Опубликовано: 1400

Избыток денег вреден для страны

Минувшие две недели были отмечены паникой вокруг обменных пунктов и резким повышением цен на продукты питания. Что стоит за этими событиями?

На этот и другие вопросы мы попросили ответить главного научного сотрудника Института экономических исследований министерства экономики и бюджетного планирования РК, доктора экономических наук Вячеслава ДОДОНОВА.

– С чем, по-вашему, связан резкий скачок доллара, а затем его падение до прежних позиций?

– Объективных причин у наших долларовых скачков нет. Да и биржевой курс доллара в течение этих дней максимально поднимался до 125–126 тенге за доллар. А то, что в обменниках он скакнул до 140 тенге, – личная инициатива владельцев обменников.

Любая паника провоцируется слухами. Люди где-то что-то услышали, испугались, начали звонить знакомым… Ну а владельцы обменных пунктов рассудили так: раз есть повышенный спрос – можно поднять цены.

– Некоторых экспертов тревожит слишком большой внешний долг Казахстана…

– Совокупный, то есть валовый, внешний долг нашей страны составляет около 70 миллиардов долларов. Сумма достаточно большая, но это долг не государства, а корпоративного сектора, большая его часть приходится на банки и транснациональные корпорации, которые работают в сырьевом секторе. Долг самого государства – мизер, около трех миллиардов. Так что тут ситуация нормальная, значительно более здоровая, чем в большинстве других стран мира.

– Но все говорят, что банки второго уровня перебрали зарубежных кредитов?

– Да, банки немножко увлеклись. В стране начался внутренний кредитный бум не только на рынке ипотеки, но и в бизнесе в целом. Потребительское кредитование развивается очень бурными темпами. Это, конечно, большой соблазн – давать потребительские кредиты под 20 процентов, а на зарубежном рынке брать займы под 7 процентов, например.

– Но ситуация как-то регулируется?

– Конечно, Нацбанк пытается этот процесс регулировать. Например, недавно было принято решение об изменении минимальных резервных требований к внешним займам. Если банк взял заем на зарубежном рынке, то 10 процентов от этой суммы он должен положить на специальный счет в Нацбанке, зарезервировать. Это означает, что взятая в кредит сумма становится на 10 процентов меньше, то есть эти деньги уже не поступают в кредитный оборот. Соответственно зарубежный заем обходится дороже. Банки недовольны, конечно, но эта мера Нацбанка направлена на то, чтобы они умерили свои аппетиты.

– Чем для экономики, для всех нас может обернуться такая активность банков второго уровня?

– Результаты кредитной экспансии (когда много-много кредитов выдается всем подряд) вы можете наблюдать сейчас: рост инфляции и цен, который происходит из-за большого объема денег в экономике. Если раньше человек не мог себе позволить купить машину, сотовый телефон или компьютер, то теперь приходит в банк, ему дают деньги, он идет и все покупает. То есть при том же объеме товаров количество денег, приходящихся на эти товары, завышено. Естественно, товар растет в цене. Естественно, под растущий спрос на товары растет и импорт. Растущий импорт приводит к ухудшению торгового баланса.

– Депутаты парламента на днях возмущались тем, что жизнь стала очень дорогая, и потребовали от правительства, в частности, навести порядок в ценах на хлеб. По-вашему, заморозить цены – это выход?

– Выход такой – наращивать производительность труда. Нужно, чтобы товарная масса росла как минимум такими же темпами, что и денежная масса. Если они будут уравновешивать друг друга, цены будут оставаться на месте. Базар ведь очень быстро реагирует на любые изменения. Рассуждают примитивно: доллар подорожал, значит, мой помидор тоже подорожал, хотя реальные расходы на доставку помидора к прилавку не увеличились.

Но поскольку производство не может развиваться такими огромными скачками, тогда надо учесть такие способы, как увеличение импорта и ограничение денежной массы. Но последнее – прерогатива Нацбанка.

Камиля АДИЛОВА

[X]