Опубликовано: 4623

Институт истинного бабства. Однажды, когда ты станешь бабкой...

Институт истинного бабства. Однажды, когда ты станешь бабкой...

Зачем бабушки нужны – этот вопрос в один прекрасный день встал передо мной совершенно внезапно, куда более внезапно, чем приобретался сам статус. Ибо бабушкой я стала все-таки после нескольких месяцев ожидания, а понимание этого пришло в одну минуту, поднялось шапкой и затопило плиту самосознания. Аж пригоревшим молоком запахло. Драматизирую? Ну разве что чуток.

Уже перешедших этот рубеж не удивлю, а вот для остальных говорю: никаких особых пере-устройств внутри себя начинающая бабушка не испытывает. Она не начинает с ходу вязать носки и варить компоты. Все идет своим путем – работа, друзья, какая-никакая светская жизнь... Но при этом ты уже не просто зрелая женщина. Ты – бабушка, бабуля, ба... Да как ни назови, а суть одна, твой статус – бабка. Принять трудно. Понять, что такое современная бабушка, еще трудней.

Бабушка рядышком

Я сама еще застала классических бабушек, которые на пенсии и всегда на подхвате: с ребенком посидеть, к себе забрать на лето, дырку на дефицитных тогда колготках заштопать.

Меня Бог осчастливил двумя хронически не ладящими между собой бабками. Между ними постоянно царила сословная холодная нелюбовь, но в мою сторону обе излучали столько тепла, что хватило на всю жизнь.

Одна окончила в свое время гимназию и превыше всего ставила духовное развитие. В ее доме меня всегда ждала целая куча детских книжек, интереснейшие рассказы “про прошлую жизнь” и недосоленные диетические супчики, есть которые, по моему тогдашнему пониманию, было в принципе невозможно.

Баба Ира никогда по-настоящему не ругалась – не умела. Самое жесткое ее высказывание в мой адрес было беспомощное: “Олька, не ври, пожалуйста!”.

Вторая окончила четыре класса церковно-приходской школы, прошла через раскулачивание и бестрепетно чинила расправу над разбаловавшимися внучками посредством старого тапка с резиновой подошвой.

Баба Клава пекла пирожки, способна была по-быстрому соорудить обед на роту солдат, измеряла КПД своей любви количеством утолканной в меня еды и постоянно смущала мою детскую и подростковую сущность зычным: “Ольга, штаны теплые надела?”.

“Штаны” послушно надевались, но, как совершенно чуждый элемент, быстренько снимались в укромном уголке подъезда и стыдливо прятались в глубины портфеля. Тогда казалось, что позорнее этих чертовых рейтуз и не будет ничего в моей жизни. Оказалось, ничего теплее бабушкиной любви не будет. Уверена на все сто: калорифер этот совершенно необходим детской душе, под ним, как в инкубаторе, вызревает умение любить.

Когда ты станешь бабушкой...

Говорят, переход к этому статусу способен вызывать некий слом в женском сознании. Но это, по-моему, если в голове четко увязалось, что появление внуков есть признак подкрадывающейся старости. Не знаю, мне, например, наоборот, понравилось, что я, такая веселая и еще ничего себе, теперь бабка. А мою соседку уже оканчивающая школу внучка всю жизнь Люсей называет. И на суть их отношений с общими секретами от родителей и подробным перемыванием косточек всем внучкиным ухажерам никак не сказывается. Так что это как раз вопрос не принципиальный.

Что поделаешь – бабушки современные здорово изменились. Во-первых, в абсолютном своем большинстве они работают. И спасибо нашему дорогому правительству, работать им придется теперь все золотое детство внуков, то самое, когда как раз и нужно бы с ними посидеть, если приболели, погулять, если родителям некогда, и поиграть, если им скучно.

Во-вторых, надо признать, само восприятие старости здорово изменилось. Женщина в пятьдесят, да и в шестьдесят, если все нормально, старухой не считается, и сама себя таковой не ощущает. Потому что помимо подрастающих кровинушек в ее жизни есть еще много чего интересного. И если с жизнью все нормально, то любовь к внукам любовью, но не являются они единственной радостью, утешением и спасением от одиночества.

Что это меняет в сути современных бабушек? Да ничего, ибо суть их была, есть и впредь будет любовь. Это ведь родители должны дозировать любовь и строгость. И бояться пережать, недожать... Что отравляет светлое родительское счастье? Постоянное чувство ответственности: так ли себя твое чадо повело, правильно ли поступило. А достаточно ли ребенок воспитанный. Ибо с родителя спрос.

Что есть в этом смысле бабушки и дедушки? Это родители, у которых радость обожания своего малолетнего чуда не омрачена ничем. Ответственность на родителях, а ты просто люби, просто будь другом. Условия идеальные. И особо талантливым представителям семейства прародителей удается привнести в ребенка то, что родителям не под силу.

Другая семья

Психотерапевт Сейлхан КОЗЫБАЕВ в легкую и веселую тему бабушек внес, как водится, струю врачебного пессимизма.

По его словам, тема перестает быть веселой в некоторых случаях. Например, когда бабушки (говорит, дедушки в этом плане заметно мудрее) к моменту появления внуков все еще не выпустили из-под плотной опеки мам и пап своих детей. Они усиленно контролируют взрослых дочек и сыновей, что здорово искажает в детских головах правильное восприятие родителей.

И я сразу вспомнила Софочку.

Софочка – моя бывшая соседка, которая родилась в семье, обитавшей на территории бабушки и дедушки. При этом, как водится, у молодых были свои планы, у “стариков”, которым всего-то к шестидесяти подходило, свои. Ну и старшее поколение – по большей части в лице как раз бабушки – сына и его жену строило на раз. Их крики из-за стенки не раз привлекали внимание моих детей, чего уж говорить о бедной Софочке, раннее детство которой прошло под крики о том, что “не черта по гостям шляться, когда ребенок дома сидит”.

Дело кончилось предсказуемо – молодые из родительского дома сбежали в соседний городок. А Софочку бабушка “не отдала”. Оставила жить с собой. Что уж там родители думали, не знаю, но точно знаю, что думала бабушка, любящая вечерком на лавочке в присутствии всего дворового бомонда из числа окрестных мамочек посадить внучку на мощное колено, погладить по головке и завести печальный разговор о “никому не нужной сиротинушке”. В этот момент наверняка думала, что она и мать, и отец, и все, что девчонке надо.

Ребенок сначала конфузился, став постарше, хмурил брови и дерзил. А в 16, тайком вынув из бабушкиного кошелька рубль на билет до того самого городка, уехал на рейсовом автобусе к маме с папой. Там и осталась. Чем бабке с дедом разбила сердце. И никакие приезды в гости на выходные раз в месяц и напряженные попытки “тех” наладить отношения не вылечили соседей от бесприютного сиротства. Года через три умер дед. Бабка ушла следом месяцев через шесть.

– Ребенок, который вырос и вступил в брак, перестает быть членом твоей семьи, – уверен Сейлхан Козыбаев. – В лучшем случае, это будет дружественная ячейка с общими интересами, между родителями и взрослыми детьми возможны теплые отношения. Но вы и они – это не одно и то же. Вменяемый человек не полезет перекраивать под свои понятия семью соседа. Мудрый человек не станет делать то же самое с семьей сына или дочери. Тогда и с внуками, скорее всего, все сладится. Воспитывают их мать и отец. А дело бабушек-дедушек помогать по возможности и радоваться, что могут это сделать. Важно не путать роли!

“Басюку позови!”

“Басюку позови! Басюка знает”, – рыдала трехлетняя Салтанат. Кроха только что расколошматила все содержимое посудной сушилки, чудом оставшись невредимой среди горы битых черепков. Рядом суетился перепуганный отец. “Басюка, спаси Аллах, – это кто? Барсук, что ли?” – оторопело спросил он, опасливо поглядывая на орущую дочь. Его понять можно – хирург больницы скорой помощи обычно уходит на работу, пока дочь спит, а приходит, когда она уже легла. А тут жена в отъезде, он на хозяйстве, друзья заглянули на рюмку чая – и вот тебе казус.

Ребенок был утешен и допрошен с пристрастием. Тут и выяснилось, что басюка – это бабуся – мама жены и любимая теща, которая живет в другом районе города, внучку приголубливает в свободное от работы время. Но регулярно потрясает детское воображение тем, что знает выход из всех трудных ситуаций. Например, как починить переставшего танцевать медведя или стереть с папиного стола случайно опрокинувшуюся гуашь.

Звать “басюку” ребенок тоже прекрасно умел: на домашнем телефонном аппарате под “единицей” значился самый нужный номер.

Немедленно приглашенная к разговору бабушка объяснила внучке, что осколки нужно собрать в кучу веником, но руками “ни за что не трогать”, папе нужно сказать: “Извини, не рассчитала” и передать привет. А гостям прочитать стишок про тявку, который “в прошлое воскресенье выучили”.

Ребенок покивал в трубку, вытер сопли и отправился выполнять басюкины советы. А я лично обозрела перспективы развития бабушкинских умений и пошла домой искать в библиотеке смешное стихотворение, которое надо бы с внучкой выучить, – маму с папой порадовать. Потому что в хорошей бабушке что главное? Правильно: никого не напрягать, всех радовать. Поскольку бабушки – они для облегчения жизни. И собственных детей, и внуков.

Костанай

[X]