Опубликовано: 8700

Как таможенники экологию Алматы ухудшают

Как таможенники экологию Алматы ухудшают Фото - Тахир САСЫКОВ

В связи с ситуацией на казахстанской границе государственные органы наконец-то обратили пристальное внимание на все проблемные вопросы, существующие в этой сфере. Таможенный кодекс с нового года будет существенно отредактирован.

Помимо работающего по своим собственным правилам алгоритма таможенного оформления, о котором мы писали в прошлом номере “КАРАВАНА” (см. “Почти как в Зимбабве”), закон подразумевает массу действительно нужных упрощений. Например, сокращается в шесть раз срок оформления транзитных грузов, упрощаются многие бюрократические процедуры и облегчается наказание за непреднамеренные ошибки.

Но, как рассказал нам один таможенный брокер на условиях анонимности, важно не то, что будет написано в государственных талмудах, а то, насколько точно этим предписаниям будут следовать люди на местах.

Карго-крах

Впрочем, обо всем по порядку.

Знакомьтесь: Алмаз (имя изменено). Уже более 10 лет мужчина активно занимается оформлением импортных грузов, директор крупной фирмы. К нам в редакцию он обратился сам. Потому как “надоело работать полулегально, а в сложившихся условиях способа выйти из “серых” схем не видит”.

– Все схемы “серого” импорта, известные в мире, активно применяются при ввозе товара из Китая в Казахстан. Это и банальная подмена кодов ТН ВЭД, и занижение стоимости, и игры с весом. Есть все. Поэтому особую популярность приобрели карго-компании: их у нас в стране больше 50, и основная их цель – ввезти в страну китайский товар за наименьшую стоимость. По сути – это камикадзе, которые рискуют собой за не вполне легальную прибыль. Но проблема в том, что если фуру остановили, то бизнесмен “попадает” не на ту сумму, что указана в декларации, – китайские импортеры потребуют возместить фактическую стоимость товара, – рассказывает о самом страшном кошмаре околотаможенного бизнеса Алмаз.

На заре создания ЕАЭС груз из Китая в Казахстан ввозился по средней стоимости 8–12 долларов за килограмм. Как считает наш собеседник, это чаще всего и есть фактическая стоимость ширпотреба с небольшой маржой всех заинтересованных сторон.

Но потом межстрановая конкуренция за товарные потоки опустила эту стоимость до 3,20 доллара за килограмм в 2012–2013 годах, а потом и до 0,6 доллара. “Демпингуют” в основном кыргызы: у них и схем больше, и договориться проще. Беспредел, который творится на кыргызской стороне, не описать словами. Кыргызская таможня пропустила столько левого товара, что это не снилось России вместе с Казахстаном. Сейчас, когда на границах начали “закручивать гайки”, средний тариф стал 0,9 доллара за килограмм. Почти как в Зимбабве

– Получается, цена ввоза одной фуры сейчас – 14 тысяч долларов, в то время как по факту товара в ней может быть на 350–500 тысяч долларов. И если по каким-то причинам груз остановят – бизнесмен должен будет вернуть эти самые 350 тысяч долларов. Я за годы работы видел многих, кто так терял всё: квартиры, машины и еще должен оставался. Но, конечно, в основном с таможенниками удается договориться, и товар запускают, – откровенничает Алмаз.

– А каким образом все это происходит? Сейчас же многие посты оборудованы сканерами, которые могут вычислить и содержимое кузова, и точный вес сказать… Уже ведь не провезешь шубы под видом постельного белья, – спрашиваю я.

– Техника-то есть, но работают на ней люди, которые могут всегда сделать так, чтобы изображение было нечетким или еще как-то посодействовать. Ну и потом, у каждого в нашем бизнесе есть свои люди, цепочки отлажены четко.

А теперь об очень важном. Я хочу сказать, почему все хотят растаможиваться в городах, к примеру, в Алматы, а не на границе. Да потому, что на границе все осуществляется достаточно строго и на основании закона. А в городах товар легко “размыть”, да и договориться проще. Отсюда и растаможка в том же Алматы бывает дешевле. Вывод прост – в городах легче договориться. 

Как лояльность таможенников экологию Алматы ухудшает

Если посмотреть официальные данные комитета госдоходов минфина РК, то словам нашего анонимного эксперта можно найти косвенное подтверждение.

Как рассказали нам в КГД, за январь – октябрь 2017 года в отношении товаров, импортированных из Китайской Народной Республики в Республику Казахстан, выпущено 55 643 декларации на товары.

Основная их доля приходится на департаменты государственных доходов по городу Алматы, Алматинской и Восточно-Казахстанской областям.

В зоне деятельности в ДГД по г. Алматы из 5 действующих таможенных постов наибольшее количество таможенного декларирования товаров, импортированных из КНР, наблюдается в таможенных постах “Алмалы – центр таможенного оформления”, “Жетісу” и “Алматы – центр таможенного оформления”.

В ДГД по Алматинской области из 10 действующих таможенных постов наибольшее количество таможенного декларирования товаров наблюдается на КПП “Алтынколь” таможенного поста “Алтынколь”, “МЦПС “Хоргос” и “Жаркент” таможенного поста “Алтынколь”.

В ДГД по ВКО из пяти действующих таможенных постов наибольшее количество таможенного декларирования товаров наблюдается на таможенных постах “Бахты” и “Оскемен – центр таможенного оформления”.

И лидеры не меняются годами. Во всяком случае – по Алматы. И тут возникает резонный вопрос: а для чего везти груз в запруженный автомобилями мегаполис, если его спокойно можно растаможить на границе, которую в любом случае приходится пересекать? Убийство на "Хоргосе" попало на камеры

Официальная стоимость услуг брокеров, а тем паче госслужащих, что в городе, что на границе, одинаковая. Более того, для продвижения от кордона до Алматы тоже нужны определенные печати, заверяющие, что фура зашла и с документами все в порядке. И в среднем, если все печати удается проставить менее чем за 4 часа, эта услуга стоит пять тысяч тенге, если процедура требует больше времени, то груз приграничными брокерами оформляется как транзитный. Это стоит примерно 20 тысяч тенге.

Растаможка импорта – в два раза дороже. И абсолютно не важно, где ее проходить. Так, может, выгоднее было бы сэкономить деньги и время?

Еще одна любопытная деталь: таможенные посты модернизируют не только крупногабаритной техникой, но и в том числе аппаратами по выдаче талонов электронной очереди. Так вот, как рассказал нам Алмаз, чаще всего эти автоматы бездействуют – участники ВЭД предпочитают самостоятельно занимать очередь к тому или иному инспектору, а не томиться в общей электронной очереди.

Как нам стать белыми?

У читателей может возникнуть вопрос: а ради чего мы публикуем откровения анонимного эксперта, да еще и столь подробные и узкоспециализированные? Да потому, что от “серого” импорта страдают все, а не только карго-перевозчики. Из-за полулегального ввоза китайская одежда оказывается гораздо дешевле отечественной, бюджет недополучает налоговых и таможенных отчислений, в итоге – нам с вами не могут повысить зарплаты, пенсии и пособия.

Диалоги с КГД

По какому пути пойдет Казахстан – пока непонятно. Мы пытались выяснить позицию комитета госдоходов минфина РК, но прямой вопрос, что делается для того, чтобы снизить разницу в данных о торговом обороте наших стран, чиновники оставили без ответа. Как вредят казахстанской экономике серые схемы кыргызского экспорта

– У нас уже все привыкли к “серым” схемам. Когда кого-то ключевого меняют на посту, вся система на некоторое время замирает: все ищут новые подходы, пытаются наладить каналы. Но через пару дней, иногда – недель ситуация выправляется. Поэтому в проблеме должны разбираться даже не таможенники, а незаинтересованные структуры. Возможно, как это было на “Хоргосе” – КНБ, – по-своему объясняет это молчание Алмаз.

Вместе с тем во многих странах, занимающих большую территорию, с “серыми” схемами предпочитают бороться за счет снижения каналов возможного проникновения контрафакта. Так, например, в США все процедуры таможенного декларирования ввозимого импорта выведены на границу государства. Логика вполне понятна: сократи точки контроля и усиль сам контроль.

Пару лет назад предполагала пойти по этому пути Россия. Но сейчас о той идее никто не вспоминает. А что у нас? Мы попытались спросить об этом комитет госдоходов. И нам даже ответили. Вот только что именно хотели сказать чиновники – мы, если честно, так и не поняли, поэтому просто копируем наш вопрос и ответ за подписью и.о. председателя КГД МФ РК Госмана АМРИНА.

Во многих крупных территориально странах, например, в США, все таможенные процедуры вынесены исключительно на границу. Считается, что таким образом проще обеспечить контроль. Изучал ли Казахстан данный опыт и планирует ли идти по такому же пути? – спросили мы.

“Комитетом государственных доходов МФ РК в целях увеличения пропускной способности пунктов пропуска на таможенной границе идет развитие приграничных транспортно-логистических центров.

10 октября т. г. в пункте пропуска “Калжат” Алматинской области на казахстанско-китайской границе была открыта зона таможенного оформления, сопряженного с международным транспортно-логистическим центром “Калжат”.

На территории международного транспортно-логистического центра созданы максимально комфортные условия для участников ВЭД (международных перевозчиков) в части автоматизации процессов контроля, наличия обустроенных зон ожидания как для пассажиров, так и для транспортных средств. В транспортно-логистическом центре имеются современные складские помещения для хранения товаров, места для досмотра товаров.

Также планируется провести модернизацию и техническое оснащение на остальных пунктах пропуска на казахстанском участке внешней границы ЕАЭС.

Кроме того, ведется строительство нового автомобильного пункта пропуска “Нұр жолы” на казахстанско-китайской границе с завершением в первом полугодии 2018 года.

Таким образом, развитие международных транспортно-логистических центров положительно повлияет на финансовые затраты участников ВЭД, окажет благотворное влияние на развитие грузооборота страны и повысит рейтинги Казахстана на международном рынке в части транспортно-логистической направленности”.

АСТАНА

КОММЕНТАРИИ

[X]