Опубликовано: 3300

“Если снова останемся на улице, мы этого не переживем!” жуткие злоключения семьи алматинского инвалида

“Если снова останемся на улице, мы этого не переживем!” жуткие злоключения семьи алматинского инвалида Фото - Тахир САСЫКОВ

Девять лет назад алматинец, инвалид II группы, вместе с супругой по вине мошенников остался без крыши над головой. Два года скитались они по времянкам. Ночевали в парке, в подъезде – в электрощитовой. Жили впроголодь. В 2012-м суд вернул им жилье.

Все эти семь лет муж с женой жили не тужили. Но возникла новая проблема: пенсионеры могут снова остаться на улице. И подобные ситуации, оказывается, не редкость!

Владимир МОРОЗОВ и Слушаш ЖУМАГАЛИЕВА были на грани отчаяния, когда пришли в редакцию “КАРАВАНА” в 2010 году. Напомню, тогда мужчина по имени Николай предложил инвалиду продать однокомнатную квартиру в микрорайоне “Айнабулак-1” и купить частный дом. После хитрой “обработки” он подписал документы. Николай стал владельцем квартиры, а потом перепродал ее. После совершения сделки новые владельцы выставили супругов на улицу, никаких денег им не заплатили.

Договор купли-продажи тогда оформила нотариус, которая позже находилась под следствием. Ей было предъявлено обвинение по двум статьям: мошенничество в особо крупном размере и злоупотребление правами частного нотариуса.

Узнав историю супругов, юрист Эльмира АКТАУОВА взялась их безвозмездно защищать, помогла пройти все круги ада до победного конца. Суд признал недействительными все договоры купли-продажи и вынес решение о выселении покупателей. Подробности истории мы рассказывали в материалах: “Охота на инвалида” от 11 июня 2010 года, “Хозяин без крыши” от 8 октября 2010 года, “Инвалида обмануть несложно” от 18 февраля 2011 года, “Минус два года жизни” от 22 июня 2012 года.

Когда супруги снова въехали в свою квартиру, у них началась новая жизнь. На днях они пригласили меня в гости. Аккуратный ремонт, добротная мебель. Чисто, уютно…

– Это нам добрые люди помогли, – рассказывает Слушаш. – После мошенников в квартиру было страшно зайти – грязь, все разбито, сломано, даже окна выломали. Мы жили только на пособие супруга по инвалидности. Денег на хлеб не было, на что ремонт делать? Добрые люди поставили дверь, окна, потом сделали ремонт, подарили мебель, телевизор. Я им так благодарна!

Инвалид ничего не просил, просто заявил о своем праве

А теперь вторая часть этой истории, в которой могут оказаться и другие горожане по невнимательности, незнанию законов и воле судебных органов.

Квартиру, в которой проживают супруги, Владимир Морозов приобрел в собственность в 1992 году с бывшей (ныне покойной) супругой Морозовой Анной Петровной путем приватизации. В сентябре 1997 года брак Морозовых был расторгнут, а в ноябре 1999 года Анна Петровна скончалась. Детей у них не было, не оказалось и претендентов на открывшееся наследство.

Через несколько лет Владимир Морозов встретил Слушаш, они поженились и жили в квартире до эпизода с мошенничеством. Исправно платят коммуналку, жалоб от соседей на них нет. 66-летний мужчина мечтает о частном домике с небольшим участком – его отец и дед жили на земле.

Но чтобы продать квартиру, необходимо оформить долю умершей супруги на себя. Закон дает ему полное право стать собственником всей квартиры.

– По идее никаких проблем с этой процедурой быть не должно, – говорит юрист Эльмира Актауова, представитель Владимира Морозова. – Квартира принадлежит ему на праве общей совместной собственности.

Вторым сособственником квартиры до сих пор значится умершая бывшая супруга. В 2012 году после истории с мошенничеством Морозов вселился в квартиру и с тех пор проживает в ней более 7 лет. В соответствии со статьей 240 Гражданского кодекса РК гражданин, не являющийся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющий им в течение 7 лет, приобретает право собственности на это имущество и может обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

В апреле этого года Владимир Васильевич заявил такой иск к акимату города Алматы. Казалось бы, при чем тут госорган? Поясню. К его компетенции относится функция управления коммунальной собственностью, в которую может быть обращена доля умершей А. П. Морозовой в случае ее признания выморочной (на которую не нашлось наследников). К участию в деле по инициативе суда привлечены управления государственных активов и жилищной политики города.

Что странно, указанные госорганы в один голос просили суд… отказать Морозову в удовлетворении требования о признании права собственности как посягательство на интересы государства!

– Считаю, такая позиция подрывает имидж местного исполнительного органа и противоречит государственной политике в поддержке социально уязвимых слоев населения, – продолжает юрист. – Морозов ведь ничего не требует у государства! Он всего лишь просит о том, на что имеет право в силу закона: признать его собственником доли в силу приобретательной давности. В случае признания его собственником город, да и государство в целом точно бы не пострадали! Жилье было – жилье сплыло: как продать квартиру с наименьшими рисками

“Умоляю, дайте спокойно встретить старость!”

Две недели назад Жетысуский районный суд отказал Морозову в признании за ним права собственности на долю, оставшуюся после смерти Морозовой А. П. В судебном заседании объявили, что управление жилищной политики города Алматы 19 июня обратилось в Жетысуский суд с иском о признании доли Морозовой Анны Петровны выморочным имуществом и передаче ее в коммунальную собственность.

– В том, что иск будет удовлетворен, теперь уже нет никаких сомнений, – комментирует юрист. – И однокомнатная квартира площадью 30 квадратных метров станет общей долевой собственностью Морозова Владимира и акимата города Алматы. Что дальше – неизвестно! Если будет два собственника, любой из них вправе требовать раздела имущества или выдела своей доли. А в нашем случае, когда раздел однокомнатной квартиры или выдел из нее доли невозможен, Жетысуский суд не дрогнет, принимая решение о продаже квартиры с публичных торгов. С последующим распределением вырученной суммы между Морозовым и акиматом.

И в этом случае инвалид точно останется на улице – на эти деньги он не сможет купить себе жилье. Как это отвечает интересам государства – непонятно.

Решение суда Владимир Морозов и Слушаш восприняли болезненно. Женщина чуть не плачет:

– У меня минимальная пенсия – 36 тысяч, у супруга только базовая пенсия и пособие по инвалидности – всё вместе чуть больше 50 тысяч тенге. Сейчас его пособие уходит на лекарства. По вине мошенников Владимир ослеп на один глаз. Три раза ему операцию делали. Постоянно покупаем капли, мази. Мошенники ему повредили барабанную перепонку, пришлось восстанавливать, лечить.

На какие деньги мы будем выкупать долю у государства, когда концы с концами еле сводим?

Умоляю, дайте спокойно встретить старость! Если снова останемся на улице, мы этого не переживем!

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров