Опубликовано: 3309

Долматов в Казахстане – 20 лет спустя

Долматов в Казахстане – 20 лет спустя

Олег Долматов вернулся в Алматы. Пусть и всего на сутки. Серебряный призер чемпионата Европы-1972 не был здесь двадцать лет. Повод для приезда более чем уважительный – 70-летие Тимура Сегизбаева. Стоило двум звездам казахстанского футбола увидеть друг друга, как они тут же окунулись в оживленную беседу.

Когда-то на Ботаническом….

– С Тимуром Санжаровичем я не виделся, наверное, лет сорок, – говорит Олег Долматов, игравший в алма-атинском “Кайрате” в 1967–1971 годах, а впоследствии капитан московского “Динамо”. – Для меня счастье снова его увидеть. Сегизбаев был для нас как родной отец, всегда помогал молодым футболистам. Я благодарен за то, что меня пригласили на юбилей такого человека. Мне приятно встретиться с Тимуром Санжаровичем, расцеловать его!

– Как можете охарактеризовать Тимура Сегизбаева – знаменитого капитана, а затем и наставника “Кайрата”?

– Он – добрый. Не мог обидеть человека, был профессионалом до мозга костей. Футболисты его уважали, никогда не позволяли себе злоупотреблять его добротой, не допускали фамильярности.

– Давно не были в Алматы?

– В последний раз приезжал в 1991 году, когда тренировал сухумское “Динамо”. Алматы сейчас не узнать: все застроено. Особенно впечатлила дорога до “Медеу” – красивые коттеджи, современные здания.

– Помните, в каком районе жили, когда играли за “Кайрат”?

– У меня была квартира в районе Ботанического бульвара, но в основном я находился на базе. Слышал, что сейчас кайратовская база запущена. Жаль…

“Кайрат” как трамплин в сборную СССР

– Как вы оказались в алма-атинской команде?

– Это интересная история. В 1966 году мы с красноярским “Автомобилистом”, за который я тогда выступал, находились в Москве. Нам предложили сыграть товарищеский матч со столичным “Динамо” – лидером чемпионата СССР. Ту встречу мы выиграли – 3:0, а я забил два мяча. В тот день “Кайрат” тоже был в Москве, и тренер дублирующего состава Александр Межов заехал на десять минут посмотреть наш матч. На следующий день мне поступило предложение из “Кайрата” и молодежной сборной СССР.

– Какие воспоминания остались о времени, проведенном в Казахстане?

– “Кайрат” стал для меня большим трамплином в жизни. По сути, играть я научился именно в этом клубе. В “Кайрате” я всегда выходил в основном составе, потом попал в национальную сборную СССР. В Алма-Ате я поработал с прекрасными тренерами. В 1967 году попал к Алексею Гринину. В 1969-м в “Кайрат” пришел маститый специалист Александр Севидов, вместе с которым появился ряд футболистов из Москвы во главе с бывшим спартаковцем Сергеем Рожковым. В 1970 году “Кайрат” стал вторым в первой лиге, а затем при Викторе Королькове занял восьмое место в высшей лиге.

Тяга к спиртному сгубила многих

– Помните атмосферу на домашних играх “Кайрата”?

– Трибуны Центрального стадиона всегда были битком забиты, особенно на матчах против московских команд. Атмосфера в Алма-Ате была футбольная, многие команды боялись к нам ехать. Мы отбирали очки у сильных команд, после побед болельщики нас всегда тепло провожали.

– А какие свои голы запомнились?

– Запомнился победный гол в ворота бакинского “Нефтчи” (1:0). Еще помню, как забил два мяча в матче с ленинградским “Зенитом”. Ту встречу мы выиграли 3:1. Такие голы не забываются.

– С кем из команды вы были особенно дружны?

– С Юркой Мусиным. В Алма-Ате мы жили с ним в одном доме. Его скорости могли позавидовать многие футболисты. Юрка был компанейским парнем, но, увы, тяга к спиртному сгубила его, как и многих других наших ребят.

“Сеильду Байшакова выставили крайним”

– Почему “Кайрат” поколения 70-х годов не мог подняться выше восьмого места в высшей лиге чемпионата СССР?

– В конце 60-х годов команда переживала смену поколений. Футболисты того времени – Тимур Сегизбаев, Леонид Остроушко, Вадим Степанов, Стас Каминский – уже завершили карьеру. Им на смену пришла молодая поросль – Владимир Кисляков, Фарид Хисамутдинов, Валентин Егоров, Адлет Кашаганов, Сеильда Байшаков… Со временем многие из них составили фундамент “Кайрата”.

– Кстати, Сеильда Байшаков не смог закрепиться в сборной СССР из-за вашей общей досадной ошибки в отборочном матче чемпионата мира-1978 с командой Венгрии…

– Припоминаю. Я слабовато сыграл в том матче, а Сеильду выставили крайним. Он многого достиг в футболе, сделал яркую карьеру, дорос до сборной СССР. Трудно сказать, смог бы Байшаков и дальше регулярно играть в сборной. Все-таки в те времена за национальную команду выступали очень сильные защитники – Муртаз Хурцилава, Анатолий Коньков. Конкуренция за место была серьезной, чего стоили только игроки киевского “Динамо”!..

“Нам внушали, мол, немцы – наши враги”

– Какая медаль вам более всего дорога?

– Серебряная медаль чемпионата Европы в 1972 году. Я прошел все отборочные матчи вместе с командой (Долматов тот отборочный цикл начинал в составе сборной СССР как игрок алма-атинского “Кайрата”. – Прим. авт.), а перед финальным турниром в Бельгии получил травму. Во время обследования врачи обнаружили в колене жидкость. Нога сильно распухла, но тем не менее тогдашний наставник сборной СССР Александр Пономарев взял меня на ЕВРО-72. Я не смог сыграть в полуфинале с венграми, но вышел на замену в финале против команды ФРГ.

– В решающем матче сборная СССР потерпела от немцев крупное поражение – 0:3…

– У нас не было шансов, мы попали под немецкий каток. Это была величайшая команда в мире. Через два года немцы выиграли чемпионат мира у себя дома, но, на мой взгляд, команда, которая играла против нас в финале чемпионата Европы, была намного сильнее сборной ФРГ образца 1974 года. Помню, перед матчем советские партийные деятели в раздевалке внушали нам, мол, немцы – наши враги, надо выйти на поле и умереть. Мы бились в финале, но класс немцев оказался выше.

“Чиновники нас просто уничтожили”

– Какова была в СССР реакция властных структур на это “политическое” поражение?

– Когда мы приехали домой, в Союз, нас просто уничтожили. На повестке дня стоял вопрос о лишении тренеров и футболистов всех званий. Считаю, что те успехи сборной СССР были настоящими достижениями, о которых нынешняя сборная России только мечтает.

– Из алма-атинского “Кайрата” вы перешли в московское “Динамо”. Это решение было ошибкой?

– Думаю, да. Та команда, что была в “Кайрате”, меня полностью устраивала, я получал огромное удовольствие от игры, чего долгое время не было в московском “Динамо”. В столичном клубе была ежедневная работа, беготня, но это был не тот дружный коллектив, что в “Кайрате”.

Футбол, шампанское, баня

– Какая команда ближе вашему сердцу?

– Однозначно, “Кайрат”. Иногда мы с ребятами позволяли себе нарушить режим, после игры могли выпить шампанского. Но при этом не разбредались по своим норам – все делали вместе. Потом в бане восстанавливались. На тренировках мы не давали друг другу спуску: попробуй филонить – мало не покажется. Я дорожил той атмосферой, “Кайрат” мог бы многого добиться.

– Впоследствии следили за “Кайратом”?

– И сейчас слежу за результатами команды. Меня удивляет то место, которое занимает сейчас “Кайрат” в чемпионате Казахстана. Все традиции казахстанского футбола ковались в Алма-Ате. Этот клуб не должен бороться за выживание – он обязан быть на вершине. Надо поднимать историю клуба усилиями городских властей, нужно привлекать зрителей на трибуны, искать серьезных спонсоров.

“Переговоры не вел”

– Говорят, Долматов приехал в Алматы, чтобы вести переговоры с “Кайратом”. Правда?

– Ну что вы! (Смеется.) Я приехал с одним желанием – увидеть Тимура Санжаровича. Если бы не юбилей, вряд ли я был бы в Алматы

– Как вы относитесь к практике приглашения иностранных тренеров, которая сейчас очень распространена как в российском, так и в казахстанском футболе?

– Нормально отношусь, если зарубежный тренер может чему-то научить наших специалистов. Например, Россия так устроена, что со времен Петра Первого нас учили преклоняться перед иностранцами. Тут ничего уже не поделаешь.

– Вы готовы возглавить национальную сборную Казахстана?

– Если ваша Федерация футбола захочет видеть меня у руля, то я не против.

[X]