Опубликовано: 1246

Грузинская Маргарет Тэтчер

Грузинская Маргарет Тэтчер

Нино Бурджанадзе – женское лицо грузинской политики. Принимая нас в своем рабочем кабинете в Тбилиси, госпожа Нино рассказала, как она строит отношения в своей семье и как, ухаживая за комнатными цветами, отдыхает от партийных дел. Но большая часть беседы с лидером грузинской оппозиции была, конечно же, о политике. В том числе о непростых отношениях с Россией.

Протест в День единства

Девятого апреля в Тбилиси намечается крупная акция протеста, оппозиция попытается заставить уйти в отставку нынешнего президента Грузии Михаила Саакашвили. Среди главных организаторов предстоящего события – партия Нино Бурджанадзе “Демократическое движение – Единая Грузия”.

День 9 апреля выбран не случайно – это праздник национального единства Грузии, в память о кровавом митинге за независимость, случившемся 20 лет назад.

– Госпожа Нино, какое место отведено вашей партии в мероприятиях, намеченных на 9 апреля?

– Наша партия будет не только принимать активное участие. Мы – одни из организаторов этих акций. Потому что считаем, что страна сейчас находится в глубоком кризисе, нам нужны срочные изменения. Негативный заряд в народе очень высокий. Я уверена, что 9 апреля будет очень много народу.

– Ваша партия просчитывает все возможные последствия?

– Могу сейчас сказать одно: мы будем делать все, чтобы акция была мирной и чтобы не допустить провокации со стороны правительства.

Нет оснований для улучшения отношений с Россией

– Расскажите, как вы наблюдали за августовскими событиями в Южной Осетии?

– Я туда не ездила, но получала информацию с места событий: там находились мой муж и сын, а также мои единомышленники. Мы смотрели и ТВ, и международные новости. Это были очень трагические дни для Грузии. Они привели нас к катастрофическим последствиям.

– Что изменилось в вас после этой войны?

– Это шок – то, что произошло в августе. Именно эти события заставили меня создать политическую партию. Когда я ушла из парламента, мы создали фонд демократического развития, собирались как минимум работать в нем 2–3 года и не подключаться активно к политической жизни. Но август показал, что никто из людей, которые имеют серьезный политический опыт, не имеет права оставаться в стороне.

– Ваша точка зрения на сегодняшние российско-грузинские отношения?

– Безусловно, это совершенно ненормальные отношения. Ситуация не может оставаться такой. Нужен диалог, нужно активно разговаривать с Россией, как бы это сложно ни было. Однако есть принципы, которые будут совершенно незыблемы для Грузии, – это принцип территориальной целостности страны, ее суверенитета и независимости. Но рассчитывать на нормализацию отношений можно лишь в том случае, если Россия также будет учитывать все эти принципы. Игнорирование хоть одного из них заведет любые переговоры в тупик.

– Есть ли сегодня какие-то предпосылки к потеплению отношений?

– Сейчас никаких предпосылок нет и быть не может.

Второй “революции роз” не будет!

– Политологи считают, что оппозиционные партии Грузии – а их более десятка – между собой не слишком дружны.

– Вы знаете, здесь ничего удивительного нет. Когда партии дружны, они создают альянс или единый блок. Есть партии с совершенно различными взглядами. Но одно очень важно: все они едины в том, что президент Саакашвили должен уйти.

– Если цель будет достигнута, не получится ли избытка в претендентах на президентское кресло?

– Ничего страшного в этом нет. Пусть будет нормальная политическая конкуренция. Каждая партия сама решит, кого выдвигать и кого поддерживать. Не думаю, что все политические партии будут выдвигать отдельных кандидатов. Наверное, будет несколько кандидатов. Главное – создать условия для того, чтобы выборы прошли демократично и справедливо. И чтобы выиграл тот, кто действительно имеет поддержку населения и может вывести страну из кризиса.

– Напоминает ли сегодняшнее положение в Грузии ситуацию 2003 года накануне “революции роз”?

– Заряд негативной энергии сегодня даже выше, чем тогда, и ситуация в стране намного тяжелее, чем в 2003 году.

Сыну придется подождать

– Вас сравнивают с Маргарет Тэтчер, вы сами причисляете себя к “железным людям”?

– Я человек не из слабых – остальное решать тем, кто со мной общается, видит мои поступки. Я человек принципов, который не переступает определенных рамок. Как бы ни важна была цель, я никогда не переступлю то, что считаю безнравственным.

– Как политика, в которой вы уже 10 лет, изменила ваш образ жизни?

– Это само собой происходит: когда работаешь практически без выходных, 24 часа в сутки, то вырабатываются определенные принципы, меньше времени остается для семьи и друзей. Перед вашим приходом ко мне на прием был записан мой сын. Он хотел поговорить со мной на деловые темы. Однако, как это часто бывает, я вышла из графика и, естественно, вычеркнула его из списка – не могла заставить вас ждать. А после вас у меня встреча с политсоветом и еще несколько встреч допоздна… Это та реальность, в которой я живу.

– Сейчас, наверное, вам приходится работать в авральном режиме?

– Это у нас часто происходит, и к этому не привыкать. Как ни печально, через какой-то промежуток времени – каждые несколько месяцев – мы работаем в таком режиме уже много-много лет.

Цветы и лыжи – интересы вне политики

– Госпожа Нино, как вы отдыхаете от политики?

– Люблю почитать хорошую книгу, послушать хорошую музыку, поиграть с собакой. Люблю ухаживать за цветами и кататься на лыжах.

– Кто помогает вам в воспитании сыновей?

– Мне помогают мои родители. Вы знаете, несмотря на то что я очень занята, всегда в курсе проблем, которые волнуют моих детей. Нахожу время узнать о том, что их беспокоит.

– А дети интересуются мамиными делами?

– Они очень активно подключены к политической жизни матери, читают, смотрят все. Бывает разное – когда критикуют, когда поддерживают, когда подбадривают.

Казахстан должен быть стратегическим партнером

– Для вас важно мнение близких при принятии политических решений?

– Для меня вообще важно мнение любого разумного человека. Пытаюсь выслушать всех. Но что хорошо и что плохо – решаю сама. Опираюсь на аргументы, а не на того, от кого эти аргументы идут.

– Спасибо вам за беседу! Для казахстанцев вы были и остаетесь одной из самых значительных политических фигур Грузии.

– Я хотела бы пожелать вашему народу самого лучшего. У нас сложились хорошие отношения с Казахстаном, я это очень ценю. Для Грузии важно, чтобы у нас были стратегические, партнерские, тесные отношения. И не только экономические, но и политические. И я надеюсь, что так и будет, потому что ваша страна – очень важный субъект международных отношений не только в Центрально-Азиатском регионе, но и далеко за его пределами. Я считаю, что наши страны должны делать все, чтобы эти отношения были еще лучше.

Газета выражает благодарность посольству Казахстана в Грузии за помощь в организации интервью.

Наша справка

Нино Анзоровна Бурджанадзе. Кандидат юридических наук. В начале 90-х годов работала экспертом-консультантом сначала в Министерстве экологии Грузии. В 1995 году была избрана в парламент Грузии, возглавляла комитет по юридическим вопросам и законности. В 1998–2000 годах – докладчик комитета по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам Парламентской ассамблеи ОБСЕ, с 2000 по 2008 год являлась ее вице-президентом. В 2001–2004 и 2004–2008 годах занимала пост председателя парламента Грузии. Осенью 2003 года вместе с Михаилом Саакашвили была одним из лидеров “революции роз”, в результате которой последний стал новым президентом Грузии. С ноября 2003 по январь 2004 года исполняла обязанности президента Грузии. С 25 ноября 2007 по 20 января 2008 года во второй раз была исполняющей обязанности главы государства.

После августовской войны в Грузии в 2008 году создала оппозиционную партию “Демократическое движение – Единая Грузия”.

Фото автора

Марина ХЕГАЙ, Тбилиси – Алматы

[X]