Опубликовано: 4120

Дом кино стал “комнаткой кино”?

Дом кино стал “комнаткой кино”?

Не утихает скандал вокруг алматинского Дома кино. После XIII съезда Союза кинематографистов, прошедшего еще 26 апреля этого года, утекло немало воды. Был созван чрезвычайный съезд, но вопросы, кому руководить творческим объединением кинематографистов и какая судьба ждет Дом кино, до сих пор висят в воздухе.Несчастливый ХIII съезд

Число 13 для Союза кинематографистов в 2013 году стало поистине роковым: после 8 лет правления Игорь ВОВНЯНКО, которому почти не было альтернативы на предыдущем съезде (когда были внесены изменения в устав, и отныне новый председатель должен править 5 лет), решил пойти на третий срок. И управлять уже 13 лет бессменно. Узнав об этом, его коллеги решили: пора менять положение дел. И выдвинули свои кандидатуры на пост председателя правления. К примеру, 26 апреля 2013 года, когда был созван ХШ съезд, несколько “фракций” – ветеранов, молодежи и просто от группы кинематографистов – выдвинули в качестве кандидатуры для тайного голосования Сламбека ТАУЕКЕЛА. В качестве самовыдвиженцев выступили режиссер Сергей АЗИМОВ и мультипликатор Салимгали МЫРЗАШЕВ.

В итоге голоса более чем 160 делегатов распределились следующим образом: Вовнянко – 67 голосов, Тауекел – 61, Азимов – 42, Мырзашев – 4. Но председатель съезда Болат ШАРИП, заглянув в устав, уточнил, что для избрания победителю необходимо набрать 2/3 голосов присутствующих (а не просто большинство):

– На съезде присутствовало более 160 членов. То есть для избрания любой из кандидатов должен был набрать не менее 108 голосов, а это значит, нужен был второй этап голосования, – объяснил Болат Шарип. – Но Вовнянко откровенно попирает пункт устава СК (Союза кинематографистов) и, заручившись бумагой от некой юридической фирмы, что в уставе нет понятия “председатель СК”, и, следовательно, он не подпадает под определение “руководящий орган” и избирается простым голосованием! Но кого тогда считать руководящим органом? У нас есть председатель правления. Он напрямую относится к руководящему органу. Именно руководящие органы и ревизионная комиссия избираются 2/3 голосов от присутствующих. Но он по сей день не признает решения съезда и считает себя избранным. И говорит примерно следующее: “Я был и останусь на третий срок. Чтобы никто не растащил Дом кино…”.

Страсти накалились

После того как с момента проведения съезда прошел месяц, старый председательствующий Игорь Вовнянко так и не собрал внеочередной съезд для повторного голосования. Тогда члены правления вновь обратились к уставу и обнаружили, что в особых случаях (по инициативе правления СК, по требованию 2/3 членов СК, выраженному в письменном виде, и по предложению ревизионной комиссии) съезд может быть созван вновь. Начался сбор подписей, собрана 181 подпись, и 15 июня состоялся чрезвычайный съезд, на который еще действовавший на тот момент председатель правления Игорь Вовнянко не явился.

Съезд все же состоялся, но кандидатура Вовнянко из-за неуважения к съезду и неявки была снята с голосования. Сергей Азимов сделал самоотвод. В результате подавляющим большинством председателем правления СК был избран Сламбек Тауекел. На съезде, к слову, была принята новая редакция устава, по которой вновь избранный председатель не может занимать один и тот же пост более 8 лет.

Режиссер Сламбек Тауекел, избранный председателем правления Союза кинематографистов 140 голосами делегатов чрезвычайного съезда, до сих пор не может приступить к своим обязанностям:

“Дело в том, что мой друг Игорь Вовнянко не отдает ключи, хотя по уставу должна состояться передача дел. Началась информационная война в газетах, где он стал называть меня и других членов Союза кинематографистов “деструктивными элементами”, желающими “растащить Дом кино”. Я 17 лет проработал директором киностудии “Казахфильм” и за это время не украл ни нитки… Как он может нас обвинять в желании растащить Дом кино, если мы туда даже войти не можем…

– Мы предположили, что есть какие-то финансовые загвоздки в деятельности бывшего председателя СК и обратились в финансовую полицию, – продолжает Сламбек Тауекел. –  Она проводит аудиторскую проверку. Также мы обратились в Медеуский РОВД, но руководство полиции не принимает никаких мер. Несмотря на предписание прокуратуры Медеуского района о необходимости проверки положения дел в Доме кино и союзе”.

К слову, юрист Ноян ШАНОВ усматривает в действиях Игоря Вовнянко грубые нарушения законодательства, выражающиеся, к примеру, в игнорировании устава общественного объединения, коим является СК, и решений его съезда.

“Дом без кино”

Между тем, по словам киношников, Игорь Вовнянко, незаконно опечатав Дом кино и отправив работников Союза кинематографистов в отпуска, сам уехал в отпуск.

– Я все же надеюсь, что Вовнянко, как человек разумный, вернет ключи. Ведь все годы, пока он сидел в Доме кино, ничего не происходило, – говорит Сламбек Тауекел. – Нужно вернуть в Дом кино кинопоказы, встречи. Вовнянко все эти годы занимался пропагандой кино в России, Китае, считая, что диаспоры должны смотреть казахское кино. Да пусть сначала казахское кино увидят на родине!

И необходимо вернуть Дом кино киношникам: ведь до этого почти 60 процентов здания Дома кино было продано, а 40 процентов сегодня, как утверждается, сдается в аренду за смешные деньги – 2 доллара за квадратный метр. И это в центре Алматы!

По словам Венеры НИГМАТУЛИНОЙ, она, будучи директором фестиваля, ни разу не смогла воспользоваться зданием Дома кино для кинопоказов:

– Первый вопрос, который звучал от руководства союза: а сколько вы заплатите? Я согласна с коллегами: из Дома кино выселено кино. Союз кинематографистов в первую очередь должен быть организацией, защищающей интересы и права людей кино.

Журналисты поинтересовались: почему судьбой Дома кино и тем, что он “практически превращен в гей-клуб”, как сказал в интервью одному из телеканалов член Союза кинематографистов, режиссер Болат Шарип, кинодеятели заинтересовались только сейчас?

По словам Сергея Азимова, в Дом кино уже давно киношники перестали ходить, потому что сам Союз кинематографистов, которому он принадлежит частично, уже давно “труп”, а не живая организация:

– Такая ситуация в Союзе кинематографистов возникла не вчера. И последние пять-шесть лет полной апатии и безразличия тому свидетельство.

А отвечая на вопрос журналистов, Сламбек Тауекел ответил, что прежнее руководство водило за нос не только простых членов, но и членов правления, коим он сам являлся:

– Мы знать не знали, что он сдал в аренду Дом кино и за какие деньги. Вскрылось это только тогда, когда созвали съезд. И мы хотим вернуть Дому кино его первоначальное предназначение.

“На пороге уничтожения”

Известный кинодраматург Зауреш ЕРГАЛИЕВА считает, что сейчас Союз кинематографистов стоит на пороге полного уничтожения:

– Это, как ручей течет, течет, а потом начинает высыхать… Сейчас тот самый момент за минуту до полного высыхания, еще мгновение – и этой реки уже не будет. Сегодня в Союзе кинематографистов почти нет молодежи. Многие из нас, уже состоявшиеся в своей профессии и имеющие кусок белого хлеба с маслом, долгие годы обходились без Дома кино. Но мы хотели бы возродить союз и Дом кино ради будущего. Почему Дом кино важен для нас, киношников? Да потому, что киношная работа – командная: актер без камеры – никто, режиссер без актеров – никто. Нас никого нет поодиночке. А молодым неизвестно это чувство, когда Дом кино был вторым домом для каждого из нас, где пахло кофе и обсуждались наболевшие проблемы нашей профессии. Вовнянко сидит уже 8 лет. И всё, что им делается, делается для узкого круга приближенных к нему людей. Для главной массы кинематографистов там не происходило ничего. Они были не нужны. И Дом кино уже давно превратился в комнатку кино для нескольких человек… Разве это хорошо?

“Не хочу разводить вошкотню!”

Мы обратились за комментариями к самому Игорю Вовнянко. Он наотрез отказался от подробного изложения своей точки зрения:

– До суда ничего комментировать не буду. Когда разрешится суд, я вам сообщу.

– О каком суде речь?

– Я подал в суд за оскорбление чести и достоинства и деловой репутации Союза кинематографистов Казахстана на члена Союза кинематографистов Болата Шарипа. Сейчас иск рассматривается. Если они (группа, созвавшая чрезвычайный съезд) не согласны с решением ХШ съезда, незавершенного, кстати, то вправе подать на меня в суд. Это даже подтвердила прокуратура. Никаких комментариев до решения суда. Я не хочу вошкотню вокруг этого всего разводить. В обществе есть более важные проблемы, чем проблемы Союза кинематографистов. Это общественная организация, которая разбирается со своими проблемами, как в семье.

Загрузка...

[X]