Опубликовано: 1900

Что творится в наших судах?

Хотя реформирование судебной системы в Казахстане тянется с момента развала СССР – уже целых 17 лет, конца-краю этому процессу не видно…

Сдвигов-то не видно

О необходимости коренных преобразований в судебной системе Казахстана твердят члены Высшего судебного совета, Союза судей Казахстана, работники Верховного суда, адвокаты и правозащитники.

Изучая судебные системы других стран, некоторые наши реформаторы даже вспоминают о суде казахских биев, о котором известный русский исследователь ХIХ века Владимир Григорьев писал: “...у них (казахов) возникли такое превосходное судопроизводство и такие порядки следственного и судебного процесса, каким могут позавидовать многие издавна цивилизовавшиеся народы”.

Но сейчас, к сожалению, кроме введения института присяжных и передачи судьям права на арест, других заметных сдвигов казахстанцы пока не заметили.

– Судебную систему надо не реформировать, а создавать заново, – считает член алматинской коллегии адвокатов Виктор Семин. – Сейчас органы предварительного и судебного следствия дублируют друг друга. Сначала подозреваемого, свидетелей и потерпевших допрашивает следователь, а потом то же самое происходит в судебных заседаниях. Зачем, спрашивается? Я считаю, что функции следствия надо передать суду, ведь во многих странах, например в США, стадии предварительного следствия нет.

Сам арестовал, сам и осудил?

Старший прокурор управления прокуратуры города Алматы Руслан Суханбердин напоминает, что Закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам применения мер пресечения в виде ареста и домашнего ареста” вступил в силу с 30 августа 2008 года:

– Арест применяется только с санкции суда и лишь в отношении обвиняемого или подозреваемого в преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет, и в совершении неосторожных преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет. Правда, с тех пор, как суды начали арестовывать подозреваемых, появились сложности у органов уголовного преследования. Дело в том, что у следователей осталось гораздо меньше времени на сбор доказательной базы и материалов, характеризующих подозреваемого. Ведь до истечения сроков материалы должны быть представлены сначала прокурору, а потом суду. Но больших проблем в этом нет.

Однако член алматинской коллегии адвокатов Виктор Семин имеет иное мнение:

– Я не согласен с процедурой избрания меры пресечения “арест” в том виде, как она сейчас осуществляется. При санкционировании данной меры пресечения судья обращает внимание на тяжесть совершенного преступления и личностные характеристики подозреваемого. Получается, что суд арестовывает человека, не зная, имеются ли доказательства его вины.

Совершенно не отработан механизм освобождения лиц из-под стражи. Допустим, суд арестовал, подозреваемый сидит, срок содержания под стражей давно истек, а следователь никак не может собрать достаточно веских доказательств вины. Но вопрос об освобождении обвиняемого никто решать не собирается! Суд не станет этого делать, так как сам арестовал, прокурор и следователь тоже не хотят оказаться в роли виноватых.

Райсуды ждет райское будущее?

В пресс-службе Верховного суда РК нам сказали, что на предстоящем этапе реформирования предполагается внести изменения в Конституционный закон “О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан”, Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы.

Как было подчеркнуто в ответе, в результате этих реформ Казахстан получит четкую трехступенчатую судебную структуру, такую же, как во всех цивилизованных странах. Суды первой инстанции – городские, районные и специализированные – будут рассматривать основную массу гражданских, административных, уголовных дел. Суды второй инстанции – областные – станут выступать в качестве апелляционной и кассационной ступеней, а функциями надзорной инстанции будет наделен только Верховный суд.

А для повышения ответственности судей и требований к их профессиональным и личностным качествам, указывается в официальном ответе, разработан проект Закона РК “О Высшем судебном совете Республики Казахстан”, определяющего компетенцию, полномочия и состав нового органа, а также обеспечение гарантий независимости и неприкосновенности судей.

Подозрительная Фемида

Но, несмотря на все эти радужные перспективы, большинство граждан страны настроены к служителям Фемиды по-прежнему скептически. Ни потерпевшие, ни обвиняемые, ни их адвокаты в объективность судов не верят.

Поводов для этого множество. Достаточно вспомнить скандальное дело об убийстве известного предпринимателя, двукратного чемпиона мира по армрестлингу Вячеслава Чиванина, который был застрелен в Алматы 12 августа 2001 года. После задержания подозреваемых – Ошлакова, Бурлуцкого и Сулимова – 27 сентября 2005 года судья Алматинского городского суда освободил их “за недоказанностью вины”.

Потом, правда, коллегия по уголовным делам Верховного суда отменила это решение, но обвиняемые уже бесследно исчезли!

Или возьмем освобождение из исправительной колонии строгого режима (!) заказчика убийства вице-президента ЗАО “Алаш” и “Алаш-банка” Болата Сафина, которого похитили 3 февраля 2003 года. Напомним, 29 марта его тело нашли в ущелье Кок-Пек. По версии обвинения, Сафин был убит заместителем директора химико-металлургического завода Ермановым по приказу президента холдинга “Алаш” Темирхана Мухамбедьярова. А вывозили и закапывали тело заместитель генерального директора ТОО “Алаш-сервис” Игорь Бабаев и личный телохранитель Мухамбедьярова Гани Досаев. Алматинский городской суд первоначально приговорил Мухамбедьярова к 14 годам, Ерманова – к 13 годам, а Бабаева и Досаева – к 7 годам общего режима. Затем эти сроки скостили. В апреле 2005 года апелляционная коллегия Верховного суда вдруг отменила приговор Мухамбедьярову и Досаеву, а уголовное дело… прекратили за недоказанностью их вины! Потом это решение отменили, но осужденных и след простыл!

Как вообще могло случиться, что судьи Алматинского городского суда, апелляционной и надзорной коллегий Верховного суда РК настолько разошлись во мнениях, неизвестно. Благодаря этим противоречиям Мухамбедьяров до сих пор скрывается.

Зато алматинца Радика Асылгараева судья Ауэзовского районного суда № 2 Жумабаев за преступление, которого тот не совершал, приговорил… к 7 годам лишения свободы! Приговор был отменен коллегией по уголовным делам Алматинского городского суда, но человек шесть с половиной месяцев просидел в камере СИ-1! Ответа на вопрос – кто виноват? – нет до сих пор.

Не прорваться!

Бывший судья Военного суда Рауф Тойматов восторгов по поводу преобразований судебной системы также не испытывает:

– Если театр начинается с вешалки, то суд – с сидящего на входе и под завязку набитого инструкциями пристава. Его главная задача – никого не пущать! Люди не могут пройти даже в канцелярию, не говоря уж о святая святых – кабинете председателя суда. Кого так боятся судьи? Именно эти “мелочи” надо решать в первую очередь и только потом поднимать вопрос о реформировании всей системы в целом. Попробуйте подать в суд заявление в конце квартала, после

20-го числа. У вас его никто не примет! Секретарше запрещают брать заявления, потому что в суде – отчетный период!

Если вы все-таки прорветесь к председателю суда, он распорядится взять у вас заявление. Но зарегистрируют его все равно первыми числами следующего месяца! Об этом знают все, от уборщицы до судей, но никто ничего менять не собирается.

Иногда заявления граждан оставляют без рассмотрения, придираются к мелочам, а время на исправление дают мизерное – 5 дней. Причем заявителю об этом никто не докладывает. Потом ему говорят: все, срок истек!

Вторая проблема – в показателях. Все направлено на то, чтобы количество отмененных приговоров в суде второй инстанции не превысило показатели за аналогичный период прошлого года! Из-за этого страдают обычные люди. Ведь многие необъективные приговоры и судебные решения остаются в силе.

Мы также попытались пройти в Алматинский городской суд, но дальше вестибюля нас не пустили. Мы даже не смогли связаться с руководителем пресс-службы суда!

Равноправие только на бумаге?

Еще один важный аспект. По мнению адвоката Виктора Семина, принцип состязательности сторон защиты и обвинения у нас существует лишь на бумаге:

– Судите сами, следователь в момент сбора доказательств имеет право назначать экспертизы, допрашивать свидетелей и потерпевших. А вот адвокат такого права не имеет! Он может только взять у свидетелей объяснение. Защита порой даже НЕ догадывается, откуда взялись те или иные доказательства и улики по делу. Налицо неравноправие сторон!

Судьи считают, что адвокаты являются заинтересованными лицами. Но разве следователи и прокуроры не заинтересованы в том, чтобы осудить обвиняемых?! Опять неравноправие!

А почему, например, прежде чем получить разрешение для занятия адвокатской деятельностью, лицо с высшим юридическим образованием (!) обязано отработать некоторый срок в определенных должностях, сдать квалификационные экзамены и только потом ему дадут лицензию? Тогда как следователем или прокурором становятся буквально со студенческой скамьи и без всяких экзаменов?! Снова неравноправие!

В общем, в судебной мантии нашей Фемиды образовалось слишком много прорех, залатать которые не удастся никакими реформами. Легче сшить новую!

Олег ГУБАЙДУЛИН

[X]