Опубликовано: 8700

Экономист Айдархан КУСАИНОВ: У меня для вас две новости: хорошая – Казахстан еще не в кризисе. Плохая – мы к нему идем

Экономист Айдархан КУСАИНОВ: У меня для вас две новости: хорошая – Казахстан еще не в кризисе. Плохая – мы к нему идем

Затишье перед бурей – так оценивает текущую ситуацию в экономике эксперт Айдархан КУСАИНОВ: “Казахстан еще не в кризисе – и это хорошее известие. Плохая новость – мы к нему идем: передышка, подаренная девальвацией, закончится к июлю – августу.

 

Чтобы экономика не упала, сегодня необходимо сделать три ключевые вещи: ослабить тенге, перейти от политики импортозамещения к экспортоориентированной и изменить структуру правительства, вернув в его состав министерство регионального развития”.

6 тысяч метров над уровнем реальности

Глава консалтинговой компании “Алмагест” Айдархан Кусаинов отмечает: в 2014–2015 годах республика шла к кризису семимильными шагами, а от падения в кризисную яму экономику спасли запас прочности и двукратная девальвация.

– Ужасы девальвации и истерика, что население обнищает, на самом деле были преувеличены. Индекс физического объема розничного товарооборота в марте составил 100 процентов к марту 2015 года. После двух лет “голодного пайка” на фоне битвы с дешевеющим импортом отечественный бизнес наконец получил возможность поднять цены. Но эта передышка временная – девальвация выровняла ситуацию, но не изменила траекторию развития экономики, которая приближается к кризису, – говорит Айдархан Кусаинов.

Причем грядущий кризис – не следствие падения нефтяных цен или санкционной войны России и Запада. По мнению экономиста, это результат проведения экономической политики:

– Этот кризис был запрограммирован в 2009 году, а кризис 2009 года, который я считаю сугубо казахстанским, был заложен политикой в 2003 году. Разговоры о том, что нужно сохранять сильный тенге и увеличивать госрасходы, – бред. Мы как будто добрались до горы высотой 6 тысяч метров, где ожидаемо трудно жить, а спускаться нам стыдно. И вот мы рассчитываем научиться жить на этой высоте. Научиться-то можно, но в 20-м поколении – если доживем! Нужно спуститься с этой горы и, во-первых, ослабить тенге, поскольку это самый простой и эффективный способ развивать экономику. Как евразиец, я против того, чтобы попадать в девальвационную спираль, но как реалист, я понимаю, что для стран ЕАЭС важно проводить политику ослаб-ления собственной валюты, причем по отношению к российскому рублю. Да, звучит цинично, но это нужно делать, ведь развитие собственной экономики возможно только через экспорт, а для Казахстана, Киргизии, Армении российский рынок в стратегии экспортного развития является очевидным фокусом.

Эксперт приводит статистику: 37 процентов импорта в Казахстан исчисляется в рублях, 33 процента – в иенах, чуть менее 30 процентов – в евро, а на доллар приходится всего 0,1 процента.

– Американская валюта имеет смысл только потому, что нефть продается в долларах, а с точки зрения нашей объективной экономики и торговли доллар не имеет смысла. Второй момент – мы должны быть реалистичными: в Европу нам трудно массово пройти, в Китай – тоже, а пока самый подходящий для нас рынок – российский, поэтому наша валюта должна оцениваться не с точки зрения абстрактных валютных ценностей, а через прикладные вещи – через то, что нужно экономике и бизнесу. Для здорового развития отечественной экономики нужно сделать курс 6–7 тенге к рублю, – полагает экономист.

Третьего не дано

Вторым шагом, уверен Айдархан Кусаинов, должен стать переход от импортозаместительной политики к экспортоориентированной:

– Такой переворот должен привести к изменению программы поддержки бизнеса. Последние 15 лет правительство гордилось тем, что выделяет предпринимателям бешеные деньги, министр может запросто выходить и сообщать: “Мы даем 500 миллиардов тенге предпринимателям через “Дорожную карту бизнеса” (ДКБ), Нацхолдинг “Байтерек”, Фонд “Даму”, ГПФИИР (все они – суть импортозаместительные политики за счет Нацфонда) и еще кэшем подкидываем. В это же время в стране отменяют бесплатные обеды школьникам…

При переходе к экспортной политике, отмечает эксперт, мы перестанем субсидировать бизнес, который будет вынужден стать прибыльным или закрыться. Либо кредитуете его на возвратной основе под нормальные коммерческие проценты.

– Сегодня в стране мало прибыльных бизнесов, потому что они завязаны на господдержке либо на госзакупках. Перестройка же на экспортную ориентацию – это заработки на чужих экономиках и оплата налогов с них уже в родной стране, – подчеркивает экономист.

По мнению Кусаинова, нужно “вычистить” из бюджета и Нацфонда различные бизнесовые расходы и направить средства из первого на социалку – здравоохранение и образование, а деньги Нацфонда запустить в ЖКХ и мелиорацию:

– То есть максимально удешевить инфраструктуру. У нас, к примеру, много не мелиорированных государством земель, для сельчан это зона гиперриска: нужно полить поля, вложив в один полив огромные деньги, а потом попытаться построить на земле бизнес. Вложение средств в мелиорацию снимет этот вопрос. Нацфонд у нас заявляется как фонд будущих поколений, но по факту он благополучно проедается здесь и сейчас, и непонятно еще, будут ли нужны его средства – доллары – через 10 лет. А если инвестировать в инфраструктуру, то завтра наши дети будут ездить по хорошим дорогам, жить в хороших домах и иметь плодородную землю.

Ни грамма патриотизма

Переход на экспортоориентированную политику повлечет и изменение структуры правительства, говорит Айдархан Кусаинов:

– Для импортозамещающего проекта достаточно министерства национальной экономики и министерства по инвестициям и развитию. Первое “формирует” проекты, второе выступает как инвестиционный менеджер – идет и реализует их. Если же у вас экспортоориентированная экономика, то вам нужно министерство торговли, которое будет выторговывать условия, разговаривать с членами ЕАЭС и ВТО; вам нужно министерство инфраструктуры, которое будет удешевлять инфраструктурную часть бизнеса; вам нужно министерство промышленности – тогда промышленность будет развиваться не как в ГПФИИР написано, а как нужно инвесторам и государству с точки зрения координирования.

Неизбежным будет и создание министерства регионального развития, уверен собеседник “КАРАВАНА”:

– Когда у вас экспортоориентированная политика, то у акимов появляется масса возможностей для региональной политики, каждый регион будет меняться – северные будут ориентироваться на соседние российские области, южные – на киргизские, акимы будут договариваться с теми же губернаторами, и у них должны быть соответствующие рычаги. А о чем говорить местным властям с соседями при импортозамещающей политике, когда они смотрят на Астану?..

Помимо прочего, переход к экспортоориентированной политике укрепит национальную идею.

– Чтобы бизнесмен-экспортер любил страну, его нужно “цеплять” идеей. Продажи у “Мицубиси” в США могут быть больше, и для развития бизнеса они могут перенести сюда все производства, но компания останется японской. За брендом стоит целая культура, традиции качества. То же – с Apple: большинство заводов находится в Китае, но компания остается американской. Экспортоориентированная политика без патриотизма обречена на провал. А в нашем нынешнем импортозамещении патриотизма – ни на грамм, – заключил экономист.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть