Опубликовано: 1224

Иранское солнце

Иранское солнце

Певец Араш на днях посетил южную столицу и встретился с корреспондентом “Каравана”. Артист рассказал о предстоящем дуэте с Akon, об участии в “Евровидении” и о своем отношении к иранской ядерной программе!

Музыка и стресс неотделимы

– Вы много раз были в Казахстане. Что запомнили?

– Я приезжал сюда четыре-пять раз! И мне нравится быть здесь. Особенно в Алматы. У вас всегда весело, и люди очень дружелюбны.

– Вы и певец, и композитор, и продюсер. Какой вид деятельности вам более по душе?

– Я люблю музыку, и для меня это состояние идеально. Если вдруг мне не хочется видеть людей, я запираюсь один в студии и сочиняю музыку. Но гораздо лучше, когда делаю все помаленьку: и сочиняю, и пою, и продюсирую. И тогда работа никогда не надоедает.

Вот сейчас у меня был двухнедельный тур, я посетил Украину, Грецию, ОАЭ. Скоро вернусь домой в Швецию, где опять на неделю засяду в студии. Когда я много путешествую, это меня вдохновляет. На ум всегда приходят новые мелодии, которые я тут же записываю. Сегодня утром в Алматы придумал очень хорошую тему и сразу записал ее на свой iPhone.

– Может, она станет новым хитом от Араша?

– Может быть, почему нет? Вот приеду домой, поработаю над ней в студии. И надеюсь, что из нее получится что-то хорошее.

– Скажите, а кто ваша муза?

– Это люди, которые меня окружают, места, атмосфера, культура, множество других вещей. В том числе мои чувства. Если я нахожусь в спокойном эмоциональном состоянии, то никогда не напишу хита.

– А что насчет любви, она мотивирует создание песен?

– Любовь? Да, конечно. Я такой человек, который должен находиться на грани чувств – плохих или хороших, экстремально несчастный или крайне счастливый, чтобы писать песни.

– Наверное, крайние состояния сопровождаются постоянным стрессом?

– Безусловно. Но это и хорошо. Мне нравится быть в таких состояниях, это моя жизнь, и другой для себя я не хочу. Я не представляю, что буду каждый день ходить на работу, потом приходить домой.

Спел бы с Майклом Джексоном

– У вас были самые разнообразные дуэты – от россиянки Анны Семенович до американки Люмиди. Мечтаете спеть с кем-то еще?

– Спел бы с Майклом Джексоном, но его больше нет… В моем новом альбоме я собираюсь петь в дуэте с Akon.

– Скоро планируете выпуск альбома?

– Новые песни будут готовы к осени, а целиком альбом – к концу года. В работе над ним мне помогает один из самых известных на сегодня продюсеров и песенников в мире. Его зовут RedOne (работал с Lady Gaga, Akon, Энрике Иглесиасом, Backstreet Boys и другими. – Прим. авт.). И другие талантливые композиторы подкидывают мне интересные идеи насчет моего звучания. Но неизменной остается основная линия – восточные мотивы. Я всегда буду делать этническую танцеваль­­ную поп-музыку, это у меня хорошо получается, поэтому я никогда не уйду в R’n’B или рэп.

На “Евровидение” – ни ногой

– Почему вы редко поете на английском языке?

– Ну почему? Например, на “Евровидении-2009” я cпел песню Always вместе с Айсель (представляли Азербайджан. – Прим. авт.). Все вокруг поют на английском. Но моя музыка этническая, и ее надо петь именно на фарси, чтобы сохранить естественность. Нет проблем, я могу легко петь на английском, в моем следующем альбоме одна-две песни будут на английском, но только те, что исполняются в дуэте.

– Вы владеете фарси с детства?

– Да, родители с малых лет говорили со мной на фарси. Эта очень красивый мелодичный язык.

– Легко было занять третье место на “Евровидении”?

– Не очень легко. Честно говоря, я не верил, что смогу занять хоть какое-то место. Я сделал очень хорошую песню, и мы стали третьими. Но “Евровидение” на меня не произвело особенного впечатления. Я люблю себя чувствовать свободным артистом, а на “Евровидении” слишком много контроля, конкурс слишком политизирован, слишком то, слишком это. В общем, я никогда там снова не появлюсь!

Друзья с детства

– У вас очень веселые, зажигательные песни. Это ваша жизненная позиция?

– Да. Моя музыка дарит людям любовь, радость, счастье. Когда я говорю, что в периоды грусти сочиняю музыку, это не значит, что я сочиняю печальные песни. Это может быть очень жизнерадостная композиция. Просто в таком состоянии чувства обостряются. Если какая-то из песен заставит кого-то хотя бы пять минут в день улыбаться, значит, моя работа сделана.

– Что вы цените в людях в первую очередь?

– Честность – номер один. Если кто-то окажется нечестен со мной, я просто не буду с ним впредь общаться. Также ценю уважение, доброту. Все мои лучшие друзья, которые у меня есть сегодня, – из моего детства. Мы вместе росли в Иране. Я знаю их больше двадцати лет, для меня ничего не изменилось. И хоть они живут в Иране, мы часто видимся. Они приезжают ко мне домой, а когда есть время, то ездят со мной в гастрольные туры.

– Вы по-прежнему живете в Мальмё?

– В действительности я живу в трех местах – в Мальмё, Дубае, а также время от времени – в Лос-Анджелесе. Я перемещаюсь между этими городами.

Апатия к политике

– Вам интересны новости из Ирана?

– Да, иногда я слежу за ними.

– Что вы думаете об иранской ядерной программе?

– Ничего не думаю, я же музыкант. Но, конечно, я хочу спокойствия для иранцев. Сама политика для меня не представляет интереса. Единственная вещь, которую я всем желаю, – это мира, счастья и много танцев! Каждый должен танцевать по пятнадцать минут ежедневно.

– Для здоровья?

– Да, и для здоровья тоже. Вы же, бывает, стоите на кухне, в ванной, в любом месте и, если заскучаете, можете включить музыку и потанцевать. Я вам обещаю, это улучшает кровообращение, все вокруг делается намного позитивнее, жизнь становится веселее.

– Вы-то сами следуете этой инструкции?

– Конечно! Причем иногда ставлю ну очень странную музыку и пытаюсь найти в ней танцевальный ритм.

Хочу жить в горах

– Всем известна ваша страсть к головным уборам. Сколько их сейчас в вашей коллекции?

– Я сейчас изменился (улыбается), много кепок и шляп не ношу. Хотя у меня их действительно немало, я думаю, более двухсот. Они у меня разложены по разным ящикам, а большие шкафы дома просто забиты шляпами!

– Куда и как вы убегаете от работы?

– Отдыхаю, читаю книги, встречаюсь с друзьями и с моей семьей, посещаю тренажерный зал. Когда много путешествуешь, то набираешь плохую энергию, в перелетах накапливается усталость, а физические упражнения отлично все это снимают.

– Где бы вы хотели жить после завершения карьеры?

– Возможно, я бы… (задумался) хотел переехать куда-то поближе к горам, я очень люблю горы. Это трудно объяснить, но, когда я стану стареньким, хотел бы жить очень тихо. Потому что сейчас я живу как ненормальный, всегда так много дел, которые надо сделать, шума, вечеринок, веселья. Я взрывная натура, поэтому, когда выйду на пенсию, у меня, наверное, не останется никакой энергии и мне захочется тишины и спокойствия.

Марина ХЕГАЙ

[X]