Опубликовано: 2400

Душа поэта, слово прапорщика

Душа поэта, слово прапорщика

Асхат КУЧИНЧИРЕКОВ сыграл главную роль в казахстанском фильме “Тюльпан”, который имел успех на многих крупных кинофестивалях, включая Каннский. Сейчас же молодой человек дописывает собственный сценарий. Чем же парень из маленького аула пожертвовал ради большого кино?

МОГ БЫ КУПИТЬ КВАРТИРУ…

– Вы учились на режиссера игрового кино, а стартовали и стали известны как актер…

– Я начал сниматься в “Тюльпане” на втором курсе. Не могу сказать, что с этого момента стал актером, но для меня фильм был хорошей школой длиной в четыре года. Съемки порой длились по 8 месяцев, я часто пропускал занятия, но, к счастью, среди преподавателей были понимающие люди. За время работы над фильмом я многое понял и теперь хочу сделать свою короткометражку. Собираюсь заняться ею летом.

– О чем ваш сценарий?

– Это простая история про сельского мальчика. Я 20 лет прожил в ауле и не могу снимать о городе. Я не чувствую городскую жизнь, даже после пяти лет в общежитии не знаю, как живут настоящие городские люди. Если начну снимать про городских – это будет ужасно. Мне кажется, что любая жизненная история интересна. Раньше в советское время люди были начитанными, могли цитировать Шекспира. А сейчас не знают, кто такие Моне, Модильяни, не слушают Моцарта. Конечно, когда они приходят на арт-хаусный фильм, им кажется: что за фигня? Лучше “Аватар” посмотреть.

Например, во Франции есть предмет “история кино”, где показывают всю классику. У людей появляются вкус и понимание. Мы ведь тоже читали в юности Хемингуэя и Достоевского, не понимая тогда их до конца, а сейчас осознаем, насколько это было правильно. Мне кажется, у нас должны быть специальные кинотеатры, где демонстрировались бы интеллектуальные фильмы.

– Собираетесь кому-то предложить свой сценарий?

– Буду снимать сам. На свои деньги. Анджей Вайда сказал такую интересную вещь, что у артхаусного режиссера должна быть “душа поэта, а слово прапорщика”. То есть он должен всего сам добиваться. Не так что скинул продюсерам свой сценарий и сидит ждет. Наступило такое время, что нужно быть и продюсером, и актером, и режиссером. Ты сам должен знать процесс от съемок до производства дисков. У меня сейчас такой переломный момент, когда только от меня зависит: сделаю я по-настоящему хороший фильм или все потеряю. Я, может, мог бы купить квартиру, но предпочитаю снять свой фильм…

МЫ – НОМАДЫ

– Откуда вы родом?

– Я всю жизнь прожил у бабушки в маленьком ауле Кенес под Павлодаром. Родители живут в России, занимаются животноводством. Я хотел стать педагогом физической культуры – мне нравились игровые виды спорта, и подумал: может, из меня выйдет хороший тренер? Когда я уже собрался поступать, мне на глаза попалась маленькая книжечка по вузам Казахстана, где я увидел специальность “режиссер”. Сердце екнуло, понял, что это мое.

– Были противники вашего выбора?

– Все говорили: “Не езжай, Алматы та-а-кой страшный город!” или “Поступай в Павлодарский ПГУ, как нормальные люди, зачем тебе эта режиссура?”… Для наших сельчан было дико ехать в такой большой город, никто из них до той поры не уезжал сюда. Представьте, весь аул отговаривал, но бабушка поверила в меня. Продав телку, она дала мне 10 тысяч тенге, с ними я и приехал в Алматы.

– О чем была ваша дипломная работа?

– О взаимоотношениях сына и отца. Мое мнение: она вышла не очень удачной, хотя многие хвалят. Американский режиссер Джим Джармуш, потеряв свой первый фильм, никогда не пытался его искать, говорил, что ему “стыдно за него”.

– История, которая произошла в фильме, могла случиться в реальности?

– На 100 процентов уверен, что могла. Я знаю человека, который получил высшее образование в городе, а потом все бросил и уехал в аул, где сейчас пасет овец. Мы не должны стесняться нашей культуры. Почему, когда мы презентуем Казахстан, всегда делаем акцент на горы или город? Для европейцев это неинтересно. Например, в Дубае работают миллионы строителей. Зачем им показывать наши башни? Этим мир не удивить. Мы не должны стесняться того, что номады. Наоборот, это может быть нашим рекламным ходом. Надо обращаться к корням.

СТУДЕНТАМ – БЕСПЛАТНО

– В Каннах “Тюльпан” победил во второй по значимости программе “Особый взгляд”. Когда парень из аула после первой же своей картины попал на этот фестиваль, взрыва в голове не случилось?

– Это было классно! Для любого киношника Канны – это Мекка кино. Только представьте, что все люди, которые там находятся, очень хорошо разбираются в кино. И две недели все говорят и думают о кино!

Вообще, для меня каждая поездка – это обогащение. Мне интересно посмотреть, как живет простой народ – они ведь душа страны. В Дубае заходишь в трущобы – как будто попадаешь в Индию или Пакистан.

– После “Тюльпана” у вас были еще работы в кино?

– Аманжол Айтуаров пригласил меня на роль второго плана в картину “Елимай”, она уже отснята. Также принимаю участие в студенческих кинопроектах. Если история мне интересна, если она интеллектуальна, то снимаюсь бесплатно. А если чувствую, что фильм коммерческий и люди душу не вкладывают, то называю свою цену. Я начал любить кино и понял, что хорошего результата добиться очень сложно. Просто так ничего не дается, над каждым словом надо работать и работать!

ИСКУССТВО НЕ РАДИ ДЕНЕГ

– А какие фильмы вы предпочитаете смотреть?

– Однозначно классику. В ней есть жизнь и душа режиссера, актеров, и тебе дозволено соприкоснуться с этим сокровенным.

– Кто вам близок по духу из киномастеров?

– Мне нравится Алексей Герман-старший, очень люблю ранние фильмы Эмира Кустурицы, нравится Микеланджело Антониони. Я часто хожу в киноклуб Олега Борецкого, чтобы смотреть классику на большом экране.

– Как будущий режиссер можете оценить последние казахстанские фильмы?

– К сожалению, многих наших фильмов я не смотрел и не имею права оценивать и говорить что-то. Из всего, что я видел, мне нравится “Конечная остановка” Серика Апрымова 1989 года.

– Вы себя относите к категории арт-хаусных режиссеров?

– Да. Коммерческое кино мне неинтересно. Если бы я хотел делать деньги, мог бы и в Павлодаре их делать – продавать лес в Россию, торговать, как все мои друзья. Коль скоро я пришел в кинематограф заниматься искусством, то им и надо заниматься. В Казахстане невозможно стать крутым коммерческим режиссером, для этого надо уезжать в Россию или в Штаты, чтобы расти. Потому что киноиндустрия у нас развита всего в двух городах. Это то же самое, как хороший футболист не может играть в Казахстане, ему нужно расти профессионально в Европе.

– Вы в реальной жизни нашли свою Тюльпан (имя возлюбленной героя Асхата в фильме. – Кор.)?

– Да (улыбается). Думаю, нашел.

Марина ХЕГАЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

[X]