Опубликовано: 1300

Депутаты объявляют войну насильникам

Депутаты объявляют войну насильникам Фото - Анна ВЕЛИЧКО

Казахстанских женщин насилуют в лифтах, парках, собственных квартирах… Да, собственно, везде. А потом они подвергаются моральному давлению в полицейских участках, залах судов, в своих домах. Короче, тоже везде. И, как уверены общественники, одним лишь ужесточением наказания за изнасилования проблему не решить.

“Это – не мужчины, это – подонки!”

– Вы не представляете, как это страшно, когда в 4 часа утра ты спишь и на тебя наваливается какое-то тело. Ты даже не понимаешь, где находишься, замкнутое пространство… Думаешь только об одном: “Лишь бы не убили”. Это такой страх, который просто парализует, – рассказывает жертва резонансного изнасилования.

О том, что необходимо пересматривать законодательство в этой сфере, говорят теперь не только фонды типа “NeMolchiKZ”, но и депутаты с министрами. Один из инициаторов этого “круглого стола” – мажилисмен Нуржан АЛЬТАЕВ. Вместе с коллегами он готовит пакет поправок в Уголовный кодекс. И мнение экспертов, общественников и просто неравнодушных граждан для него очень важно. Как напоминает депутат, еще пару веков назад за покушение на девичью честь у казахов была смертная казнь.

– Пришла пора перевести этот вид преступлений из средней тяжести в тяжкие. И, конечно, общество должно консолидироваться и порицать это преступление. Насильники должны чувствовать себя изгоями, родственникам должно быть стыдно за них, поэтому, я думаю, надо показывать их лицо, – озвучивает свои мысли Нуржан Альтаев.

И, чтобы уже не путаться в дефинициях, он просит всех не причислять этих преступников к мужчинам, а именовать не иначе как подонками.

Сама виновата?

– Давайте посчитаем, сколько жертв насилия, какие последствия у этого преступления? У нас есть две девушки, которые на всю жизнь останутся инвалидами.

Первая, чтобы спастись от насильника, выпрыгнула в окно, вторая попыталась покончить с собой, когда устала доказывать совершенное в отношении нее насилие.

Они на всю жизнь теперь будут на обеспечении государства. Почему никто не считает эти затраты? А сколько таких по всей стране? Сколько покалеченных мужьями? И почему эти мужья платят всего 12 МРП штраф. Насколько для нас высока цена чести и жизни женщины? – руководитель национального движения “NeMolchiKZ” Дина ТАНСАРИ поднимает тему насилия уже не первый год и может рассказывать аналогичные истории часами. “Мама, я не смогу с этим жить…”: ежедневно в Казахстане насилуют двоих детей

Ежедневно в Казахстане, по данным “NeMolchiKZ”, насилуют 5 женщин и двоих детей. И для каждой жертвы эта трагедия делит жизнь на “до” и “после”.

Одна из жертв изнасилования призналась, что после случившегося ей пришлось продать успешный бизнес – она просто больше не могла сосредоточиться на выполнении своих бизнес-обязательств. На “круглый стол” она пришла в шляпе и темных очках, лицо закрыла медицинской маской. Почти все полчаса своего рассказа девушка плачет.

Я сижу прямо за ней, и мне видно, как слезы скапливаются на стеклах темных очков, а потом стекают на медицинскую маску, но сама девушка этого, кажется, не замечает.

Все два часа, что идет обсуждение, она нервно теребит пальцы рук. Психологи считают такой нервный тик признаком серьезных депрессии и невроза. Подделать его невозможно: я попробовала тайком – через пару минут руки сводит судорогой.

Прошедший год она жила как в аду: следователи “теряли” ее показания о том, что насильников было двое, сами преступники и их родственники караулили ее возле подъезда, в соцсетях строились теории о том, что она сама виновата и вообще подстроила.

На психологическую экспертизу жертве пришлось стоять в одной очереди со своими насильниками, а на суде – сидеть напротив них. А когда она пыталась отвернуться от них, судья делал ей замечания.

– С первой минуты было абсолютно пренебрежительное отношение следователей, самих насильников, которые выгораживают друг друга. Никто не стоит на стороне жертвы. Все пытаются это дело примирить. По сути, они приводят к тому, чтобы закрыть дело. Они считают, что если ты заявляешь об изнасиловании, то хочешь денег, – рассказывает женщина о том, как ведутся такие дела в Казахстане.

Кричите громче, пинайте и царапайте. Не то он подумает, что это такая прелюдия

Как уверена ученый – юрист по правам человека, правозащитница Халида АЖИГУЛОВА, такое отношение к жертвам насилия – это плоды отечественной образовательной системы. Помимо самих законов и кодексов, все студенты юридических кафедр обязаны изучать комментарии к ним.

– В комментарии к Уголовному кодексу “об отсутствии воли женщины на половую близость могут свидетельствовать ее явное и определенное выраженное сопротивление”. Во всем цивилизованном мире считается, что мужчина должен получить явное согласие, а в Казахстане – что женщина должна оказать активное сопротивление. “Насилие должно быть столь интенсивным, что оно должно преодолеть действительное, а не мнимое сопротивление потерпевшей”. Автор далее пишет: “В этой связи нельзя признать изнасилованием половой акт, в ходе которого женщина не оказала реального сопротивления”, – зачитывает этот обязательный к изучению юристами документ Халида Ажигулова.

Участники “круглого стола” долго не могут поверить, что отечественная юриспруденция толкует изнасилование именно так.

– Во всех международных документах сексуальное насилие уже почти 30 лет назад трактуется как вид пытки, мотив изнасилования – это демонстрация силы и власти. И основная цель насильника – унизить жертву. В Казахстане до сих пор считается, что основной мотив насилия – половое влечение, – продолжает Халида Ажигулова.

И наконец самое главное: в нашей стране жертва должна доказать, что ее изнасиловали, по мировым стандартам бремя доказывания лежит на обвиняемом, а с жертвой с самого начала работают психологи.

В качестве примера сложности дел об изнасиловании автор комментария к Уголовному кодексу приводит всего один случай о девушке, которая познакомилась в клубе с состоятельным парнем, поехала к нему домой, “увидев роскошь, девушка без всяких уговоров и применения насилия склонила молодого человека к половому акту”. Утром она вызвала такси, поехала в полицию и написала заявление об изнасиловании. Первые инстанции осудили молодого человека, и лишь Верховный суд на основании того, что соседи не слышали криков и под ногтями женщины не было следов эпителия парня, вынес оправдательный приговор, а на девушку было заведено дело о клевете и даче ложных показаний.

Недетские заботы

Согласен с тем, что наших следователей надо учить работать с жертвами насилия, и председатель попечительского совета ОФ “NeMolchiKZ-дети” Алмат МУХАМЕДЖАНОВ.

– Сейчас я занимаюсь делом шестилетней девочки, которую растлевал сожитель матери. Сидят обвиняемый, адвокат обвиняемого, следователь, адвокат девочки, ее законный представитель, стоит человек, который пишет это всё на камеру, заводят девочку, и начинается очная ставка. Причем ей задают очень некорректные вопросы типа: “Нравилось ли тебе делать то и это?”.

Когда этот ребенок, который только учится писать, своей маленькой ручкой подписывал акт допроса, даже циничные следователи отворачивались. Я не представляю, зачем это нужно?

Она же по закону не отвечает еще за свои действия! Не должен ребенок во всем этом участвовать. Это неправильно! Должен быть психолог, который отдельно поговорит с ребенком и уже вынесет свое заключение. А дальше уже пускай следователи, адвокаты и законные представители сами разбираются, – считает мужчина.

За два года, что он занимается защитой прав переживших насилие детей, Алмат Мухамеджанов вел 23 дела. 14 его “подопечных” подростков пытались покончить с собой из-за некорректной работы следствия. Две такие попытки закончились инвалидностью, еще одна девочка сошла с ума оттого, что ей никто не верил. "Здесь интересы ребенка ставят выше интересов насильника" - о том, как защищают жертв насилия в Казахстане и Америке

Еще одним важным шагом, по мнению правозащитника, должна стать передача дел о сексуальном насилии из МВД в Генеральную прокуратуру. Как показывает практика, многие дела не могут сдвинуться с мертвой точки до тех пор, пока их не передают из района в область или прокуратуру. Местные следователи “не могут найти” ни улик, ни свидетелей.

– Город Балхаш. Девушку двое вытащили из дома, повезли к реке, пытались утопить. Не получилось. Увезли на кладбище, били ее лопатой, выбили ей зубы, она чудом убежала. Написала заявление в полицию, и, пока лежала в больнице, следователь Рамазанов закрывает дело за отсутствием улик. Мы долго боролись, в итоге дело передали в область. Приехал следователь, который нашел даже лопату, которой девушку убивали. Эти два отморозка получили по 12 лет. Вроде всё нормально. Но что со следователем Рамазановым? Ничего! – рассказывает о практике на местах Алмат Мухамеджанов.

В “NeMolchiKZ” подобных историй множество.

Приготовься говорить

Как с горечью признает Дина Тансари, от изнасилования в нашей стране не застрахован никто: насилуют детей и пенсионеров, насилуют дома и в общественных местах, больных и здоровых, красивых и не очень.

Мы не можем сказать, что с вами не случится подобной беды. Но попросили Дину рассказать о том, что надо делать, если несчастье все же случилось.

– Самое главное – как можно скорее обратиться в полицию и настроиться на то, что придется всюду доказывать свою правоту. Надо тщательно читать все бумаги, протоколы, требовать медицинской и психологической экспертизы. Следить, чтобы медики фиксировали каждый синяк на теле, каждую ссадину. Лучше всего – фотографировать все бумаги и вещи, которые сдаете на экспертизу, потому что были случаи, когда они терялись, – перечисляет основатель движения “NeMolchiKZ”.

Обязательно надо рассказать о случившемся близким друзьям и родственникам, обратиться к адвокату. Если девушка понимает, что без посторонней поддержки она не справится, – прийти к активистам. И самое главное – помните, вы ни в чем не виноваты.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров