Опубликовано: 3600

Как иностранцы игнорируют просьбы Ахметжана Есимова

Как иностранцы игнорируют просьбы Ахметжана Есимова Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Иностранные компании проигнорировали просьбы главы “Астана ЭКСПО-2017” Ахметжана Есимова об использовании казахстанских материалов на строительстве выставки в Астане.

16 мая Ахметжан Смагулович отчитался о новых успехах. По его словам, на строительство выставки привлечено 256 отечественных товаропроизводителей, заключено договоров на 35 миллиардов тенге.

– Убедить иностранных подрядчиков работать с казахстанскими поставщиками удалось с большим трудом и только методом убеждений. Но было бы лучше, если бы нашим юристам удалось поработать в данном направлении, чтобы создать правовую базу, – сказал тогда Есимов. И добавил: – Мы провели большую работу по оптимизации бюджета проекта. В результате экономия составила более 131 миллиарда тенге.

Вас тут не стояло

По информации “КАРАВАНА”, убедить иностранных подрядчиков поработать с нашими компаниями пока не получилось. А так как до открытия выставки остается 363 дня, то, видимо, уже и не удастся. Хотя такая возможность была.

Если посмотреть на архитектурный проект выставки, то поражает обилие стекла и витражей. По большому счету, подрядчикам осталось закончить именно эту часть работ – остеклить здания и закрыть их такой же стеклянной кровлей. И – какое совпадение! – именно эту часть работ казахстанские компании и готовы сделать в самом лучшем виде.

В стране работает три стекольных завода. Они способны выпускать витражное стекло, бронебойные панели и сложные пакеты. Каждый может производить порядка 10 тысяч квадратных метров материала разного назначения в месяц. Такой мощности хватает, чтобы покрыть всю потребность ЭКСПО.

Но в “Столичной стеклопакетной компании” (ССК) сейчас больших заказов нет. Загрузка мощностей ТОО “Стекломир” неравномерная – заказы то есть, то их нет. “Казстройстекло” тоже работает не в полную силу. Кризис. Сейчас крупное строительство в регионах практически прекратилось. Фактически живые деньги есть только у подрядчиков ЭКСПО. Тем более они используют очень сложные стеклопакеты. Здесь в витражах используется триплекс, армированный пластиковой пленкой. Значит, заказы достаточно крупные.

Еще есть три завода по переработке алюминия и производству профиля. Он используется для изготовления стеклопакетов и витражей. Их мощностей аккурат хватает, чтобы закатать в профиль все наше стекло, произведенное на наших заводах. Плюс есть мощности по производству силовых конструкций из алюминия. Примерно таких же, какие широко используются в строительстве павильонов ЭКСПО. Это достаточно современные предприятия. Но и они сегодня практически простаивают. Потеряв внутренний рынок, они ищут выходы на соседнюю Россию и Китай.

Турецкий берег

Формально иностранцы закупают казахстанскую продукцию. Ведь они заключили с нашими производителями меморандумы на миллиарды тенге. У них даже есть подписанные контракты, которыми они с удовольствием размахивают. Правда, суммы уже уменьшились до миллионов.

Например. Блоки С3 и С4. Подрядчик “Mabco constraction”. Площадь витражей и стеклянной кровли в двух павильонах – более 50 тысяч квадратных метров. После подписания меморандумов компания разместила заказ на казахстанских предприятиях на 18 тысяч квадратных метров. Остальной объем стекла и металла “Mabco” везет из-за рубежа. Производитель стеклопакетов компания “M-Technology”. По некоторым данным, ее производственная база находится в Приштине, в непонятной республике Косово. Что такого уникального можно произвести в этом разрушенном войной крае, чего нельзя сделать у нас, в Казахстане?

Основной блок “Казахстан-Астана” (сфера). Его строительством занимается компания со сложным названием АО “Сембол Улусларарасы Ятырым Тырым Пейзаж Иншаат Туризм Санайи ве Тиджарет Аноним Ширкети”. Обычно ее коротко называют “Сембол”. Компания “Аден-металл”, подрядчик “Сембол”, использовала большое количество стекла, которое на самом деле невозможно сделать в Казахстане. Но есть небольшое количества материала, которое они привезли из России. Такое же производят все три наших предприятия.

В своих проектах “Сембол” разрабатывает нестандартные решения, которых нет в каталогах местных производителей. Поэтому такие металлоконструкции он заказывает за рубежом. Но если бы подрядчик обратился к производителям алюминия здесь в Казахстане и выдал бы техническое задание, то их вполне можно было бы сделать на наших заводах.

Наших убедили быстро

Компании “СК-Базис” и “BI Group” – генподрядчики блоков С1 и С2. Сразу после заявления руководства ЭКСПО они встретились и с производителями стекла, и переработчиками алюминия. Передали им свои проекты на расчет необходимых стройматериалов, ознакомили с техзаданием. Оказалось, что цены у отечественных компаний ниже, чем у иностранных.

Еще одна наша компания – “Среда-Энергострой”. Генподрядчик по строительству центра исследования энергии. Также всё, что можно было, закупила в Казахстане, без ссылок на проект. Все ответственные участки сделала из наших материалов. Их курировала инжиниринговая компания “КазГипроНефтеТранс” – местный проектировщик.

Изначально такая ситуация сложилась из-за того, что проектами ЭКСПО занимались не казахстанские, а иностранные специалисты. Которые, конечно, не знали возможностей промышленности РК. Сначала занимались английские и американские компании. Затем проектирование взяла на себя “IT-engineering” – компания, принадлежащая турецкому и албанскому капиталу. Ориентировалась она на немецкие и турецкие компании. Руководство выставки к этому относилось прохладно. Пока не ударил кризис.

Крепкий хозяйственник

После заявления об экономии денег начинаешь сомневаться: а руководил ли городом Алматы г-н Есимов? Основная цель ЭКСПО – не только показать страну с выгодной стороны, но и дать возможность нашим предприятиям заработать на этом проекте. Более того, его подготовка рассматривалась как один из инструментов вливания денег в экономику во время кризиса. Это то, что называется “контрцикличная деятельность”. Следовательно, нужно говорить не о том, сколько денег было сэкономлено, а о том, как эффективно они были использованы.

В бизнесе есть система показателей эффективности – KPI. По смыслу это что-то вроде коэффициента полезного действия – КПД. Во всех публичных отчетах ЭКСПО такой термин ни разу не проговаривался. Но говорят о более простых вещах: сколько людей будет работать, сколько денег потрачено, сколько сэкономлено.

 

Закрыть