Опубликовано: 1700

Дело об оставленном оружии

Дело об оставленном оружии

В Шымкенте вынесен приговор пятерым бывшим пограничникам, из-за халатного отношения к службе которых погиб ребенок. Четверым из них суд вынес условное наказание, еще один отсидит год в колонии-поселении. Апелляцию никто из них подавать не собирается.

Все фигуранты-осужденные в материале будут называться условными, вымышленными именами. Но только потому, что у всех у них, молодых и здоровых мужчин, есть маленькие дети (и пусть будут еще). И детей, пожалуй, стоит оградить от того позорного пятна, с которым теперь предстоит жить их отцам.

На боевом дежурстве

В серых песках пустыни Кызылкум на юге Казахстана затерялась застава “Длинный колодец”. Старший лейтенант, 25-летний Марат Т., служил здесь уже два года. Выпускник погранучилища, он с успехом делал военную карьеру. Был уже заместителем командира по воспитательной и социально-правовой работе. Как обычно пишут в характеристиках: “среди командования и боевых товарищей пользовался авторитетом и уважением”.

Вечером 7 февраля 2017 года он получил приказ на следующее утро возглавить мобильный пограничный наряд и выйти на суточное дежурство по охране государственной границы. 8 февраля, примерно в 7.40 утра, Марат, как командир наряда, получил личное оружие – пистолет Макарова с двойным боезапасом из 16 патронов в двух магазинах. Один магазин он сразу вставил в пистолет, второй вложил в карман кобуры. Получили оружие (по автомату Калашникова с двумя магазинами) и четверо бойцов его подразделения – военнослужащие-контрактники. В комплекте подразделения имелась также и портативная рация. Отряд выезжал на дежурство на мощном внедорожнике “Урал-32551”. Перед выходом все бойцы, включая командира, прошли соответствующий инструктаж, приказы и наставления, согласно воинскому уставу. Обещали нести службу честно...

Приказ – оставить границу

Уже на выезде из части у Марата вдруг зазвонил мобильный телефон. Родственники из Кызылорды сообщили, что его жена тяжело заболела...

Граница тянулась по безжизненной пустыне. На десятки километров – только наряд из пятерых пограничников. Даже пауки-каракурты здесь прячутся глубоко в землю – зимой от холода, летом от зноя. Марат посмотрел вокруг... и дал указание бойцу-водителю ехать в ближайший поселок.

– У меня появились срочные дела, – объяснил Марат. – Я должен съездить в Кызылорду. Завтра приеду. Ну и вы пока можете своими делами заниматься.

Пограничники переглянулись и согласились. Все четверо военнослужащих-контрактников жили в этом поселке.

Около 9 утра “Урал” загнали в сарай дома младшего сержанта Тимура Б. Все оружие – пистолет, автоматы и магазины – сложили у него же в доме, в дальней спальне в шкафу, прикрыв одеялами. Марат приказал радисту Николаю взять рацию с собой.

– Всем мобильные телефоны отключить. А ты, – обратился Марат к радисту, – каждые два часа выходи на связь с дежурным погранзаставы, сообщай, что все в порядке.

Николай пошел к себе домой с рацией. Следом за ним радостные разошлись и остальные. Тимур занялся по хозяйству.

Марат дошел до центра поселка, взял такси и уехал в Кызылорду.

ЧП

Примерно к 10 часам утра вернулась с работы супруга Тимура – Зарина, учительница местной школы. Она была изрядно удивлена, что муж не на службе, а во дворе стоит военный “Урал”. Но Тимур объяснил, что так надо, все в порядке. О том, что в спальне у них лежит целый арсенал, Зарина даже не догадывалась. К 12 часам к ним в гости зашла старшая сестра Зарины, и все вместе они сели обедать. Двое старших сыновей Тимура, 8-летний Аман и 7-летний Эльдар, быстро наевшись, убежали играть. Третьему сыну только исполнился год, и он постоянно был на руках у матери. Ни отец, ни мать не обратили внимания, что мальчишки забежали в спальню и притихли.

Через пять минут грохнул выстрел. Зарина даже не поняла, что это за звук. Лишь увидела, как побледнел муж. Тимур бросился в спальню. Зарина – следом. На полу лежал Эльдар. Он весь был залит кровью. Когда отец начал поднимать его на руки, мальчик тяжело застонал. Из рук его братика Амана, стоявшего рядом, выпал пистолет.

Тимур с ребенком на руках выбежал на улицу. Зарина бежала следом, оставив грудничка сестре. Соседи, увидев истекающего кровью малыша, сразу же вывели машину, повезли всех в поселковую больницу. В больнице врачи тут же забрали Эльдара куда-то. Зарина только слышала, как кто-то из врачей крикнул в регистратуре: “Сообщите в полицию – огнестрел!”. Сколько прошло времени, она не помнила. Словно в тумане видела, что в коридоре появились полицейские. Потом они вдруг взяли и увели куда-то Тимура. Потом вышел человек в белом халате и сказал: “Ранение в грудь. Спасти не смогли...”. Потом все погасло.

Пограничное состояние

Радист Николай, сидя дома, исправно каждые два часа выходил на связь с дежурным погранзаставы. Бодро сообщал, что наряд благополучно несет службу, происшествий нет. Спустя примерно 15 минут после очередного сеанса связи, в 16.15, его по этой же рации вызвал командир погранзаставы. И на матерном казахско-русском языке приказал Николаю срочно явиться к дому Тимура, “где вы всё оставили!”.

Марат приехал в Кызылорду к 11 часам дня. Повидался с женой, принял душ, пообедал и лег отдохнуть. Его мобильник был отключен. После отдыха он все же подошел к телефону. Увидел целую кучу пропущенных звонков от своих командиров. Позвонил сам дежурному.

– Приезжай. Тут твой пистолет стрелять начал, – сухо сказали ему.

К вечеру полицейские и пограничники, обойдя дома, нашли и двух остальных бойцов-прогульщиков с отключенными телефонами.

Первоначально следователи военной прокуратуры и полиции не исключали самые разные версии случившегося. В том числе предполагалось, что мальчик по неосторожности выстрелил сам в себя, возможно, даже из автомата. Не исключалось, что выстрелить в него мог и его отец. Но после осмотра оружия, опроса свидетелей, в том числе и 8-летнего Амана, картина была установлена однозначно.

Без хеппи-энда

Военный суд признал всех пятерых виновными по ст. 445 (нарушение правил охраны государственной границы РК) и ст. 462 (нарушение правил обращения с оружием, повлекшее по неосторожности смерть человека) УК РК. Старший лейтенант Марат Т. приговорен к одному году колонии-поселения. Четверо других получили условные сроки. Все лишены воинских званий и прежних наград.

Малолетний ребенок, совершивший выстрел, естественно, к ответственности не привлекался.

Мать погибшего мальчика простила всех мужчин.

Все пятеро полностью признали свою вину.

Шымкент

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров