Опубликовано: 4100

Другой Масимов. Почему казахстанский премьер-министр резко изменился

Другой Масимов. Почему казахстанский премьер-министр резко изменился

Встречайте новую версию премьер-министра – больше публичности и открытости

Что происходит с главой казахстанского правительства? Его как будто заменили на новую, улучшенную версию – “Карим Масимов 2.0”. Если сразу после повторного назначения на должность премьер-министра Карим Кажимканович демонстрировал абсолютную закрытость и непубличность, то в июне 2016 года все изменилось: он вернулся в “Твиттер”, открыл аккаунт в “Инстаграме”, возобновились прямые трансляции заседаний правительства, начал активно выступать на публике – как на официальных мероприятиях, так и во время спортивных соревнований.

Что же заставило г-на Масимова сделать апгрейд, обновить всю операционную систему в части, отвечающей за публичность?

“Недостаточно эффективно”

Карим Масимов версии 2.0 начал появляться на свет прямо на наших глазах – во время памятного совещания под председательством Президента РК, где обсуждался земельный вопрос, состоявшегося 5 мая. Выступая с докладом, премьер-министр заявил:

– Следует признать, что правительство в целом, я лично, министерства национальной экономики, сельского хозяйства… недостаточно эффективно была проведена предварительная разъяснительная работа среди населения.

Сказано коряво, но мысль понятна: пожалуй, впервые Карим Кажимканович признал, что не проконтролировал должным образом информационную работу.

В ответ Нурсултан НАЗАРБАЕВ дал фактически прямое указание, как дальше действовать:

– Мы говорим, что движемся к стандартам ОЭСР, стремимся к 30 развитым государствам мира. У этих стран есть еще один, самый главный стандарт – ежедневная открытость правительства и всех его членов для общества. Там министры всегда оперативно комментируют все вопросы, которые возникают. А у нас что? Информационная работа состоит не только в том, чтобы выйти к журналистам на брифинг и прочитать по бумажке… Политик должен говорить с людьми, разъяснять свою позицию, завоевывать доверие общества, – подчеркнул Президент.

Мы помним, что Ерболат Досаев подал в отставку прямо во время совещания, а Асылжан Мамытбеков – на следующий день. Карим Масимов в отставку не подавал, но выводы сделал.

Потому что после его второго пришествия в правительство он принес с собой и принципы работы администрации Президента – закрытость и осторожность. Журналистов перестали пускать на заседания правительства, прямые трансляции в Интернете тоже прекратились. Вместо этого после каждого заседания правительства профильные министры выходили на брифинг, на котором зачитывали те же доклады и отвечали на заранее заготовленные вопросы. Основным каналом общения с журналистами стала Служба центральных коммуникаций (СЦК) – там проводились брифинги, там формировались “топики”, там проходили совещания с редакторами, на которых им рассказывали об акцентах.

Сам Масимов не давал интервью, крайне редко выступал на открытых мероприятиях, никуда не ездил и ни с кем публично не общался. И члены правительства очень быстро привыкли к такому же стилю: “ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу”. Фактически единственное место, где им можно было задать важные вопросы, – парламент, где журналисты караулили членов правительства после каждого пленарного заседания.

Недавно, кстати, произошел казус, который очень хорошо иллюстрирует, что наши министры перестали быть публичными политиками. Бакытжан Сагинтаев, первый вице-премьер, начал было бодро докладывать своему непосредственному руководителю о ситуации по сбросу воды в реках в таких выражениях, будто это частный разговор. И Карим Масимов вынужден был его остановить и напомнить о том, что с недавних пор заседания правительства транслируются в Интернете: “Мы находимся в публичном пространстве”.

“В публичном пространстве”

После совещания 5 мая ситуация поменялась. Карим Масимов версии 2.0 стал более открытым, публичным и даже неформальным.

Он вернулся в “Твиттер”, причем его активность там иногда удивляет даже бывалых блогеров. Например, 30 июня он опубликовал целых шесть постов.

Он открыл аккаунт в “Инстаграме”, и первый же его пост разжег нешуточные страсти в СМИ и на просторах Интернета: Масимов выложил фото с соревнований по дуатлону, в которых принял участие вместе с другими членами правительства. На этом фото ясно видно, что на ногах Масимова – носки разного цвета (один – белый, другой – черный). Обсуждение экипировки премьера, его носков, необычной шапочки (будто для плавания, а не для бега) занимало интернет-пользователей и журналистов несколько дней подряд. В “Фейсбуке” начался флешмоб “носки Масимова” – все фотографировались в разноцветных носках, чтобы поддержать премьера. И даже телеканал “Мир” показал сюжет на эту тему.

Убежден: в эти дни многие казахстанцы с удивлением узнали, что Масимов – снова наш премьер-министр, ранее у них вряд ли была возможность узнать об этом, хотя он был назначен 2 апреля 2014 года: он почти никогда не появлялся перед камерами.

Масимов забрал из СЦК Ержана Бабакумарова – человека, выступающего за открытость госорганов. Бабакумаров нынче в должности заместителя руководителя канцелярии премьер-министра руководит всей информационной работой правительства.

Результаты видны невооруженным глазом: возобновились трансляции заседаний правительства в Интернете, ожил сайт премьер-министра, пресс-службы стали более оперативно реагировать на журналистские запросы, а министры, хотя по-прежнему стараются избегать журналистов, все же чаще стали давать комментарии и интервью. Постепенно разворачивает свою работу и новое профильное министерство – информации и коммуникаций.

Еще чуть-чуть, и Масимов начнет давать интервью и – раньше об этом и подумать было нельзя! – может быть, даже пресс-конференции.

“Я сам блогер”

Похоже, этот новый старый образ Карима Масимова ему самому все же ближе. Все-таки он руководил отраслью коммуникаций, так что длительное время по долгу службы изучал вопрос развития технологий, Интернета, распространения информации. Кажется, ему ближе открытость, он сам хочет большей публичности. К тому ж, полагаю, он согласен с Президентом в том, что политик должен общаться с народом, а уж к политикам Масимов себя совершенно точно причисляет.

В декабре 2008 года в интервью радио “Эхо Москвы” в прямом эфире Карим Масимов сказал ставшую знаменитой фразу: “Я сам интернетчик, я сам блогер”. И хотя, конечно, никаким блогером он в тот момент не был, но за свои слова ответил: открыл блог, вышел в социальные сети, более того, создал блог-платформу, на которой каждый гражданин может пожаловаться любому министру, или задать ему вопрос, или дать предложения по улучшению ситуации.

Однако со временем Масимова стало многовато с точки зрения тех, кого в иных странах принято называть “политическим истеблишментом”. Когда в публичном информационном пространстве Казахстана кого-то становится слишком много, дни его, как правило, сочтены – сожрут.

Но Масимов стал исключением. Он поруководил администрацией Президента РК, вновь был назначен премьером, после парламентских выборов переназначен. То есть как политик он выжил. А как публичный политик умер.

Тут надо еще иметь в виду, что он в свое время получил очень серьезные рычаги влияния на медиа. Фактически он был конечным владельцем Седьмого телеканала, телеканала “СТВ”, ему принадлежали крупные и успешные новостные порталы Tengrinews.kz и Vesti.kz, радио “Тенгри”. Благодаря своему влиянию в инфокоммуникационной сфере он фактически контролировал интернет-ресурсы, созданные государственным АО “Казконтент”, через своих людей влиял на спутникового оператора “Отау ТВ”, на “Казтелерадио”. Я уже не говорю о том, что, как высокопоставленный политический госслужащий, он имел большое влияние на работу всех государственных СМИ, включая “Казправду” и “Хабар”.

После возвращения в правительство Карим Масимов начал целенаправленно и демонстративно избавляться от долей в СМИ. Например, не так давно медиарынок удивила новость о том, что владельцемTengrinews и радио “Тенгри” стал Батыр Казыбаев, руководивший ими с момента основания. Седьмой канал был продан Кенесу Ракишеву. СТВ, если верить слухам, тоже нашел нового владельца.

Понятно, что Масимов сохраняет влияние, но оно уже не так бросается в глаза. И это теперь позволяет ему вернуться к прежнему образу открытого и обаятельного политика. Ну кто из казахстанских политических тяжеловесов будет всерьез воспринимать “Инстаграм” Карима Масимова? Между тем г-н Масимов видит несколько дальше собственного носа и понимает, что за этими “твиттерами-шмиттерами” будущее.

Так что Карим Масимов версии 2.0 – это не только исполнение воли Президента, но и четкое понимание важности информационной работы для политического будущего.

Остается надеяться, что это надолго, что маятник качнется в обратную сторону не так быстро. Очень уж хочется, чтобы правительство рассказывало народу, что оно делает и почему.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи