Опубликовано: 1437

Как пережить женскую болезнь и стать звездой

Как пережить женскую болезнь и стать звездой

В 10 лет о ее голову разбили мандолину (мальчишки пошалили на репетиции). В 12 лет переключилась на гитару (обычные “дрова”, которые можно было купить в любой лавке). В 15 украла деньги у родителей и купила себе электрогитару (потому что хотела играть тяжелый рок). В 28 лет перебралась в Россию – чтобы работать со Стасом Наминым и выступать на больших сценах. Знакомьтесь. Или вспоминайте – бывшая алматинка, а ныне

москвичка и лидер группы MAGIC Наталья ТЕРЕХОВА.

– Рок-н-ролльная у тебя биография получается, Наталья.

– До акустической гитары я просила, чтобы родители покупали мне всякие ножи-пистолеты, потому что с мальчишками всегда водилась. И в хоккей с ними играла.

– Да, а как родители отреагировали, когда ты у них деньги украла и гитару купила? Выпороли?

– А че тут сделаешь? Поздняк метаться (смеется). Я тогда бегала по всем точкам Алма-Аты, где играли рок, но нигде девочек-гитаристок не брали. И в “КАРАВАН” объявления давала – хочу собрать команду из девчонок. Перезнакомилась с кучей лохматых рокеров. И через них вышла на фаната Pink Floyd Лешу Островного.

– Помню такого. Пузатый, лысоватый…

– Зато помог команду собрать. Он был автором всех наших песен. И название придумал – “Ламия”.

– Злая ведьма из древнегреческой мифологии!

– А мне нравится! Басистка Оля, которая к нам пришла, вообще прочитала объявление о наборе в группу в туалете. Развернула “КАРАВАН”, сделала свои дела, сохранила этот кусочек бумаги. Позвонила, приехала, начали репетировать. Играем – нормально! А Леша мне в ухо: по-моему, она слишком толстая. Я ему: а по-моему, она беременная.

– Здорово! Ну и кто был прав?

– Седьмой месяц, я же не слепая! Она свою “басуху” не на животе держала – на колонку ставила! И на репетиции к нам трижды в неделю ездила с пересадками!

– Героическая. Или ненормальная?

– Нормальная! Я сама такая. Как институт окончила – я же программист по специальности, – бросила работу и стала группой заниматься.

– Как набрала девчонок?

– В 1987-м. Есть фраза “Текучка – у сучки”. А у нас постоянная хроническая “текучесть кадров” была. Однажды Островной вспылил: музыкант – существо бесполое, мне по фигу, баба ты или мужик! И вот приходит к нам на прослушивание одна… Я ей сразу: если начнешь с нами играть – ты уже не девочка! На репетицию она так и не приехала…

– С хорошей перспективой ты людей в банду набирала. Кстати, “Ламию” на сцене я видел только один раз.

– А мы так ни разу живьем и не сыграли! Под “фанеру” на телешоу “РиК” и в “Музыкальном казино” в 1993-м. И все. Тогда просили максимально мотать башкой, размахивать волосами, лупить по тарелкам так, чтобы стойки шатались. Чтобы максимально визуализировать выступление. После этого поняла, что девчачья рок-банда в Казахстане никому не нужна. И уехала в Москву.

Уточнение “КАРАВАНА”

Два месяца Наталье Тереховой пришлось жить на съемной квартире вместе с хозяином: продавец музыкального магазина, увидев, что у нее только чемодан и гитара, дал ключи от своей квартиры и нарисовал, как добраться.

– Не побоялась?

– У него дома был вселенский срач. Я заметила: если такой срач – он точно москвич. Если порядок – то “понаехавший”. Я за день все убрала и помыла. Месяца два пожила у него. Потом надоело убираться. И еду покупала за свои деньги, а он съедал ее с друзьями. Кинулась с нужными людьми знакомиться. Первым был экс-гитарист “Арии” и “Мастера” Андрей Большаков, который начал выпускать журнал Music box. Сказала, что могу и печатать, и на гитаре играть. Первый номер практически одна и набирала. В качестве премии Андрей меня пристроил в трэш-группу “Женская болезнь”.

– Здорово!

– Секретаршей в журнале работала Света Молчанова – барабанщица “Маркизы”. Слышу, кто-то по телефону ей говорит: мол, “Комбинации” нужна гитаристка. Та отвечает: “Есть тут одна” – “Ну хоть симпатичная?” Света на меня обернулась: “Ну так, не очень” – “О! Подходит”…

– Наташа, где рок и где “Комбинация”?! Это же попса попсовейшая!

– Ну, во-первых, деньги надо зарабатывать. Во-вторых, с “Комбинацией” я все-таки гастролировала. Не с главным составом, а с фальшивым. Нормально так рубанули – толком-то никто в лицо состав не знал: бабы и бабы. Предновогодье, все пьяные. Корпоративы: мы, ШуРа, еще какая-то туфта. Купили в привокзальном киоске диск “Комбинации” (хохочет) – вот под него и отпрыгали с “фанерой”. Даже в Германии. Заработали немного денег и аплодисментов.

– Вот она, попсня фанерно-бесстыжая!

– Подожди, я на одном концерте Деду Морозу даже причиндалы отбила!

– За что?

– Башкой мотала, как принято в хэви-метал, а попкой не рассмотришь, кто сзади пристроился. Ну я гитарой размахалась – и грифом ему аккурат между ног засадила!

– Упс-с-с…

– Я же не печатать сюда приехала, а на гитаре играть! И в 1995-м знакомый гитарист Виктор Желудяков посоветовал меня в студию Стаса Намина. Я там за месяц перезнакомилась с кучей прекрасных музыкантов. И осталась там аж на восемь лет. Сначала техником, а потом звукорежиссером в группе “Цветы” с Сашей Лосевым.

– Подожди! Намин – профи по работе со звуком. Как он тебя “звукарем” взял?

– Утром пришла на студию пораньше – протирала пульт от пыли. Стас влетел: здрасьте – и убежал. Через месяц привез бывшего басиста Джими Хендрикса Ноэла Реддинга и экс-гитариста Thin Lizzy Эрика Белла с концертами в рамках какого-то фестиваля. Штатный звукорежиссер Женя Трушин не мог поехать – ему на студии команду записывать. Стас: “Тогда Наташку возьму!”. Женя: “Она же не умеет!” – “Как не умеет, че ты тут трешь? Я сам видел ее за пультом! Короче, она едет с нами...”.

Я прибегаю к Женьке со списком вопросов, первым из которых был: “Что такое эквалайзер?”. А он мне: “Выстраивать громкость и баланс ты научилась. Больше ничего на пульте не трогай!..”. Так что спасибо Намину, который случайно увидел, как я пульт протирала. Хотя, если честно, не за пультом хотелось сидеть, а скакать на сцене с гитарой. Это же совсем другие эмоции, другая жизнь! И вот так случайно досиделась до должности соло-гитаристки группы “Мотохулиганы” – такая брутальная команда, лидер которой Игорь Самойлов взял меня. Два года работали…

– А потом?

– Разбежались. В 1999 году я предложила Алику Сикорскому – внуку того самого изобретателя вертолета Игоря Сикорского – помочь создать женскую кавер-команду. К тому времени уже и девчонок себе присмотрела. Тогда в тренде были авторские команды. Для “Женской болезни” песни сочиняли Ольга Суворкина и Ирина Локтева. Спрашиваю у Алекса: “А кого переигрывать будем?”. Он мне ставит всякую фигню типа Бритни Спирс и Spice girls. Я: фу-у-у… Тогда он достал битлов, Элвиса Пресли, ZZ Top… Кричу: о-о-о, то, что надо! А как мы будем называться – спросить забыла. Приходим в ритм-н-блюз-кафе, где наш первый концерт, а там афиша: “Сегодня выступает группа Magic”. Ору, злая как собака: “Какой “Мэджик”? Сегодня мы работаем!”. А мне в ответ: “Так вы и есть Magic”. И вот уже 18-й год выступаем. Играем, куда пригласят. Вот только что отработали месяц в Актау…

– Наташа, а ты сама хоть что-то свое написала?

– Ну-у-у… Три хилых инструментала. Времени не хватает. Я же еще играю параллельно в банде “Вольная стая”. Это авторский хард-н-хэви-проект Алексея Страйка, бывшего гитариста “Мастера”. Серьезный человек. Да, был однажды момент, когда поняла: что-то не так складывается. Заполнила резюме, чтобы устроиться в одну компьютерную контору. А там вопросы: каким транспортом пользуетесь? Написала: лифт. Причина ухода с прежней работы? – Все умерли.

– Не очень смешно.

– Саша Лосев, Женя Трушин, Ноэл Реддинг, Эрик Белл, Ольга Суворкина, Игорь Самойлов и много людей, с которыми я общалась и играла…

– Я точно знаю, что ты участвовала в программе “Модный приговор”…

– Когда в Алма-Ате меня никто не признавал как гитаристку, я отпустила косичку над правым глазом и выкрасила ее в милицейский жезл. Такая фишка. “Модный приговор” ее отрезал. Сказали, что так лучше. А еще я была невестой в программе “Давай поженимся!”.

– И…

– Ну так. Чисто приколоться – для истории.

– Наташа, сегодня тебе 50 лет исполняется. Как отмечать будешь? И что скажешь по поводу поп-дуэта “Ламия”, который обнаружился в Алматы в 2011 году и который пока никак и нигде не отметился?

– Да, я уже пообщалась с продюсером девочек. Сказал, что у них ударение на другую букву. Не ЛАмия – а ЛамИя или ЛамиЯ. Послушала – песенки не страшные. Пусть живут. А юбилей отмечу, как и полагается, концертом Magic. Я же единственная в СНГ гитаристка, дожившая до такого возраста прямо на сцене!

– Да, и как отыграли в Актау?

– Исключительно положительные эмоции! Спасибо другу юности в Алматы – Адильжану Саугабаеву. Это были восхитительные гастроли!

КОММЕНТАРИИ

[X]