Опубликовано: 7039

Как можно было избежать паводковой трагедии в Казахстане

Как можно было избежать паводковой трагедии в Казахстане Фото - Николай СОЛОВЬЕВ

Почему прогнозируемый весенний паводок вылился в катастрофу? Получится ли в этот раз списать все проблемы на разбушевавшуюся стихию или найдутся те, кто должен ответить за происшедшее?

Ученые-гидрологи рассказали “КАРАВАНУ”, как можно было избежать трагедии и почему этого не произошло.

Сводки из затопленных регионов читаешь с ужасом. Но какова роль человека, а точнее, ответственных лиц, которые должны стоять на страже жизни и безопасности жителей страны? Круг их не так широк. Как только вода отступит, должен начаться серьезный разговор. Удастся ли спрятать концы проблем в воду? Или нырнем в бюджет в очередной раз за деньгами на ликвидацию последствий очередного же наводнения и замолчим до следующей весны? Ведущие гидрологи страны из Алматы и Астаны согласились рассказать “КАРАВАНУ” обо всех подводных течениях, которые привели к колоссальным разрушениям.

“Казгидромет”, что с прогнозами?

Весна пришла, как всегда, неожиданно. И снова, несмотря на всю подготовку к ней с выделением огромных денег, страна оказалась с мокрыми штанами. Первый вполне логичный вопрос: как дела у “Казгидромета”? И где его прогноз, который должен был поднять на уши всех еще задолго до того, как пришла оттепель? О том, что такой катастрофический паводок грядет, можно было просчитать заранее, уверены эксперты.

– “Казгидромет” давал информацию, что паводок будет, всего запасы снега на 15 процентов выше многолетнего уровня, – говорит инженер-гидролог Владимир СИВОХИН. – Но сейчас мы хотим спросить: откуда тогда взялся такой объем воды? Кто делал этот мониторинг? Кто измерял хотя бы выборочно снегозапасы? Их должен был насторожить факт, что прошла очень дождливая осень, земля напиталась влагой, потом ударили морозы. И в придачу навалило снега.

Сейчас тепло еще придет. Будут плавать весь Северный Казахстан, Костанайская область. Потом еще Алтай добавит, когда снег там начнет таять.

Многовод­ная фаза у нас с 2015 года идет. Этот период составляет несколько лет, возможно, что сегодня еще не пик. Никто не исключает, что в 2018-м все повторится. Мы об этом постоянно говорили. Конечно же, ситуацию можно было пройти с минимальными последствиями. Нам всюду говорили – все под контролем, но люди видят ролики в социальных сетях, где зачастую мат-перемат, ойбай, метание служб, которые должны были следить за паводком. Все это говорит об их готовности к половодью?

Специалисты испарились…

Казахстан вообще уникален с точки зрения гидрологии. Наш тип рек даже входит отдельной строкой в мировой классификатор. В пустующее пересохшее устье может хлынуть поток, который за считанные дни уничтожит все на своем пути, и снова затихнуть на месяцы или даже годы… Гидрологией очень тщательно занимались в советские годы. Но после развала СССР исследования, которые крайне необходимы при проектировании любого объекта, забросили, а вместе с ними вскоре испарились практически все специалисты. А ведь это вопрос не только огромных возможных материальных убытков при возникновении ЧС, но и людских жизней.

– Остались мы, считанные специалисты, мнение которых никто не берет в расчет, – сетует наш эксперт. – Методики, которые используют для расчета и проектировки дорог и других сооружений, все старые. Климат меняется, но никто этого не учитывает, никакие коррективы не вносятся. Нужно создать службу, которая занималась бы обновлением СНиПов, методов расчета гидрологических характеристик с учетом изменения климата.

Секрет на миллион

Опять вспомним “Казгидромет” – ведь он не испарился, получает финансирование, ведет работу. Почему бы ему не снабжать сведениями тех же проектировщиков и инженеров? Гидрологи рассказали об очень непростых отношениях с этим РГП.

– Служба “Казгидромет” у нас для чего вообще? Ведь не только для того, чтобы сообщать нам прогноз погоды на завтра, – говорит Владимир Сивохин. – В советское время она информировала, какое будет половодье, на каких реках. Выпускала брошюры, которые выдавались всем проектным институтам, эксплуатирующим организациям. Сейчас она что-то выпускает, но для служебного пользования, специализированным организациям не дает. Я делал как-то запрос по информации, связанной с водными бассейнами, которую она выпустила. Официально мне так и не ответили, а устно сказали: дескать, для создания этой книги затратили такие суммы, и она теперь будет стоить несколько миллионов. Но при таком подходе наступит научный коллапс, мы вообще тогда не будем владеть информацией.

Вот две строчки из “прейскуранта” от этой организации: “Максимальный расход воды” обойдется в 9 559 тенге. “Слой стока” – 10 200 тенге.

Это расценки 2010 года. Сейчас, возможно, они больше. А есть такие данные, что за одну цифру вы должны платить 48 738 тенге.

Поэтому мы используем старую информацию, которая у нас есть с советских времен. Но ведь мы проектируем дороги, мосты, гидросооружения не для себя, а для всех граждан.

Плотины в руках частников

Еще одна проблема, которая привела к трагедии, – это халатное отношение частников, в руках которых оказались плотины.

– Пока где-нибудь не прорвет, не будет человеческих жертв, вопросом тех же гидросооружений у нас почти не занимаются, постоянный контроль не ведется, – говорит гидролог Сивохин. – Например, в Северном Казахстане много плотин, какие из них прорвало? А ответственных не найдешь.

Гидролог Юрий ТИХОМИРОВ подтверждает слова коллеги. Недавно он совершил объезд и увидел, что ситуация на местах аховая:

– Многие крестьянские хозяйства без согласования с бассейновыми инспекциями и организациями, эксплуатирующими искусственные сооружения на участках железных и автомобильных дорог, строят глухие дамбы даже на крупных реках с созданием водохранилищ, используя их для водопоя животных или орошения земель.

Найти хозяина этих участков порой невозможно. Висят таблички: “Частная территория”, “Вход воспрещен”, “Рыбалка и купание запрещены”.

Такие плотины в многоводные годы прорывает, а информации об их характеристиках и объемах воды нет ни в каких документах.

Только на наиболее опасном участке трассы Калкаман – Баянаул, с 92-го по 105-й километр, гидрологи выявили более 10 переливов. Обнаружены были три размытые плотины, построенные без проекта. Ширина размывов достигает от 15 до 30 метров при глубине в водохранилищах до 4–6 метров.

При прорыве таких плотин большая масса воды поступает к сооружениям автодорог, на которые они не рассчитаны.

Эксперты подчеркивают, что необходимо бассейновым инспекциям взять на контроль все плотины и гидросооружения, и не только капитальные. Собственники должны обеспечивать беспрепятственный проход воды при половодье. Иначе они должны отвечать перед законом.

– Учитывая неординарность половодья 2017 года, необходимо, чтобы все эксплуатирующие организации и комиссии по ЧС обобщили и предоставили сведения, где произошли переливы, какие сооружения не справлялись с пропуском воды, чтобы все эти данные были использованы проектировщиками и эксплуатационниками, – говорят эксперты-гидрологи. – Иначе трагедия может повториться и в следующем году.

Алматы

Кто будет наказан из-за разрушительных паводков в Казахстане?

  • Все опросы

КОММЕНТАРИИ

[X]