Опубликовано: 1201

Денис Куклин: На съемочной площадке рыдали – и от смеха, и от чувств

Фильм “Кайрат-чемпион. Девственник №1” – режиссерский дебют в большом кино Дениса Куклина, написавшего также сценарий этой картины. Режиссерское кресло Куклин поделил с Львом Мариупольским. О том, легко ли работать двум постановщикам над одним фильмам и как шокировать зрителя, мы побеседовали

с Денисом.

– В случае со сценарием “Кайрат-чемпион. Девственник №1” это не было, что называется, озарением, – рассказывает Денис. – К нам обратился канал “КТК” с предложением сделать молодежную комедию. Были определенные опасения, что я не попаду по языку в сленг молодежной аудитории, но когда я предложил совсем молодым актерам внести в текст нужные, на их взгляд, изменения, то таковых набралось совсем мало.

– “Кайрат-чемпион. Девственник №1” по описанию сюжета и даже по названию выглядит уже чем-то из ряда вон выходящим в привычной тематике казахстанского кино.

– Да, наверное, определенная трэшевость из меня, как из сценариста, лезет. Но я старался держать себя в рамках жанра молодежной комедии, который, правда, и так многое позволяет. Для Казахстана, наверное, даже чересчур много.

Я понимал, что необходимо немножко шокировать зрителя, но для комедии это нормально. “Кавказская пленница” 40 лет назад тоже шокировала – как это так, похищение девушки-комсомолки да еще руководящим работником?! Мы же стремились сделать кино грамотное, профессиональное и смешное.

– Расскажи, как подбирались актеры для фильма?

– У нас был кастинг-директор, но в принципе КТК дал нам большую свободу. Когда я был в ком-то не уверен, соглашался на позицию канала.

А когда я был уверен, а канал против, то убеждал, и со мной соглашались.

Мы со Львом Мариупольским, например, сразу понимали, что нам нужен Сергей Погосян. Я не был вполне уверен в Дмитрии Скирте, который сыграл у нас трансвестита, но в результате мы перешли на образ Дафны из

“В джазе только девушки”. И Дмитрий играл даже не трансвестита, а женщину. А играть женщину – золотое дно для настоящего актера, достаточно вспомнить Александра Калягина или Олега Табакова. И основная проблема с Дмитрием была в том, что во время первого дубля вся съемочная группа просто умирала от смеха! Нужно было делать два-три дубля, чтобы люди привыкли.

– Как происходит распределение обязанностей, когда фильм снимают два режиссера? Например, в случае с тобой и Львом Мариупольским?

– При съемках есть набор обязанностей, которые не особо пересекаются друг с другом. Например, мизансцены в основном разводил я, а Лев формулировал, как именно их снимать. Кроме того, есть вещи, по поводу которых ты должен с кем-то советоваться, – и так кажется хорошо, и по-другому. Тогда Лев всегда приходил на помощь. На самом деле съемки кино – это такой конвейер, где от режиссера зависит не так много, как я раньше думал (смеется). Вообще же работать было достаточно легко, если не считать физической усталости. Я работал в таком режиме, что даже когда должен был спать, не мог.

– Главные роли исполняют пока никому не известные Турар Давильбеков и Регина Искандарова…

– Нам с ними очень повезло. Уровень самоотдачи, который они продемонстрировали, заставил очень сильно их уважать. Когда у нас была сцена объяснения в любви, съемочная группа просто рыдала. Не могу сказать, что все мужчины плакали, но часть и все женщины ревели. Это было очень сильно сыграно! Хотя они же – непрофессиональные актеры. Причем с ними было легче в том плане, что они сразу могли делать, как в жизни. А при наличии таланта и способностей отсутствие актерского образования нивелировалось. Они все впитывали как губка, иногда даже больше, чем нужно (смеется). И, на мой взгляд, Турар и Регина сыграли превосходно!

Дмитрий МОСТОВОЙ

[X]