Опубликовано: 1900

Дефицит на… понимание

Ведь я еще помню времена, когда фронтовики были импозантными, сильными людьми, в разговоре с ними узнавались такие вещи о войне, что концепция советского очерка летела к чертям собачьим, – нужно было писать иначе, совсем иначе.

И тогда День Победы был праздником с горчинкой, но он еще не был днем прощания c теми, кто эту Победу заработал. И ветеранов Великой Отечественной было еще много, и их колонна 9 Мая звенела медалями громче, и растягивалась на целый квартал. И никому в голову не приходило устраивать в парке дежурство “скорой” и автобусов, чтобы уставших ветеранов доставить домой. И Вечный огонь горел, как и полагается вечному, – всегда, а не только в майские дни.

Неумолим бег времени. В том, что оно безжалостно стирает черты прошлых событий, даже самых героических. И людей стирает. Еще в прошлом мае в Костанае жили 276 фронтовиков на почти трехсоттысячный город. Этой весной очередная перекличка подвела итог: осталось 234. И страшно думать про следующий День Победы.

До нынешнего дня не дожил и мой отец – Герман Куприн. Он был из последнего призыва, того, что воевал уже только в японской кампании. Потом дослуживал в Китае. Про военные дела вспоминать не любил. Ордена надевал в исключительных случаях, но когда умер, внуки обнаружили их в шкатулке в идеальном порядке – со всеми прилагающимися документами и с аккуратной описью. Значит, важно было, чтобы хранили и помнили. По поводу всевозможных льгот всегда говорил со сложной интонацией: “Да деньги-то у меня есть...”.

Чего у них, которые еще с нами, нет – стоит, наверное, спросить рудненского фронтовика, 85-летнего Александра Моисеева, которого на новогодние праздники едва не убила ворвавшаяся в квартиру молодежь. Парни в возрасте от 16 до 20 лет били старика его же тростью, руками, ногами. И требовали показать, где лежат “гробовые” деньги.

Старик, хранивший деньги на депозите, пытался объяснить подонкам, что в квартире только 12 тысяч на текущие расходы, но они даже не сразу поняли, где лежат эти 12 тысяч. Им, похоже, нравился процесс. К 9 Мая Рудненский городской суд рассмотрение дела об избиении Моисеева не завершил. Парни свою вину отрицают, все валят на 16-летнего малолетку. А ветеран утверждает, что самого мелкого вообще не видел, и говорил он об этом еще во время следствия, но слова старого солдата никого не заинтересовали…

Государство готово “искупать” ветеранов Великой Отечественной в льготах. А их ранит не недостаток льгот, а переизбыток бюрократизма. Чего стоила только серия скандалов с распределением квартир для нуждающихся участников войны два года назад – часть их успела умереть в новых стенах, так и не дождавшись оформления документов на это жилье.

Сегодня этим людям прежде всего важно внимание и понимание. Это, по большому счету, все, что мы еще можем сделать для них, солдат Победы. И для себя.

Костанай 

[X]