Опубликовано: 2015

Долбят "Молоты"

Долбят "Молоты"

Пора менять скучную атмосферу в алматинских клубах, считает ветеран казахстанского панк-рока, фронтмен группы “The Молоты” Данияр Разиев, более известный под кличкой Татарин.

Уже год, как Татарин приехал в Алматы из Брюсселя, где прожил почти десять лет. После Бельгии он решил не забрасывать дело, которое с его группой “Молот ведьм” они начали в 90-х годах. Сейчас команда сменила название на звучное “The Молоты”, подновила состав и, что самое главное, стала, пожалуй, самой расколбасной группой на алматинской сцене.

“Молотов” часто приглашают выступить в других городах и странах. На днях коллектив отправится с гастролями в Ташкент, где, на удивление, тоже происходят рок-фестивали. А потом уйдет на летние каникулы. Перед отъездом Татарин ответил на вопросы “Каравана”.

– Ты заметил, какие перемены произошли с группой “The Молоты” за минувший год?

– Как мне кажется, в последнее время у нас появилось звучание, напоминающее американский гаражный рок 60-х годов. Мы вроде позиционируем себя как панк-группа, а в панке, естественно, масса ответвлений, но элементов гаражного рока не так много. Но общее, что связывает эти два направления, – это настроение. Я, в принципе, всегда не тяготел к традиционному панку и хотел, чтобы в нем было больше рок-н-ролла.

Кстати, если говорить о том, куда сейчас движется группа, то мы решили попробовать себя чуть в новом формате и делаем песню на английском языке. Я накатал один незатейливый текст под названием My Hero Robert De Niro.

– Зачем вам это?

– Ну, сам понимаешь, рок-н-ролл на английском звучит лучше. И нам было интересно попробовать себя в этом направлении. Я сейчас заметил такую тенденцию: в России появляется все больше англоязычных команд. Хотя меня поражает, что, когда на английском начинают петь москвичи или питерцы, это звучит не очень. Совсем другое дело – музыканты с периферии, из Тольятти, Самары, каких-то маленьких городков. Почему-то их англоязычные проекты гораздо круче. Например, есть такая самарская банда Cheese People. Их диски продаются уже в Европе и Японии. Но на постсоветском пространстве она не известна широко, хотя там музон очень фирменный и прикольный.

– Кроме алматинских площадок вы были на нескольких мероприятиях в России и Кыргызстане. То есть не сидится на месте?

– Ты знаешь сам, и существует куча примеров этому, что в Казахстане есть некий потолок, выше которого не можешь прыгнуть. С этим сталкиваются все, кто работает в нашем шоу-бизнесе. Страна огромная, а население небольшое. А аудитория, которая слушает музыку, вообще мизерная. Здесь невозможно что-либо делать и развернуться по полной. И это касается любого творческого человека, в какой бы сфере он ни творил.

– Согласен, в Алматы очевидный дефицит площадок, где звучала бы живая музыка…

– Да ладно, нормально все. Конечно, хотелось бы менять площадки. Было бы неплохо выступить, к примеру, во всяких дорогих алматинских клубах.

– А ты думаешь, вам реально попасть на такие площадки?

– Мне кажется, со временем в Алматы все изменится, и мы туда пробьемся. Знаешь, у нас даже есть такая песня – “Долбят, долбят “молоты”. Ведь когда-нибудь кому-нибудь захочется закатить рок-н-ролльную вечеринку и в дорогом месте. Потому что это скучно – приходить куда-то и видеть постоянно одни и те же ар-н-бишные лица, которые уже не интересны. У наших рэперов мало драйва, они поют об одном и том же и на очень низком уровне. Естественно, рок-н-ролл и хип-хоп связывают общие темы – телки, деньги, но наши хип-хоперы, мне кажется, очень мелко плавают. Уверен, мы могли бы предложить что-то более энергичное.

Артем КРЫЛОВ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...

[X]