Опубликовано: 1352

Джа живет в Камбодже

Джа живет в Камбодже

Маленький храм Преах Вихеар на границе Камбоджи и Таиланда уже не раз едва не приводил к военным столкновениям между соседями. В последней стычке победителями вышли кхмеры: погибло двое тайских солдат и еще десять взяты в плен. С моральной точки зрения у Камбоджи тоже перевес: еще в 1962 году Международный суд в Гааге признал право на храм за Камбоджей.

Вам кузнечика или цикаду?

Дважды мои попытки выбраться в Камбоджу срывались из-за политических катаклизмов в Таиланде. На этот раз мы с попутчиком решили не обращать внимания на идеологические баталии сторонников и противников премьер-министра. И пока последние собирались в центре Бангкока, чтобы по традиции двинуть в сторону международного аэропорта, мы уже бродили по вечернему Пойпету – игровой и одновременно криминальной столице Камбоджи – в поисках такси, которое доставило бы нас в Сиемреап.

240 километров убитых дорог – и мы в Сиемреапе. Город приятный, но не он сам, а находящийся рядом храмовый комплекс Ангкор привлекает до 90 процентов всех туристов. Учитывая, что Камбоджа страна небогатая и одновременно сказочно дешевая, кхмеры вправе рассчитывать на то, что экономический кризис может стать их добрым партнером, перенаправляющим туристический поток в “бюджетную” Камбоджу. Об этом позволяют думать десятки строящихся отелей в добавление к уже действующим. Рядом с отелем с номером за 100 долларов и выше будет соседствовать гаст-хаус, где скромная комната обойдется в 5–6 долларов с человека, а отношение к постояльцам точно такое, как и в “звездочном” отеле.

Ценителям кхмерской кухни (надо заметить, довольно простой) можно посоветовать в Сиемреапе поискать торговцев жареными насекомыми. В других частях страны почему-то они не попадались. Нельзя сказать, что вкус жуков, цикад и пауков божествен, но есть вполне можно… Если бы еще не привкус хитинового панциря.

Плавучая мечеть

О самом Ангкоре писать бессмысленно – лучше всего увидеть самому, хотя бы посмотрев фильм “Лара Крофт – расхитительница гробниц”. Случайно обнаруженный французами в середине позапрошлого столетия заброшенный город в джунглях сейчас является таким же символом Камбоджи, как пирамиды для Египта или Эйфелева башня для Франции.

Главное отличие Ангкора от своих “собратьев” по туристической индустрии – это возможность побыть в одиночестве. Даже в случае наплыва туристов они легко рассредоточиваются по 200 квадратным километрам впечатляющих храмов и дворцов. Все это великолепие можно осматривать неделю.

Но пора двигаться дальше. Перед отъездом мы отправляемся посмотреть на плавучую деревню на реке Тонле Сап, что примерно в двадцати километрах от Сиемреапа.

В настоящее время традиционный уклад “водных крестьян”, исторически не имевших средств, чтобы построить дома на земле, превратился в туристический аттракцион. Местные жители не скрывают того, что правительство приплачивает жителям деревень, приковывающих к себе внимание сотен туристов, которые с готовностью расстаются с 15–20 долларами за часовую поездку. Здесь государство держит монополию, так что найти более дешевый вариант невозможно.

Крестьяне, привыкнув к ежедневным экскурсионным турам, занимаются своими делами или, по крайней мере, делают вид, что занимаются. В завершение обзора в качестве символа полит­корректности нам показывают плавучий мусульманский район и плавучую же мечеть.

В Пномпень!

В четырех часах от бывшей столицы Кхмерской империи Ангкора находится другая примечательная точка – небольшой городок Кампонгтхом, возле которого находится еще одно наследие древних кхмеров – Самбор Прей Кук, руины города Исанапура, столицы доангкорского Кхмерского королевства. Пусть масштабы развалин не столь впечатляющи, но побывать стоит – хотя бы просто оказаться среди практически безлюдных руин, равно как и Ангкор, поросших растительностью. В этой же местности можно наткнуться на воронки от бомб, так как в начале 70-х годов прошлого века здесь хорошо “наследили” американцы.

Если не ставить перед собой четкую цель посетить все исторические комплексы, раскиданные по стране, то прямая дорога из Кампонгтхома в столицу королевства Пномпень.

Центр Пномпеня вполне симпатичен. Знаковое сооружение столицы – королевский дворец. А так как монархия конституционная, второе по масштабности здание – офис правящей Народной партии Камбоджи. Остальная часть столицы – обычный южноазиатский город: хаотичный, загазованный. Но старые районы во французском стиле, спускающиеся к берегу Меконга, дают живое представление о колониальных временах.

Карта из черепов

Злодеи всегда притягивали к себе толпы любопытствующих. Бывший премьер-министр и одновременно лидер печально знаменитых “красных кхмеров” Пол Пот – злодей мегамасштаба. Но сейчас имя одного из самых страшных “благодетелей человечества” начало работать на страну, четверть населения которой товарищ Пот благополучно извел в рекордно короткие сроки – с 1975 по 1979 год.

Примечательно, что трибуналы по расследованию преступлений режима “красных кхмеров” начали создаваться только в последние годы.

Концентрационный лагерь Чоенг Эк (самый известный из числа “полей смерти” возле Пномпеня) и тюрьма Туол-Сленг (переоборудованная из школы) в центре столицы производят крайне тягостное впечатление. Башня, наполненная черепами, на входе в бывший концлагерь, могильники, где для усиления впечатления еще кое-где осталась одежда замученных, места казни и пыток…

И если вокруг концлагеря простираются вполне пасторальные для этих мест виды, то из камер школы-тюрьмы Туол-Сленг не видно ничего. Пустые коридоры с крошечными помещениями для узников, портреты жертв, как мертвых, так и еще живых. Там же находятся изощренные инструменты для пыток политически незрелых граждан социалистической Кампучии. Когда-то висела карта Кампучии-Камбоджи, опять же выложенная из черепов, но по этическим соображениям ее убрали.

Бизнес по-русски

Лучшее место, чтобы завершить поездку по Камбодже, – Сиануквиль, благо городок находится на берегу Сиамского залива, недалеко от границы с Таиландом, и является морской здравницей Камбоджи. В этом качестве город оценил до своего свержения прогрессивный монарх Нородом Сианук, в честь которого городок получил свое название.

Сиануквиль – город маленьких отелей и гаст-хаусов примерно одной ценовой категории. Вечером, гуляя по побережью, можно наткнуться на барные стойки, внезапно выплывающие из темноты, сюрреалистичности картине добавляют владельцы – давно живущие в Сиануквиле европейцы, которые окончательно потеряли связь с родиной и наслаждаются безмятежностью.

Стабильное количество туристов с небольшим ежегодным ростом привлекает в эту отрасль множество мелких инвесторов, чему способствует сверхмягкое законодательство Камбоджи. Но если жители западных стран, подобно владельцам прибрежных баров, довольствуются скромным доходом с приятным времяпрепровождением, то русские подходят к делу с традиционным размахом. Два самых известных в Сиануквиле заведения – комплекс “Снейк-хаус” (включающий в себя даже баню) и бар “Аэропорт”, разместившийся в списанном самолете, – принадлежат выходцам из России. А на пляже наше внимание привлек симпатичный островок недалеко от побережья, на котором велось интенсивное строительство, в том числе моста, соединяющего остров с материком. Как выяснилось, остров купил какой-то российский олигарх с намерением превратить его в самый мощный развлекательный центр Сиануквиля.

Счастливые люди!

В последний день пребывания в Сиануквиле мы отправляемся в плавание по островкам залива на небольшом кораблике, принадлежащем трем немцам – бывшим хиппи, переехавшим в Камбоджу более десяти лет назад. Они даже не помышляют о возвращении на свою благополучную родину: там нет солнца, нет таких дружелюбных людей, нет изящных кхмерок… Пожалуй, только в Камбодже я видел столько по-настоящему счастливых людей, и не важно, в каких условиях они живут. О счастье там совсем другие понятия.

На островах Карибского бассейна до сих пор существует вера в доброго бога Джа, не сильно пекущегося о благополучии своих подопечных, но и не запрещающего радости, не приносящие вреда другим. Еще сильней вера в Джа у последователей растафарианства, практикующих употребление легких наркотиков и обладающих стабильно философским отношением к жизни. Добрый бог Джа попросту объединяет хороших людей. И пусть Камбоджа – не самое процветающее место в мире, пусть ее история – сплошной ряд войн и страданий, но сейчас, кажется, Камбоджа именно то место, где обосновался Джа.

Андрей ГРИШИН, фото автора, Камбоджа–Алматы

[X]