Опубликовано: 790

Что теряет Казахстан из-за закрытости чиновников и сбегающих от журналистов министров

Что теряет Казахстан из-за закрытости чиновников и сбегающих от журналистов министров

За полтора года войны с Японией на Дальнем Востоке в 1905-1906 годах русские войска не выиграли ни одного крупного сражения. Противник тоже не сильно выигрывал, но за ним оставались поля сражений: русские генералы постоянно отступали, отступали, отступали...

К лету 1906 года Япония выдохлась. Кредиты закончились, запасы истощились, армия забрала все резервы. Русская армия, наоборот, набирала мощь в регионе. Но была трудность: непопулярная война спровоцировала Первую русскую революцию. В итоге обе стороны желали мира.

Миротворцем выступил президент США Теодор Рузвельт. Он пригласил стороны на переговоры в городок Портсмут в Новой Англии.

И тут стороны встали перед проблемой. Япония хотела получить много, но двор понимал, что император на уступки не пойдет. Было ясно, что условия мира обществу покажутся недостаточными. Поэтому на переговоры поехал не премьер-министр, а лишь глава МИД Ютаро Комура.

Когда его делегация покидала Японию, ее провожала восторженная толпа. Камуро грустно пошутил: "Насладимся криками "банзай" сейчас". Он знал, что встречать его будут проклятиями.

В Санкт-Петербурге тоже понимали, что мир с потерями назовут позорным. Поэтому глава делегации подпишет конец своей карьере. Гражданское мужество проявил экс-министр финансов Сергей Витте.

Бывший делец-железнодорожник сразу наметил план действий. Главное место в нем занимали не сами переговоры, а хороший PR – связи с общественностью.

Витте знал, что влияние прессы в Америке огромно. Она формирует образ мыслей местных жителей. Перетянуть на свою сторону прессу – залог успеха.

Надо расположить к себе простых американцев. Население страны демократично – значит, нужно держать себя с ними просто, без чванства.

Говорят, Сергей Юльевич пригласил с собой корреспондента "Дейли телеграф" Эмиля Диллона, который и помогал ему сочинять речи. То есть был его спичрайтером.

Сначала Витте шокировал публику, поблагодарив машиниста поезда за хорошую работу. Он демонстративно пожал коллеге руку, похлопал по плечу, убедился, что журналисты все увидели и сделали фото.

На следующий день он отправился на экскурсию в еврейский квартал: в России бушевали антиеврейские погромы, здесь же русский сановник показывает свою доступность. Он охотно говорил с горожанами, отвечал на их вопросы, спорил. В общем, был нормальным американским политиком.

9 августа Витте шокировал уже Рузвельта: он предложил разрешить прессе присутствовать на конференции.

Это восхитило журналистов. Предложение, конечно, замяли. Но сановник набрал очки у пишущей братии.

Японцы к этому не были готовы. Они не допускали даже мысли пообщаться с журналистами. Штаб Витте, наоборот, каждый день выдавал пресс-релизы по ходу переговоров. Местная пресса кормилась информацией из его рук и постоянно отмечала, что Витте по-американски открыт.

Настроение в обществе менялось. Если до переговоров Штаты были настроены против деспотичной России, то затем общество стало негативно относиться уже к японцам.

Витте умело подбрасывал журналистам факты из переговоров. Так он создавал нужный имидж для японцев: чужие для американцев люди, желающие получить то, что им не принадлежит, корыстные бойцы за деньги и территории. А русские – это нормальные ребята, у которых сейчас что-то там не получилось, но руки они не опускают.

Когда все образы были сформированы, Сергей Юльевич завел переговоры в тупик и начал демонстративно паковать чемоданы.

Мол, Россия не чувствует себя побежденной, до Москвы японцы не дошли. Какое поражение? О чем вы? Надо будет, мы можем и продолжить войну!

Запаниковал не только Ютаро Комура, но и Теодор Рузвельт. США нужен был договор, чтобы показать значимость страны. Президент настоял не продолжать войну из-за контрибуций. В итоге Токио пошел на мир, получив лишь половину Сахалина.

Николай II даровал Сергею Витте титул графа, его, правда, тут же перекрестили в "графа Полусахалинского", и пост главы правительства. Судьба Ютаро Комура печальнее.

Сразу после подписания договора о мире по Японии прокатились бунты. Против министра вздыбилась волна возмущения.

Только в Токио разочарованная толпа разрушила две трети полицейских участков. Премьеру Кацуро Таро все-таки пришлось уйти в отставку. А с ним и главе МИДа…

Хорошо сделанная PR-кампания творит чудеса.

Чаще всего она не требует больших средств. Но для нее критично важны обученные люди: большие и не очень начальники и специалисты, которые могут журналистам дать не только домашние заготовки, но и взять на себя смелость выдать данные, которые не входят в очерченную тему PR-кампании.

Если посмотреть на это с точки зрения государства, то у Казахстана со всем этим проблемы. К сожалению, мы закрытая в информационном плане страна. Памятка для зарубежных журналистов: каких ошибок надо избегать, чтобы писать о Казахстане и не позориться

Мы демонстрируем открытость, но, чтобы получить информацию, надо пройти семь кругов разрешительного ада. Сложно не только для журналиста, но и для инвестора, предпринимателя, финансиста, эколога и геолога.

Они видят наших угрюмо сосредоточенных чиновников. Убегающих от камер министров и депутатов. Полицейских, на которых, дабы научить вежливости, повесили камеры. И закрытые акиматы – там сидят важные люди.

Поэтому нам трудно судить, насколько эффективны наши страновые PR-акции в туризме, финансах или прессе.

К сожалению, не мы являемся генераторами идей материалов о Казахстане в зарубежной прессе.

Астане приходится постоянно догонять чужого "Витте".

Для начала улыбнитесь наконец, вас снимает камера!

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть