Опубликовано: 810

Догнать и перегнать

Догнать и перегнать

Россия. Конец XIX века. Экономика растет как на дрожжах. В стране наконец наступила промышленная революция. Каждый год производство дает плюс 11 процентов. По меркам европейских экономистов бум небывалый. И на нем можно было неплохо заработать.

Россия всегда была экономически отстающим от Европы государством. Здесь всегда не хватало технологий и капитала. Промышленный бум превратил страну в догоняющую. Вкладывать в Россию деньги и передавать передовые технологии стало выгодным. Обычный банковский процент в то время в Париже и Лондоне был на уровне 2–4 процентов. Русские платили за кредит на порядок больше – от 20 до 30 процентов. Поэтому все свободные деньги хлынули на Восток.

Драйвером роста выступили железные дороги. В 1895–1900 годах вводилось больше трех тысяч километров дорог ежегодно. В 1890 году начато строительство Транссибирской магистрали. Все это требовало развития тяжелой промышленности. За 10 лет производство чугуна, железа и стали выросло в четыре раза, металлообработка – в три раза.

Дороги меняли экономику. Отдаленные промышленные районы стали “ближе”. Что позволило наладить кооперацию. Быстро росло городское население. Это спровоцировало рост и внутреннего рынка. Отвечая его потребностям, развивались смежные производства. В большей степени легкая промышленность и химия. Производство пищевых продуктов менялось под влиянием урбанизации потребностей. На этот период приходится расцвет самых крупных ярмарок – Нижегородской, Ирбитской, Макаринской, Верхнеудинской, Меновченской.

Но самым крупным проектом стало строительство Транссибирской магистрали – Транссиба. До сих пор эта дорога считается самой протяженной в мире – более 9 тысяч километров. Путь должен был соединить европейскую часть с сибирскими и дальневосточными владениями.

Важность проекта была такова, что его курировал сам император Александр. А начало строительства официально начал цесаревич Николай. В мае 1891 года будущий император Николай II собственноручно отвез тачку земли на полотно дороги близ Владивостока.

По предварительным расчетам, стоимость строительства железной дороги должна была составить 350 миллионов рублей золотом. На современный взгляд, как бы немного, но тогда в обращении всего находилось 1,3 миллиарда рублей. Бюджет империи был и того меньше. Сумма по тем временам колоссальная. Кредит на строительство получили в Париже и Лондоне. Проценты выплачивала казна. На 1897 год выплаты по госдолгу составляют 20 процентов госрасходов.

Основное строительство Транссиба было закончено в 1900 году. Но уже за полгода до этого были распределены все заказы на рельсы, вагоны и стройматериалы. После их выполнения промышленность, которая работала на пределе возможностей, вдруг встала. Других заказов не было. И уже осенью 1889 года посыпались сообщения газет о сокращении производств в Нижнем Новгороде, Донецке, Лодзи, Сормове, Баку. Экономика России вдруг посыпалась как карточный домик. Остановились ткацкие цеха, упал спрос на перевозку товаров. Все эти предприятия задыхались от нехватки денег.

Почему так произошло? Обильный госзаказ подтолкнул развитие всех смежных производств. Но узкий внутренний рынок требовал больших оборотных средств. Подавляющее большинство российских предприятий держалось только на непрерывном кредитовании под небольшие проценты. Такое кредитование давал госбюджет. Легкие деньги развратили промышленность. И когда кредит закончился, экономика встала.

Тут как нельзя кстати кончились деньги и в Западной Европе. В августе 1899 года европейский финансовый кризис привел к резкому сокращению денежных потоков в Россию. Госбанк империи был вынужден поднять учетный процент с 5 до 7. Вслед за ним и частные банки из-за трудностей получения кредита за границей не только увеличили проценты под ссуды, но и сократили ссудные операции, стали требовать от предпринимателей скорейшего возврата кредитов. Почти одновременно упали акции на бирже. Начался финансовый кризис 1890–1903 годов.

Для европейских экономистов кризис уже не был в новинку. Западные страны достаточно быстро, всего за три года, смогли пережить его последствия. Особенно преуспели в этом Германия и США. Уже через два года они смогли восстановить свои экономики и за счет демпинга начали захватывать рынки других стран. А Англия стала всего лишь третьей промышленной державой. Россия не имела антикризисных менеджеров и оправилась только в 1909 году.

Положа руку на сердце, можно сказать, что этот кризис стал первым, который вырос из России. Это позволило западным соседям вовремя принять правильные решения. Все остальные экономические кризисы вырастали из проблем, рожденных на Западе или в Азии.

Наш регион, куда входит и Казахстан, включался в кризисы всегда с опозданием. Исходя из этого, можно понять, что у каждой ситуации, даже неблагоприятной, есть свои плюсы. У более развитой страны есть возможности активно реагировать на события, быстрее манипулировать ресурсами. У догоняющей, а Казахстан – страна с догоняющей экономикой, – больше времени на реагирование. Чаще всего это год-два. Любой кризис дает достаточно большое количество индикаторов. Необходимо их считывать и предпринимать защитные меры, о которых можно почитать в любом учебнике по макроэкономике.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть