Опубликовано: 5800

Экстремальный шоп-туризм

Экстремальный шоп-туризм

Сколько на самом деле стоит китайский ширпотреб? Так ли легок хлеб челнока? Откуда родом “Турция” и “Дольче энд габбана”? Ответы на эти и многие другие вопросы наш корреспондент нашел, отправившись вместе с челноками за товаром в Урумчи.

Как лучше и выгоднее отправиться в Урумчи за товаром? Можно на самолете – дорога займет всего час. Но авиабилеты шоп-туристы считают дорогим удовольствием, да и товара с собой много не привезешь. На поезде? Очень долго, на границе 12 часов меняют колеса! Опять же с баулами в купе не пропустят. Потому настоящие челноки ездят за китайским ширпотребом на автобусе.

Но тут меня ждало первое препятствие – автобусные рейсы в Урумчи были отложены. Застой продлился почти месяц. Лишь после визита на Хоргосскую таможню высокопоставленной комиссии и официального заявления о том, что автобусы проходят границу беспрепятственно, одно из турагентств начало продавать путевки. Наша группа, кстати, оказалась в стане первопроходцев: мы должны были пересечь границу и растаможить товар по новой схеме – 0,6 евро за один килограмм.

Из-за долгого простоя желающих отправиться в Урумчи оказалось очень много. Только в нашей группе собралось 56 человек. И на всех один руководитель. Услышав волнующий всех вопрос о том, как мы будем растаможивать товар, она нервно отмахнулась: “Приедем – что-нибудь придумаем…”

Поздно вечером около торгового центра нас ждали два китайских автобуса. Я вошла в салон и оторопела. Вместо привычных кресел в автобусе были… двухъярусные кровати.

– Молодежь, наверх! Да пошустрее! – скомандовала руководитель группы.

Ехать на втором ярусе оказалось очень удобно, каждому полагались плед и маленькая подушка. И ремни безопасности, чтобы не свалиться.

Ехать долго – дорога до “Хоргоса” занимает около шести часов и после границы еще девять.

Вскоре на горизонте появился первый приграничный пост, прозванный “колючкой”. Румяный инспектор вошел в салон для проверки документов:

– Здравствуйте, девочки, женщины, бабулечки! – приветствовал он нас. И сразу стало ясно, что никаких проблем не будет.

У центрального таможенного поста никаких скоплений большегрузных машин я не увидела.

– Все подчистили, ведь комиссия приезжала, – со знанием дела информирует меня Фарида, шоп-туристка со стажем. – Куда машины дели – не знаю, а товар до сих пор не пришел. Я два месяца ждала и решила ехать автобусом, чтобы хоть что-нибудь привезти, у нас уже паника, торговать нечем, старые запасы товара кончаются…

Под ее шепот преодолеваем китайскую границу. Пограничники пристально вглядывались в каждое лицо, но пропустили без проблем.

Мы вздохнули с облегчением и легли спать. А рано утром проснулись в Урумчи.

ТОРГ УМЕСТЕН!

Новичкам в шоп-туре трудно. Куда пойти за товаром в незнакомом городе, чтобы купить подешевле и качеством получше? Всю дорогу я тщетно выпытывала у опытных шоп-туристов места, где продается хороший товар. Но кто ж сдает “рыбные” места?

В Урумчи около тысячи базаров, но лишь на немногих продают действительно качественные вещи. На мои расспросы о выгодных точках шоп-туристы с улыбкой меня посылали: “Иди на "Беньдзянь…”

Если б я действительно решила зарабатывать на жизнь шоп-туризмом, то такие советы могли бы погубить мой бизнес еще в зачатке. Перед тем, как отправиться в Урумчи, я узнала, что на “Беньдзяне” покупают товар для самого дешевого алматинского рынка – “Болашака”. Для базаров пореспектабельнее или крупных торговых центров нужны другой ассортимент, другое качество.

Но на знаменитом базаре я все-таки побывала – и не зря. “Беньдзянь” состоит из нескольких крупных базаров, которые китайские переводчики назвали периодами. В первом периоде – обувь, шубы, в подвале – техника и сувениры. Во втором и третьем периоде вещи, в четвертом – сумки, мебель. Запутаться невозможно, все надписи и таблички на русском языке, каждый второй продавец говорит и по-русски, и по-казахски. Но продают здесь только оптом. Минимальная партия – 100 штук одного наименования товара.

А так жаль – цены уж больно заманчивые! Цена одной вещи не превышает тысячу тенге. А если берешь много да еще и торгуешься, она падает в два раза.

Доехав до алматинского “Болашака”, вещь вырастает в цене раз в десять. Искушенные шоп-туристы рассказали, что на “Болашаке” работает элита челноков, торговцам средней руки там не место – не потянут. На базаре, который считается в южной столице самым дешевым, тем не менее самая высокая арендная плата. Бизнес выживает и наживается за счет огромных товарооборотов.

В ПОИСКАХ КАЧЕСТВА

На следующий день я поехала в центр Урумчи в большие красивые магазины. Посмотреть можно, а вот покупать… Цены в них даже выше алматинских.

Но должны же быть в этом огромном городе места, где продается приличная одежда по приемлемым ценам? Пришлось банально шпионить за товарищами по группе.

След вывел меня к огромному торговому центру “Хуолинь”. И тут у меня глаза разбежались. Такого изобилия я даже представить себе не могла!

Здесь товар не отдают за символическую цену, как на “Беньдзяне”, но зато можно выбрать что-нибудь качественное. В среднем кофточки-юбочки, которые продаются в Алматы за пять-шесть тысяч, можно купить раза в два дешевле. Для оптовиков цены еще интереснее. В основном товар поступает из Южного Китая – Гуанчжоу и Гонконга.

– Вы даже не представляете себе, как они работают! – сообщил мне товарищ по группе, Ермек, который работал в Гуанчжоу. – Они смотрят прямую трансляцию показов мод, тут же сидят художники, которые делают зарисовки моделей, несколько минут – и набросок готов. Он мгновенно поступает к закройщику на фабрику… и уже через два дня появляется на прилавках магазинов. Шпионы собирают модели со всего мира!

Ассортимент в китайских торговых центрах меняется очень быстро. Когда я пришла сюда на следующий день, увидела, что треть товара в бутиках – новинки.

“Турция” тоже шьется в Китае?

Китай многие называют главным производителем подделок мировых брендов. И приезжают сюда именно за китайскими “Дольче энд Габбана”. Но на самом деле найти псевдобренды здесь очень сложно.

Услышав, что подобный товар продается на улице Йоу-Хау-Лу, я отправилась туда. Но дешевых подделок не обнаружила. Действительно, есть фирменные бутики, но цены в них с четырьмя нулями! И наших шоп-туристов даже близко не видно.

Потом я узнала: из Китая запрещено вывозить брендовые вещи. И на обычных базарах они не продаются. Но в некоторых торговых центрах продается одежда достаточно хорошего качества без бирок. А рядом прилавки с широким ассортиментом лейблов и нашивок на любой вкус: хочешь – “Диор”, хочешь – “Версаче”. Тут же продается маленькая машинка вроде степлера. В Казахстан вывозят вещи и “бренды” порознь и уже на месте дорабатывают.

Но больше всего меня удивило, что в Урумчи продают… турецкие и корейские вещи.

В одном торговом центре удалось поговорить с продавцом-турком. Он рассказал, что многие турецкие бизнесмены переехали в Китай со своими лекалами и моделями. А шьют им местные умельцы, ведь рабочая сила здесь стоит копейки.

НОВИЧОК? ПЛАТИ ОБРОК!

Соседи по номеру без устали таскали огромные сумки. Всю ночь были слышны скрипучие звуки – это они специальным аппаратом утрамбовывали в огромные сумки товар, а затем тщательно обматывали их скотчем. Вообще-то, в автобусе запрещено везти прессованный товар. Но многие пренебрегают этим правилом. Под пресс шли не только постельное белье и джинсы, но даже норковые шубы! Услуга эта стоит в переводе на наши деньги около тысячи тенге. Зато после такой процедуры в одну сумку вмещается до 200 килограммов товара!

Кстати, о покупках. В декларации, с которой нам дали ознакомиться еще по дороге в Урумчи, было указано, что запрещено вывозить продукты питания, шубы… Но именно это выгоднее всего везти из Урумчи – норковую шубу можно взять всего за 500 долларов. А орехи кешью у нас вообще стоят в десять раз дороже, чем в Китае!

Оставлять сумки и баулы в номере дольше, чем на один вечер, было строго запрещено, поэтому весь груз мы выносили на склад. И лишь перед отъездом выяснилось, что мы должны гостинице кругленькую сумму за эту услугу.

Руководитель группы вообще очень часто “забывала” сообщить нам подобную информацию. Поговаривали, что она имеет свой процент с любой услуги, которую предоставляет гостиница.

Возможно, такие разговоры пошли после ее вечернего обхода: после первого дня беготни по базарам, когда шопники разбирали первую “добычу”, руководитель совершила рейд по номерам. Зашла и ко мне. Взяла из кучи тряпья первую попавшуюся под руку кофточку, поблагодарила за подарок и отправилась дальше. Впрочем, заходила она в основном в номера новичков – опытные челноки с товаром так просто не расстаются.

За день до выезда руководитель группы (нарядившись в мою кофточку!) позвала нас на собрание. На повестке дня стоял серьезный вопрос: как будем вывозить груз. Руководитель предложила заплатить ей за каждый килограмм нашего груза (вплоть до наших косметичек!) по одному евро. Она непринужденно разъяснила нам арифметику: 0,6 евро пойдут на растаможку, как требует новый закон, а 0,4 евро стоит ее гарантия, что наш автобус пройдет через границу без досмотра и разгрузки. На замечание о том, что ручная кладь провозится бесплатно, и каждый из нас имеет право вывезти 50 килограммов на человека опять же бесплатно, руководитель вспылила:

– Если такие умные, сами тащите свой груз и не плачьте потом, что он даже в автобус не поместился!

Намек был понят.

Борьба за место

Вообще-то, нас предупреждали о том, что каждый имеет право провезти в автобусе по две сумки. Но когда автобусы подошли к гостинице и мы подтащили к ним свои сумки, то из-за горы баулов уже не было видно ни машин, ни людей. У некоторых было десять огромных тюков! Опускаешь такой на весы – стрелка зашкаливает за 200 килограммов. Но ведь автобус не резиновый, грузоподъемность не более трех тонн. В рядах туристов началась паника…

А впереди нас ждала настоящая драка за место в автобусе. Пока остальные взвешивали свои сумки, владельцы многочисленных баулов, не теряя времени, стали отводить в сторону грузчиков. Те за хорошее вознаграждение быстренько закидали баулы в автобус. И к тому времени, когда руководитель группы разрешила грузить автобус, он был уже практически весь забит. Мы стали возмущаться, но руководитель группы куда-то исчезла. Она не хотела участвовать в разборках и убирать баулы, за которые уже положила в карман немалые деньги. Сумки не помещались, взвинченный водитель китайского автобуса прокричал, что больше не возьмет ни одного баула, и посоветовал нам отправлять свой груз на склады. Автобус готов был тронуться в путь. Но кто ж его отпустит – туристы преградили ему дорогу. Они сами открыли багажное отделение и стали выбрасывать огромные баулы. Началась битва за место в багажном отделении. Более пятидесяти человек участвовали в этой потасовке, оскорбляя друг друга, толкая и кидая огромные тяжелые баулы на соперников. В боковом отделении багажного отсека стояли коробки с мандаринами и орехами, их выбрасывали прямо на землю, фрукты разлетались по дороге…

Кто-то бросился искать руководителя группы. Я думала, ее побьют. Но она сдалась без боя. Тут же пообещала разобраться с теми, кто обманным путем загрузился в автобус, и отправить их товар частично на склады. Автобус начали разгружать по-новому. Десятки баулов выбросили из багажного отделения, начали утрамбовывать наши сумки, но места все равно не хватало. Грузчики пинали сумки, баулы трещали по швам, из них вываливалась одежда. Погрузка уже длилась шесть часов, все это время люди были на улице на морозе. Каждый боялся, что его сумка останется в арыке, а ведь в ней товар на тысячи долларов!

Пока мы разбирались с грузом, у китайского водителя не выдержали нервы и он завел автобус. Я успела заскочить, но такими расторопными оказались не все. Водитель захлопнул двери прямо перед носом опоздавших.

Кто-то из наших попутчиков связался с теми, кто остался на улице. Как выяснилось, второй автобус все еще перегружали. Водителя уговорили взять сумки в салон. Баулы стояли в проходе, на лежаках, а люди ехали стоя, хотя путь предстоял неблизкий. Но они были готовы на любые неудобства, лишь бы сохранить товар.

МОЛИТВЫ НАД ПРОПАСТЬЮ

Второй автобус шел с огромным перегрузом. И после того, как страсти улеглись, пассажиров обуял страх. Впереди нас ждал опасный перевал. Автобусный маршрут проходит по “козьей тропе” вокруг горы, над глубокой пропастью. За день до выезда ударил мороз, дороги сковал лед. Перед отправлением к руководителю нашей группы подошли представители страховой компании и сказали, что отказываются страховать обратную дорогу, если водители не купят цепи на колеса.

Боялись все. Мужчины пересели поближе к водительскому месту, нервно курили. Женщины пытались заснуть, но без особого успеха. Перед перевалом мы остановились. Водитель вышел из салона, покурил, попинал колеса – чувствовалось, что тоже нервничает. Полгода назад здесь произошла страшная авария. После этого водители стали ездить на перевале крайне осторожно.

В автобусе туристы начали просить друг у друга прощения.

– Из-за шмоток чуть друг другу горло не перегрызли, так нельзя, давайте жить дружно, – с чувством декламировала одна женщина. – Тяжело переезжать перевал с такими грехами…

Может, благодаря нашей неожиданной легкости перевал мы преодолели довольно спокойно. Но впереди ждало новое испытание – таможня. И наши товарищи по группе снова были готовы грызть горло за баулы.

Мы любого научим взятки брать!

Перед китайской таможней наш автобус останавливают китайские полицейские. Водитель предъявляет документы, полицейский без лишних слов и эмоций забирает их и уходит. Автобус стоит 15 минут. Оказывается, полицейскому не понравилась одна сумка – на его взгляд, она слишком велика для перевозки в салоне. И это в нашем полупустом автобусе! Что же будет с перегруженным автобусом, который идет следом?

Я много слышала о китайской неподкупности, о том, что коррупция и мздоимство в этой стране караются расстрелом. И ожидала, что автобус не пропустят или выкинут половину сумок в кювет. Но на деле все оказалось намного “дипломатичнее”. Китайский полицейский взял с нас “штраф”, второй автобус “развел” с проверяющими еще быстрее – руководитель выплатила “неустойку” за перегруз, и мы двинулись дальше.

– Раньше такого не было, – говорят бывалые шоп-туристы, – чтобы китайские таможенники и полицейские брали “штрафы”? Это мы их научили…

Впереди шлагбаум и огромная толпа народа. Таможня закрыта на обед, люди сидят на баулах. Наконец шлагбаум ползет вверх, и начинается давка.

Поток народа выносит нас к зданию таможни. Мы уже практически на ступенях и вдруг вспоминаем, что у нас нет паспортов. Они у руководителя группы, которая опять пропала в неизвестном направлении. В итоге на ступенях мы проводим четыре часа! Наконец наша “воспитательница” появляется и заявляет, что все наши документы… остались в автобусе, водитель которого укатил в неизвестном направлении.

Рядом на ступеньках мерзнут шоп-туристы, которых отправляла в тур другая фирма. Им вообще не повезло, они ночуют на ступеньках уже второй день, потому что руководитель их группы забыла документы в Алматы! Значит, нам еще повезло…

– Сейчас придет автобус, придется разгружаться: встаем цепочкой и передаем сумки, не важно, твои или мои, иначе будет бардак, – командует руководитель группы.

– Но ведь вы говорили, что выгружаться не будем, ведь мы за это вам платили! – возмущаются люди.

– Не получается развести, если такие умные, идите сами с ними договаривайтесь, – парирует она.

Мы в трансе. Опустошить перегруженный автобус – это титанический труд, огромные баулы весят по нескольку десятков килограммов! А на таможне нет ни “помогаек”, ни грузчиков, ни тележек. Все сумки поедут на наших спинах!

Еще сложнее будет заново загрузить автобус. Так, как это сделали профессиональные грузчики, нам не удастся, а значит, многие сумки просто не поместятся и будет еще одна, но теперь уже более жестокая битва за место в багажном отделении.

Но на китайской границе эта участь нас миновала. Китайские водители сами “развели” на таможне. И это вовсе не акт доброй воли. Все пространство под нашими кроватями было забито грузом водителей, они просто не захотели светить свой товар.

Переправа по правилам

Так мы доехали до последнего препятствия на нашем пути – казахстанской таможни.

На часах полпятого вечера, таможня закрывается в шесть!

– Быстро разгружайте автобус, взвешивайте груз, заполняйте декларацию, если не успеете – придется вам ночевать на “Хоргосе”, – командует таможенник.

И мы снова, как младшая группа детского сада, ищем своего руководителя, боясь сделать неправильный шаг. Ведь она обещала помочь!

Бесценное время уходит на ее поиски, и мы решаем разгружаться. Описать ту неразбериху, которая творится в этот момент, очень сложно. Из багажного отделения выпинывают сумки. Молоденькие хрупкие шоп-туристки волоком тащат баулы по земле, непрочные сумки рвутся…

В здании таможни – не протолкнуться. Нам не повезло очутиться тут в понедельник, после выходных скопилось очень много народа.

– Такого у нас еще не было, – пыхтели шоп-туристки. – Всегда автобус проходил без проблем, не перегружаясь, просто разводили и все. Теперь все по правилам…

От этих правил болели спина и плечи. Пройдя таможню, люди стали считать урон. Только в нашей группе были потеряны несколько сумок, тренажер и паспорт!

В другом автобусе потери шли на тысячи долларов. Люди кинулись обратно, чтобы найти свои вещи, но таможня – не проходной двор, и двери здесь работают только в одну сторону…

Времени на основательную загрузку не было. Все сумки, что не поместились в багажник, просто закинули в салон – ехать до Алматы всего ночь, подумаешь!

Кто-то до самого родного города шмыгал носом, подсчитывая убытки, кто-то грозился написать коллективную жалобу на руководителя группы.

А кто-то в углу тихонько проклинал все на свете и обещал, что больше в жизни не поедет в шоп-тур на автобусе – себе дороже…

Динара Шин, Алматы – Урумчи – Алматы

[X]