Опубликовано: 3616

Генеральские сокровища

Генеральские сокровища

Что оставляют после себя в истории генералы, которым пришлось спешно убегать от противника? Во-первых, славу неудачника, а во-вторых, легенды о брошенных в спешке сокровищах. В России ищут клады Наполеона и Колчака, в Юго-Восточной Азии – сокровища генерала Ямаситы. На Мангистау есть люди, мечтающие найти клад белогвардейского генерала Толстова.

Клад белого генерала

Легенда о семи подводах с золотом уральского атамана нашла отражение даже в книге “Чекисты Казахстана”: “...После разгрома остатки армии Колчака под командованием генерала Толстова отступали через Форт-Александровск на Мангышлаке, плато Уст-Юрт с тем, чтобы затем прорваться на юг и уйти за кордон. При подходе к полуострову Бузачи ими был спрятан остаток золотого запаса России. Гурьевские чекисты в течение 15 лет безуспешно искали это золото”.

История колчаковского золота давно изучается, и большинство специалистов пришли к выводу, что золотой запас России все же уплыл в лондонские банки через Японию. Но что же было в подводах генерала Владимира Толстова?

Дан приказ ему на Восток

Генерал Толстов, по свидетельству современников, отличался неуживчивым и строптивым характером. К тому же был склонен к авантюрам. Именно поэтому и оказался на Мангышлаке. Армия Колчака терпела в то время поражение за поражением, и по приказу генералы Толстов и Акулинин должны были отступать на восток, в Сибирь. Но, зная, что в это же время армия Деникина ведет успешное наступление, генералы решили идти на запад, к Гурьеву, чтобы перебраться на Кавказ и присоединиться к Деникину. Авантюра закончилась трагически.

В результате падения Гурьева 5 января 1920 года отдельная Уральская армия и оренбургские казаки оказались прижаты красными к замерзшему Каспийскому морю. Во избежание окружения и уничтожения Толстов повел войска числом до 15 000 человек по пустынному восточному берегу Каспийского моря на юг.

Оренбуржцы, чтобы не потерять связь с Уральской армией, отошли сначала в район Доссорских нефтяных промыслов, а затем соединились с частями армии возле Жилой Косы – рыбацкого поселка на берегу Каспия. При отходе из района Кызыл-Куги белые были неожиданно атакованы казахами, которые, видя успехи красных, переметнулись на их сторону. В ход было пущено как раз то оружие, которое казахи получили в Уиле от оренбуржцев.

Голод, холод, тиф

От Жилой Косы на тысячу верст до самого Форт-Александровска почти не было населенных пунктов, что создавало угрозу голода для армии. По этой причине красные и не преследовали казаков. Однако местное население нападало на отдельные группы белых, грабило и убивало их. Но страшнее были другие враги – голод, холод и тиф. У армии Толстова не хватало продовольствия, зимнего обмундирования и не было ни одного врача!

В январе для этого района характерен сильный ветер с метелью и мороз под 40 градусов. Люди начали гибнуть от холода. В числе первых замерз командир Оренбургского дивизиона полковник Исаенко. Спасаясь от ветра, казаки прятались под фургонами, грелись возле верблюдов или выкапывали специальные ямы для защиты от ветра. Такие условия ожесточали людей. Например, когда в яме замерзал один казак, его тело, даже с признаками жизни, выбрасывали, а освободившееся место занимал другой.

Гарнизон Форт-Александровска, узнав о бедствиях казаков, выслал навстречу теплые кибитки, продовольствие, одежду. Однако к месту назначения дошло не более 3 тысяч из 15-тысячной армии. Сохранились воспоминания очевидца о прибытии казаков: “Большинство доставленных уральцев были в ужасном состоянии: обмороженные поголовно, многие уже полутрупы с омертвевшими или же отвалившимися конечностями. Картина, которую мне пришлось видеть при выгрузке этих несчастных, не поддается никакому описанию”. Но семь загадочных подвод при Толстове были.

Казна Толстова

Командующий Туркестанским фронтом Михаил Фрунзе телеграфировал командованию красной Волжско-Каспийской флотилии: “Форт-Александровск занят остатками отдельной Уральской армии Толстова. Туземные племена ведут борьбу, прося поддержки через степного комиссара”. Помимо собственно уничтожения казаков, красных интересовал захват войсковой казны – около 130 пудов (или свыше 2100 кг) серебра, находившегося в Форт-Александровске.

4 апреля возле форта произошел морской бой между эсминцем “Карл Либкнехт” и истребителем “Зоркий” со стороны красных и канонерскими лодками “Милютин” и “Опыт” со стороны белых. Силы были неравными. Два 100-миллиметровых орудия “Карла Либкнехта” были мощнее и дальнобойнее трех 75-миллиметровых орудий на “Милютине” и “Опыте”. Соответственно красный эсминец мог маневрировать и обстреливать корабли белых вне зоны досягаемости их снарядов. В результате двухчасового боя “Милютин” и “Опыт” были вынуждены прекратить бой и уйти в Баку, увезя с собой часть казны – 48 пудов серебра (около 770 кг).

На следующий день в Форт-Александровске был высажен десант с кораблей красной Волжско-Каспийской флотилии. Остававшимся в форте частям был предъявлен ультиматум, в случае принятия которого всем сдавшимся гарантировалось сохранение жизни. Большинство казаков, обессилевших в результате тяжелейшего похода, приняли условия. Красным сдались два генерала, 70 офицеров и более тысячи казаков. Была захвачена и значительная часть оставшейся войсковой казны – 80 пудов серебра (около 1300 кг). Сдавшиеся под большевистские гарантии генералы Г. К. Бородин и С. Е. Толстов, отец атамана, были вскоре расстреляны.

Из мясорубки Форт-Александровска Владимир Толстов сумел вывести только 214 казаков. Они ушли на юг – к границам Ирана. Семи подвод при генерале уже не было. Да и было ли золото?.. Это все еще загадка истории.

Использованы материалы доктора исторических наук А. В. Ганина

Игорь КУЦАЙ, Актау

[X]