Опубликовано: 2980

Границы у немцев на замке

Границы у немцев на замке

Хотя они формально и открыты. Так в чем секрет?Недавно казахстанский коллега сбросил по “мылу” несколько интересных вопросов: “Сергей, для твоих земляков после жуткого ЧП на заставе “Арканкерген” очень актуальной стала тема службы пограничников в других странах. Как там у вас в ФРГ с этим обстоят дела? Ходят ли у вас пешком в дозоры? Какая компьютеризация произведена? Как видеонаблюдение поставлено? Как пропагандируется

профессия пограничника?”.

Постараюсь не только другу ответить максимально полно. Начав с того, что пограничников в привычном для казахстанцев понимании этого слова современные немцы... попросту не имеют.

Была служба воинская, теперь – полицейская

Из одного государства в другое на территории Евросоюза попадаешь буднично и незаметно. С 1995 года на пространстве, включающем 25 стран, без малого четыреста миллионов человек живут без обременительных формальностей и необходимости брать визу для визита к соседу.

Мелькнет на обочине автобана табличка “Голландия” или “Дания”, к примеру, вот и все. Хотя пустующие посты и терминалы везде сохранились. На всякий случай. Вот и этой весной кризис вынудил немцев с французами вернуться к обсуждению временного восстановления пограничного контроля. Ибо приток беженцев в Испанию и Грецию создал реальную опасность проникновения целой волны нелегальных иммигрантов в другие страны Шенгена.

Только дело это долгое, муторное, окончательно решаемое лишь после внесения соответствующих поправок в Шенгенское соглашение. Плюс требуется особое постановление так называемой Европейской комиссии. Поэтому контролем в приграничной, по-прежнему открытой для жителей ЕС зоны весьма эффективно занимается у немцев особое подразделение полиции. Называется оно Angelegenheiten der Bundespolizei. Отдел “Б”.

Задача “бэшников” – выборочный контроль пересекающего германскую границу транспорта в пределах тридцати километров. Но не возбраняются спецоперации и в глубине страны. Это в аэропортах, морских портах, на вокзалах, в поездах...

Есть у пограничной полиции свои оперативные службы. Типа нашего угрозыска. Их первоочередная задача – агентурная разработка поставщиков наркотиков, живого товара, перевозчиков нелегальной рабочей силы...

До реформы 2005 года только охраной государственных рубежей, без ОРД, то есть оперативно-розыскной деятельности, занималась Федеральная пограничная охрана Германии.

Bundesgrenzschutz, или сокращенно BGS, являлась поначалу малочисленной, но отлично налаженной структурой. Ровно двадцать лет назад немецких погранцов было всего... 2400 человек. Потом приток нарушителей границы вынудил поднять это число до 5800 человек. Затем – до 7500 сотрудников.

Почти все эти силы были сосредоточены на востоке, на границе с не входившими тогда в ЕС Польшей и Чехией. В пеших, автомобильных и воздушных патрулях участвовало тогда в среднем по 2,4 государственного служащего на один километр охраняемой территории. Это многовато, если сравнивать с теми же США, к примеру, где каждый километр участка с постоянными попытками перехода нелегалов (мексикано-американский отрезок) обслуживает 0,18 рейнджера, если так можно выразиться.

“Угроза с востока” вынудила немцев в “бурные девяностые” усилить пограничные службы специальным полицейским подразделением численностью 1200 офицеров и унтер-офицеров.

Государственный бюджет Федеральной пограничной охраны давил на налогоплательщиков все сильнее. Он увеличился с одного миллиарда трехсот миллионов ежегодных марок в 1989-м до более чем трех миллиардов марок в 1997 году.

На финальной своей стадии Федеральная пограничная охрана ФРГ разрослась до тридцати тысяч государственных служащих, получавших в среднем от тысячи и более марок в месяц  “чистыми”. Плюс полный социальный пакет и приличная пенсия по выходе в отставку.

Здесь каждый бдит и сообщает

Но вдруг гигантские расходы из казны заметно сократились. А эффективность вылова нарушителей повысилась. В чем причина?

Во-первых, техническое перевооружение. Так называемая Шенгенская система информации – это около тысячи прекрасно оборудованных терминалов только в одной Германии, которая загрузила в компьютеры уже свыше полумиллиона файлов о так называемых “нежелательных персонах”.

Это и криминальные элементы, проходящие как по внутреннему розыску, так и по ориентировкам Интерпола, и злостные нарушители визового режима из разных стран, и депортированные за нелегальное проникновение в ФРГ.

Во-вторых, дает отдачу единая на весь ЕС биометрическая и дактилоскопическая система идентификации личности EURODAC.

В-третьих, при всей гуманности законов к разного рода контрабандистам германская фемида довольно сурова. И главное – неподкупна.

Если  какая-нибудь международная или авиационная, как и любая другая транспортная, фирма проявила даже не преступный умысел, но халатность и провезла в ФРГ нелегала, все расходы по его выдворению возлагаются на виновника в течение трех лет с момента выявления нарушения. Плюс штраф. Раньше это было пять тысяч марок с человека. Теперь до 15 тысяч евро.

Да и самому нелегалу, тайно пересекшему границу, согласно закону “Об иностранцах” грозит тюрьма и тоже очень солидный штраф.

Дельцов же, занимающихся миграционным трафиком иностранных граждан на промышленной, так сказать, основе либо привлекающих их к труду в качестве наемных работников без соответствующего разрешения, били до денежной реформы по карману стотысячным (в марках) штрафом или лишением свободы до трех лет. Сейчас эта же примерно сумма исчисляется уже в евро.

В особо тяжелых случаях за незаконный прием на высокодоходную работу (например, при производстве товаров и услуг) работодатели могли заплатить по приговору суда и до полумиллиона марок. Теперь штраф равен 250 тысячам евро, однако угроза пятилетнего тюремного срока осталась прежней.

Ну и самое главное. Пограничная полиция, и без того пользующаяся авторитетом, очень грамотно позиционировала себя в “проблемных регионах”. Высокая сознательность гражданского общества всегда отличала послевоенную Германию с выгодной стороны.

Еще в пору функционирования Федеральной пограничной охраны активно работали так называемые “телефоны безопасности”. Сигнал о подозрительных людях в приграничной зоне подается бесплатно, и реагируют на него очень оперативно.

Подразделению “Б” помогают на контроле и многочисленные “штатские” добровольцы. У них своя ассоциация. Особенно заметно она проявила себя в девяностые годы.

Алматинец Миша – в германской тюрьме

Сейчас главная ставка полицейских – таксисты приграничных районов. Их обязанность – не обслуживать тех, кто заведомо является нелегальным иммигрантом, и немедленно сообщать о подозрительных лицах “куда следует”.

Вашему корреспонденту довелось познакомиться и разговориться с пожилым казахендойче из Франкфурта-на-Одере. 15 лет назад у него еще сильны были привычки бывшего алматинского “бомбилы”. Поздним вечером парочка молодых россиян ему, как “своему”, доверительно призналась: визы шенгенской не имеют, через Польшу в Германию перебрались на свой страх и риск, сейчас их ждут друзья в Берлине, которые выправят нужные “ксивы”...

Польстившись на очень приличную сумму, Михаил, назовем его так, согласился добросить нарушителей границы до столицы. Но по дороге был остановлен полицией. Как выяснилось на суде, после звонка другого таксиста, коренного немца, с которым Миша до того не однажды “раздавливал по пивасику”. Казалось бы, приятель уловил краем уха оживленный торг. А так как по-русски понимал неплохо, еще в гимназии учил, то всю опасность ситуации оценил, и правильно сделал, что воспользовался “телефоном безопасности”. Ведь пассажиры Миши оказались разыскиваемыми в России убийцами семьи из трех человек.

В итоге казахендойче-перевозчик получил полтора года тюрьмы и потом еще лет десять не мог устроиться на приличную работу.

В целом же, как сообщили “Каравану” в пограничной полиции ФРГ, “каждые восемь из десяти задержаний нарушителей у нас производятся при активном содействии добровольных и бескорыстных информаторов из числа гражданских лиц”.

Собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС, Франкфурт-на-Одере – Франкфурт-на-Нейсе – Берлин

[X]