Опубликовано: 7600

Для чего Данияр Акишев привязал тенге к рублю

Для чего Данияр Акишев привязал тенге к рублю Фото - Тахир САСЫКОВ

Национальный банк РК практически перешел к фиксированному курсу тенге. Привязанному к курсу российского рубля.

Несмотря на резкий рост цен на нефть и стабилизацию внутри страны, реального укрепления тенге не случилось. С январских максимумов на уровне 390 тенге курс доллара опустился только на 15 процентов. При этом котировки нефти выросли почти в два раза – с 27 до 53 долларов за баррель, а курс доллара к рублю упал на 25 процентов. Потенциал тенге еще не исчерпан. Судя по всему, его сдерживает Национальный банк. Он активно скупает валюту, пополняет свои резервы. Это становится понятно, если соотнести между собой цены на нефть и курсы тенге, рубля и доллара.

Например, за минувшую неделю цена на нефть сорта Brent выросла с 46 до 51,7 доллара за баррель. Рост составил 12 процентов. За это же время рубль вырос относительно доллара с 64,15 до 62,42 рубля за доллар. Рост – 2,7 процента. За это же время тенге подорожал с 337,16 до 332,75 тенге за доллар. Это 1,3 процента роста.

Большой это рост? Технически это называется коррекцией курса. На многих валютных биржах такой размер коррекции вполне допустим даже в течение одних суток. Такое изменение ни о чем не говорит, так как это немногим более статистической погрешности. У нас рост на 5 тенге шел неделю.

Зато против рубля тенге подешевел – был 5,2, стал 5,3. Если оглянуться на год назад, то тогда за рубль давали всего 4,15 тенге. Но постепенно наша валюта дешевела и дешевела.

Инструментов Национального банка для регулирования курса всего три – ставка межбанковского кредитования, интервенции на валютной бирже и ноты Нацбанка. Лишь через них он может как-то влиять на экономику.

Данные самого Национального банка также говорят, что он занимается активными интервенциями на рынке. Максимум, что он мог скупить, – около 4 миллиардов. Но это только с рынка, считает аналитик “Казкоммерц Секьюритиз” Айвар БАЙКЕНОВ. Причем в последнее время его активность снижается. В феврале НБ купил 474 миллиона долларов, в марте уже 1,236 миллиарда, в апреле – 831 миллион, в мае – 728 миллионов. В летние месяцы он скупал по 200–300 миллионов.

– Но эти цифры не показывают всей деятельности Нацбанка на валютной бирже, – уверен Байкенов. – Вчера он мог продать миллион тенге. Сегодня купить. В итоге получается, что его на рынке вообще не было.

Казахстану сейчас выгоден низкий курс тенге. Страна живет в условиях ЕАЭС. При этом мы больше покупаем у своих партнеров, чем продаем им свои товары. Пока единственное наше преимущество – низкие цены. За счет слабой валюты.

Внешнеторговый оборот по итогам 8 месяцев 2016 года – 21 процент. И этот показатель будет, видимо, расти. Так как в прошлом году валюты всех соседей Казахстана обес­ценились. Поэтому в чисто денежном выражении объем торговли упал. Но если взять натуральную массу – штуки, тонны, литры, метры, то торговля выросла. После адаптации к новым ценам должна произойти замена части дорогих товаров из дальнего зарубежья на их аналоги из стран Евразийского экономического союза. Таким образом, экономика Казахстана переориентируется на ЕАЭС. Соответственно, здесь нужна ориентация на рубль.

Важно отметить: в Казахстане и в России действуют разные экономические системы по уровню развития. Единственное, что нас объединяет, – зависимость от экспорта нефти. В России эта зависимость составляет 36 процентов от бюджета страны, в Казахстане – более 60 процентов. В пересчете на душу населения соседи выво­зят нефти в 2 раза меньше, чем мы. Следовательно, курс рубля меньше зависит от цен на энергоносители, чем тенге. Отсюда следует, что для успешной конкуренции с Россией нужно придерживать рост курса тенге.

Но, чтобы эффект заниженного курса сыграл на развитие экономики, нужно держать его какое-то время. Год, два, три. Полгода уже прошли. Сколько еще Национальный банк будет придерживаться такого курса? Тут можно только догадываться.

На минувшей неделе – 3 октября – НБ РК понизил ставку межбанковского кредитования до 12,5 процента с коридором плюс-минус 1 процент. Таким образом, он вернулся к ставке, которая была до девальвации. Можно сказать, что Данияр Акишев, в принципе, добился своего: стабилизировал ситуацию на внутреннем рынке, понизил инфляцию, укрепил доверие к тенге. По его прогнозу, инфляция в 2017 году будет в переделах 6–8 процентов. Если, конечно, снова не случится чего-нибудь драматического. Во что верится с трудом.

Но статистика обменных пунктов также показывает, что население постепенно избавляется от валюты.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи