы ее владельцев. “Казцинк” постоянно размещает информацию о своих грандиозных экологических проектах и миллиардных тратах на оздоровление окружающей среды. Но вот стоит в Риддере прийти на берег Тихой или Филипповки, и цена “великого” вклада в экологию становится очевидна. Главное богатство западноалтайских гор – чистые истоки в Риддере – превращается в мертвые реки.

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото), Усть-Каменогорск – Риддер

Загрузка...

X Закрыть