Опубликовано: 1500

Как будет “опель” по-китайски?

Что будет с символом немецкого автопрома “Опелем”?

Это самая главная интрига немецкого кризисного периода.

До недавней поры казалось, что все в этой эпопее уже окончательно определилось. Концерн перекупает консорциум, состоящий из австрийско-канадской торговой группы Magna, а также российских ГАЗа и Сбербанка.

В последний день мая нынешний хозяин этого германского промышленного гиганта, американская фирма General Motors, подписал с лидерами тендера заявление о намерениях. По которому получался бы следующий расклад: 20 процентов – австрийцам и канадцам, 35 – россиянам.

И вдруг на “финишной прямой” вперед стал вырываться китайский государственный автомобилестроительный концерн BAIC. Он внес новую интригу в историю, сопоставимую для немцев с драмой по спасению челюскинцев.

“Это не просто машина. Это – символ!”

Мой давний знакомец Отто Шайер с закрытыми глазами может определить марку любой коробки передач. Отто пришел на завод еще в начале семидесятых. Сегодня он считается опытнейшим мастером по сборке Opel-Astra и Opel-Zafira. Для Шайера его фирма – это такой же символ Германии, как футбол, вюрсхены и пиво. Шайер по-детски гордится основателем концерна. Ведь, начав со швейных машинок еще в 1862 году, герр Адам Опель вовремя перешел на велосипеды. А затем стал пионером конвейерной сборки европейских авто.

Марка “Made in Germany” продолжает высоко цениться даже в кризисную пору. Немецких машин и в трудном прошлом году было продано без малого полтора миллиона. Однако призрак банкротств все настойчивее бродит по Европе, ощутимее всего грозя “Опелю”.

В конце февраля профсоюзный активист Шайер вместе со своими камрадами отправился из Бохума в Рюссельхайм. Там находится головное предприятие компании.

На заводском дворе собралось тысяч двадцать рабочих и служащих. Выступающие в основном клеймили General Motors – ровно 80 лет назад этот концерн приобрел 80 процентов акций “Опеля”.

– Это крайне непорядочно – закрывать все ваши заводы и выбрасывать 29 тысяч человек на улицу словно выжатый лимон! – пытался набрать очки перед сентябрьскими выборами в бундестаг кандидат в бундесканцлеры от СДПГ Франк-Вальтер Штайнмайер. – Вы – становой хребет нашей промышленности, нашего народного хозяйства! Автомобилестроение – будущее нашей страны!

Завтра возникает из сегодня

Еще осенью прошлого года “Опель” запросил миллиард евро в министерстве финансов и у правительства тех федеральных земель, где расположены его предприятия: Тюрингия, Гессен, Рейнланд-Пфальц, Северный Рейн-Вестфалия...

Уже на следующий день Ангела Меркель собрала у себя директоров и членов производственного совета концерна.

Ток-шоу в прямом телеэфире и газетные полосы стали все чаще посвящаться именно вариантам спасения “Опеля”. Шумиха получилась настолько громкой, а предмет споров настолько соблазнительным, что концерном заинтересовались инвесторы из самых разных уголков планеты: американская фирма Ripplewood, шейхи из арабского эмирата Абу-Даби, концерн Fiat, предложивший “Опелю” слиться в единое целое...

Но и сами немцы, традиционно не привыкшие ждать милостей от экономической природы, не сидели сложа руки. Они попытались повторить подвиг своего земляка Мюнхгаузена. И чуть было не вытащили себя за волосы.

Для начала власти стали выплачивать дотацию в размере 2500 евро каждому, кто отправлял на слом свой прежний автомобиль в возрасте старше 9 лет. Под обязательство тут же купить себе новый. Довольно спорная эта акция (многие покупают не германские, но японские, к примеру, авто) все же продлена до конца года. Она обойдется казне аж в 5 миллиардов евро.

“Опель”, уже совсем было рухнувший в бездну банкротства, удержался на самом краю. Он только за месяц поднял на треть реализацию своей самой удачной модели Insignia.

Проявили инициативу и реализаторы автопродукции. На заседании Федерального объединения дилерских центров Opel (VDOH) единогласно было решено три года подряд перечислять в “Спецфонд спасения” по 150 евро с каждой проданной машины.

Это позволит накопить не менее полумиллиарда евро, на которые можно будет выкупить до 20 процентов акций концерна.

Топ-менеджеры и прочий управленческий аппарат “Опеля” пошли даже на отказ от всех премиальных. Это даст шанс довести объем купленных акций до четверти от всей их массы. Тем самым сотрудники германского концерна добьются права вето на самые спорные и рискованные решения своего американского руководства.

Китай или Россия?

Но без иностранных инвестиций, похоже, все равно не обойтись.

– Вопрос о том, кто станет главным инвестором “Опеля”, остается открытым! – заявил недавно министр экономики ФРГ Карл-Теодор Гуттенберг.

Выбор – между россиянами, канадцами и… китайцами. Они, кстати, выдвинули предложение, от которого почти нельзя отказаться: обещано сохранить все заводы “Опеля” в Германии на протяжении двух лет как минимум. Не сокращая при этом ни одного рабочего места.

Никто другой о таких гарантиях не заикается. Даже самый щадящий вариант – альянс канадцев и россиян – чреват потерей почти трех тысяч квалифицированных специалистов в ФРГ.

А по еще более жестким планам других участников тендера количество уволенных только из “Опеля” может перевалить за пять тысяч…

Сергей ЗОЛОВКИН, наш собственный корреспондент в странах ЕС, Бохум – Рюссельхайм – Берлин

[X]