Опубликовано: 2929

Евгений ЛЁВКИН: На судьбу не обижаюсь

Евгений ЛЁВКИН: На судьбу не обижаюсь

В 18 лет он выиграл Азиаду, его называли будущим отечественных прыжков на лыжах с трамплина, он мечтал о больших победах. Сегодня его мечта – самостоятельно сделать один шаг. Его день – это сплошные массажи, лечебная физкультура. Свободного времени теперь даже меньше, чем когда он занимался спортом. Однако Евгений не жалуется на судьбу, ежедневно, с удивительным упорством стараясь вернуть себе то, что она у него

отняла.

Спасибо, что живой

– Когда первый раз после той аварии оказался на стадионе, было обидно смотреть, как товарищи прыгают, а ты не можешь, – рассказывает Евгений ЛЁВКИН. – Думаешь: почему так? Почему это произошло именно с тобой? От этих мыслей начинаешь только сильнее “грузиться”. Вроде только набрал хорошую форму, готов был бороться на Кубке мира за место в двадцатке…

– Обижены на судьбу?

– Нет. Каждый человек сам ее строит. Только я виноват в том, что попал в такую ситуацию. Обижаться можно лишь на самого себя.

– Многие после такого начинают по-другому смотреть на мир. К примеру, чаще ходят в церковь…

– Я и раньше верил в Бога, перед каждым сбором обязательно был в церкви.

– Если бы была возможность вернуться назад, что бы вы изменили в тот вечер?

– Наверное, никуда бы не пошел, а остался дома. Ну или бы поехал на такси.

– Помните первые ощущения после аварии?

– Знаю, что был в сознании, но ничего не помню. Когда очнулся, не осознавал тяжесть травмы, попросту не понимал, что со мной произошло. Думал, сломал себе что-нибудь. Максимум – получил черепно-мозговую травму. Только когда сразу после реанимации уехал на лечение в Россию, понял, насколько все серьезно.

– Что говорили наши врачи?

– Прогнозов не давали. Сразу сказали: травма тяжелая, спасибо, что живой остался. Признались, что отечественная медицина здесь бессильна. Надо куда-то ехать, чтобы восстанавливаться, процесс будет долгим. И неизвестно, восстановлюсь ли вообще.

– Из чего сегодня состоит обычный день Евгения Лёвкина?

– Встаю утром, еду в санаторий заниматься с инструктором лечебной физкультурой. Потом приезжаю на трамплины и работаю уже с другим инструктором. Периодически получаю массаж. Дома еще делаю всякие разные упражнения. Так что скучать не приходится, весь день забит полностью.

– У профессиональных спортсменов во время карьеры тоже немного выходных…

– Сейчас свободного времени еще меньше. Раньше как было: с утра часа три потренировался, и потом у тебя как минимум два часа до следующих занятий. Да и со второй тренировки освобождался раньше, чем сейчас.

Первый шаг

– Прогресс в лечении чувствуется?

– Конечно! Было бы грустно, если бы его не было. Прогресс ощутимый, в каких-то местах новые мышцы прочувствовал. Стал дольше стоять на ногах. Руками придерживаюсь за шведскую стенку и стою уже минут 15–20. Все идет к тому, что скоро сделаю первый шаг.

– К нетрадиционной медицине обращались?

– Да, недавно в Китае прошел курс лечения, иголки ставили. Они действительно хорошо помогли. После этого почувствовал себя по-новому, как-то свежее, бодрее, тонус поднялся.

– Дорого обошлось лечение?

– Семь тысяч долларов в месяц, а курс длится три месяца. Слава богу, деньгами помогли тренер, федерация прыжков с трамплина. Каждый помаленьку.

– Собираетесь дальше лечиться в Китае?

– Не знаю. Надо снова собирать деньги. Мне сказали, что надо пройти еще как минимум два курса, чтобы получить ощутимый результат.

Наколка к Азиаде

– Иероглифы на руке оттуда привезли?

– Нет, это японские. Означают “Воин-победитель”. Специально к домашней Азиаде колол. Не ошибся.

– Японские прыгуны, которых вы тогда в Алматы победили, заметили их?

– На Азиаде – не знаю. Обратили внимание на Кубке мира. Улыбнулись. Молодец, говорят.

– Перед Азиадой в сборной были другие лидеры, и ваша победа для большинства стала неожиданной. А лично для вас?

– Я действительно шел к этому успеху, много тренировался, как и вся наша команда. Было бы самонадеянно сказать, что был уверен в нем. Может, просто сильно хотел победить. Большую роль сыграла и поддержка родных трибун. Когда пять тысяч человек одновременно хотят, чтобы ты далеко прыгнул, так и случается.

– Стоя на трамплине, испытывали чувство страха или неуверенности?

– Первые прыжки в карьере всегда боязно делать. Страшновато и когда после длительного отпуска поднимаешься на трамплин – подзабываешь немного нужные ощущения. Но два-три прыжка – и входишь в прежнюю колею, уверенность возвращается.

– Сколько совершали прыжков в течение дня?

– Сейчас, когда в Алматы появились современный трамплин и канатка, можно прыжков по семь-восемь делать. Ну максимум десять. Если же думать не о количестве, а о качестве, шести прыжков за тренировку достаточно.

Тихий ужас с мячом

– У каждого своя история выбора вида спорта. У вас какая?

– Всю жизнь мечтал стать футболистом, но у меня было высокое внутричерепное давление, и мама не пускала в футбольную секцию. А у моей тети друзья прыгали с трамплина. Походил я туда месяцок, понравилось, зацепило. Не думал, что буду заниматься прыжками профессионально, все-таки стать футболистом хотел больше.

– За футболом следите, или старая любовь отошла на второй план?

– Нет, смотрю и футбол, и хоккей. Правда, не Казахстанскую премьер-лигу – это какой-то тихий ужас. В основном слежу за испанским футболом, болею за “Барселону”. В хоккее переживаю за “Барыс”. Смотрел трансляции с недавнего чемпионата мира, где играла сборная Казахстана. Хоккей у нас, как мне кажется, в сто раз сильнее футбола.

– Из нынешних прыгунов есть такой, кому хотелось бы подражать?

– Швейцарцу Симону Амманну. Когда только начинал выступать на этапах Кубках мира, внимательно наблюдал за ним, его техникой. Считаю ее идеальной. Не зря Амманн – четырехкратный олимпийский чемпион. Он не “звездит”, всегда веселый, подойдет, поздоровается. Ему нет разницы, из какой ты страны и как выступаешь.

– На каком языке общаетесь?

– На английском. Не скажу, что знаю его в совершенстве, но могу задать какой-нибудь примитивный вопрос. Например: как дела? Этим общение и ограничивается. Если ответят как-нибудь более развернуто, может, и пойму, но поддержать беседу будет сложно. В свое время, когда стало модным знать иностранный язык, учил английский, ходил к репетиторам, но когда профессионально занялся спортом, забросил.

– Когда это произошло?

– В девятом классе я перешел в спортивную школу, а в 16 лет попал в основной состав сборной Казахстана. Сейчас раздумываю над тем, чтобы возобновить занятия. Может, приобрету лингафонный курс. Без языков сейчас никуда.

Самый дурацкий трамплин

– Вы выступали на многих трамплинах. Где комфортнее всего?

– На трамплине в немецком Хинтерцартене. Прыгал там в 2010 году на юниорском чемпионате мира, занял 34-е место.

– А как вам большой трамплин в Планице, построенный для полетов на лыжах?

– Честно говоря, дурацкий трамплин. Там и так страшно прыгать, а тут еще на разгоне сильно трясет. Конечно, к четвертому прыжку приспособился, но к тому времени соревнования уже закончились, а тренироваться на полетных трамплинах не разрешают (Лёвкин выступал в Планице в 2012 году на этапе Кубка мира и занял 55-е место. – Прим. ред.). До сих пор не понимаю, как там можно далеко прыгать?

– В Европе на соревнования по прыжкам на лыжах с трамплина ходит огромное количество зрителей. В чем, на ваш взгляд, причина популярности этого вида спорта?

– Там все отлично налажено. Когда в Алматы проходит Кубок мира, в городе почти нет рекламы. Встретишь пару плакатов, но этого мало. Надо и по телевизору ролики постоянно крутить, и по радио – задействовать все, что можно. Это одна из причин. Другая в том, что немецкие, австрийские, швейцарские, норвежские прыгуны могут похвастаться высокими результатами, они побеждают на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Да и прыжки на лыжах там существуют давно. У нас же о них узнали только в 2011 году, когда проходили Азиатские игры. Надеюсь, с каждым годом на трибуны будет приходить все больше зрителей. Сейчас в секциях прыжками занимается больше детей, чем раньше. Главное, чтобы люди знали, когда и где проходят соревнования. Почему бы, к примеру, в субботу вечером их не посмотреть? Все-таки прыжки на лыжах с трамплина – очень красивый вид спорта.

***

В ночь на 10 ноября 2012 года машина с тремя членами сборной Казахстана по прыжкам на лыжах с трамплина угодила в серьезную аварию. Автомобиль ехал по серпантину, и из-за деревьев не было видно, кто выезжает навстречу. Поэтому появление другой машины на встречной полосе стало неожиданностью. Находившийся за рулем Николай Карпенко, пытаясь избежать столкновения, съехал с дороги. Правое колесо попало в овраг, и машина перевернулась. Больше других повезло Алексею Пчелинцеву – он даже поехал на Олимпийские игры в Сочи. А вот Евгений Лёвкин, получивший перелом шейного отдела позвоночника, и Николай Карпенко после того ДТП были вынуждены завершить спортивную карьеру.

[X]