Опубликовано: 8020

Что надо знать о в/ч 91678, откуда были погибшие при сходе лавины военнослужащие

Что надо знать о в/ч 91678, откуда были погибшие при сходе лавины военнослужащие Фото - Тахир САСЫКОВ

У “бойцов” горно-егерской роты всё – как у людей. Имеется даже “культурная” жизнь.

Они знают, что такое дисциплина. И даже ухом не ведут, когда грохочет зенитная установка или стреляют из АГС. Их берцы, ой, подковы прошагали тысячи километров по горам… В единственной в Казахстане и на территории СНГ горно-егерской роте воинскую службу проходят 82 скакуна. Как живет лошадиный “спецназ”, выясняли корреспонденты “КАРАВАНА”.

“Ну и занесло же нас!” – мелькнула мысль, когда в гордом одиночестве из всего железнодорожного состава мы сошли на пустой перрон станции Бурное, что в 60 километрах от Тараза. Ледяной ветер сразу показал, кто в этом крае хозяин. А ведь бессменный каравановский водитель Василич, прошедший с журналистами Крым и Рым, предупреждал: одевайтесь теплее, название станции говорит само за себя. К счастью, через 15 минут нас отогревала, угощала домашними вкусностями да разносолами гостеприимная хозяйка Толкын. За чашкой чая мы разговорились. Район, в который попали впервые, Толкын описывала с особенной теплотой – это ведь ее родина. В воинской части № 91678, куда мы держим путь, служит ее супруг Самат, работает она сама.

– У нас здесь маленькая Швейцария, – воодушевленно рассказывала женщина, ставя на стол выпечку. – Представьте: летом в Таразе жара, комары, жители укрываются простынями, а в нашем поселке прохладно, ветерок, спим под одеялами. Зато зимой здесь такие бураны – на расстоянии десяти метров ничего не видно. Алматинцам такое и не представить! Накануне Нового года мы с супругом отправились в гости в Тараз и застряли на два дня – не могли домой попасть, дороги были закрыты. Что интересно, возле станции может быть метель, а в двадцати километрах, на территории воинской части – солнце, ветра нет.

Станция Бурное появилась в 1916 году. С 1992 года одноименный поселок был переименован и носит имя Бауыржана Момышулы. Жуалынский район – родина известного полководца, писателя. В поселке им. Момышулы сегодня проживает более 14 тысяч жителей.

Да, многие казахстанцы в некотором роде имеют отношение к Бурному, когда покупают известные еще с советских времен сыры Бурненского завода.

Иппотерапия круглый год

К утреннему построению мы отправились в часть. Горно-егерская рота – цель нашего путешествия. Она сформирована в 2000 году. Есть еще вьючно-транспортная рота, которая занимается доставкой военных грузов. Работают и другие спецподразделения, но мы не можем их назвать – военная тайна.

Место, где расположена часть, очень красивое: с одной стороны радуют глаз бирюзовые воды Терис-Ащыбулакского водохранилища. Причем цвет воды меняется в зависимости от времени суток – от нежно-голубого до лазурного. Легкий бриз приятно обдувает лицо, и в какой-то момент забываешь, что находишься в воинской части. А стоит повернуться на 90 градусов – вдали виднеются заснеженные предгорья. Полчаса езды на внедорожнике – и ты в горах. Рядом с частью построены двухэтажные дома для военнослужащих-контрактников, их семей. Сейчас здесь ведется новая стройка.

Казармы для солдат срочной службы, общежития для семейных находятся на территории части. Еще есть беседки и футбольное поле. Вроде бы территория режимного объекта, но какая-то домашняя и очень теплая здесь аура. Солдаты улыбаются, шутят, на их лицах мы не увидели даже намека на суровые военные условия. Кажется, я понимаю, в чем дело…

Ветерок доносит запах сена. Не скрою: нам не терпится посмотреть, потрепать за гривы лошадей. Они содержатся в хорошо оборудованной конюшне. Для прогулок – просторный открытый загон и степные просторы. Но далеко животные не уйдут – часть обнесена забором.

Общение с ними у солдат происходит постоянно. А ведь давно доказано: иппотерапия очень положительно воздействует на людей. Вот и мне сразу после знакомства с лошадками расхотелось спать, а охрипшее горло прошло само по себе. Наверное, в лошадях и весь секрет – рядом с ними чувствуешь себя настолько комфортно, что не хочется уезжать отсюда.

Коня овсом не испортишь

Лошадей в роту поставляют в соответствии с приказами министерства обороны. В трех-четырехлетнем возрасте приступают к их обучению. Все копытные проходят “медкомиссию”, “фейсконтроль”. Прежде всего, лошадки должны быть спокойными, дружелюбными и выносливыми. Приветствуется среднее телосложение, ведь им предстоят серьезные испытания – многочасовые подъемы в горы, скачки по степи. А вьючным и обозным лошадям просто необходимо иметь хорошие физические данные.

В спецроте содержатся только жеребцы, 80 процентов из них – мерины. Кобыл здесь нет, чтобы не отвлекать “воинов” от боевых задач.

Срок службы в роте – пять лет. А после лошадки уходят на заслуженный отдых…

– На казы здесь никого не пускают, каждая лошадь имеет свой инвентарный номер, паспорт, имя. Животные становятся для нас родными, – говорит командир горно-егерской роты старший лейтенант Бек КАМБАРБЕКУЛЫ. – Лошади закреплены за военнослужащими, которые за ними ухаживают – чистят, а в теплое время года купают, кормят, ну и балуют иногда сахаром.

В рационе четвероногих – сено, овес, отруби, пшеница, овощи, витамины и чистая вода. Прием пищи – строго по расписанию, как у настоящих солдат.

Педикюр для мерина

За здоровьем лошадей следит ветеринарная служба. У каждого “бойца” есть своя книжка, в которой отмечаются прививки, гельминтизация и другие процедуры.

В ветеринарном лазарете начальник ветеринарной службы Айдос ДАУТОВ показал огромный металлический операционный стол – здесь проводят разные операции животным. Например, по устранению кишечных колик.

– Лошади редко болеют, хотя морозы в этом крае бывают крепкие. Животные очень выносливые, – рассказывает Айдос Даутов. – Но иногда у них случаются травмы. Инстинкт берет свое – могут и покусать друг друга.

– А это что за орудие? – указываю на огромные щипцы, чем-то напоминающие инструмент для педикюра. Оказалось, эти щипцы для обрезания наростов на копытах.

В лазарете есть и станок для подковывания лошадей.

– Здесь мы обновляем подковы. Эту процедуру животные переносят спокойно, они у нас терпеливые, – говорит ветврач.

Марш-бросок 90 км на скорость

Каждый военнослужащий должен быть отменным наездником. Новичков обучают верховой езде, азам конной подготовки и тонкостям общения с животными. Мы посмотрели джигитовку. Некоторые приемы я много раз видела в цирке. Например, смену позиции всадника во время движения лошади. Как только лошади дается команда “К бою!”, или “Урыска!”, она падает. Любопытно, что животные понимают команду на двух языках – русском, казахском.

Лошадь может лежать неподвижно столько времени, сколько требует обстановка, не поднимая головы. По сути, она прикрывает своего хозяина и служит ему упором для ведения боевых действий.

Конная подготовка – обязательная дисциплина, а работа с лошадьми на полигонах проходит несколько раз в месяц, строго по плану.

На стрельбищах лошадей привязывают и приучают к звуку оружия. Так что боевые кони абсолютно не боятся стрельбы. Также на полигоне каждый боец со своей лошадью отрабатывал маневры по отражению атаки условного противника индивидуально и в составе группы.

Вообще, помощь этих животных военным трудно переоценить!

Пока мы ехали на полигон “Терис-Ащыбулак”, командир войсковой части 91678 подполковник Жолдас НЕСИПБАЕВ рассказал, как по программе горной подготовки солдаты вместе с лошадьми совершают восхождение в горы:

– В годы войны лошадей использовали в труднодоступных районах, где не проходила военная техника. Но не только пушки и снаряды перевозили лошади. Без коня солдата не накормишь – продовольствие и полевые кухни доставляли на позиции лошади. Многие лазареты, медсанбаты также были на конной тяге. Вот и сейчас мы используем вьючных лошадей для перевозки боеприпасов, оружия. Кавалерийские лошади совершают длительные марш-броски по горам вместе с бойцами, в полной экипировке. Они перевозят личный состав в сложной горной местности. Не стоит забывать: юг, юго-восток, восток, частично запад Казахстана окружают горы, так что наша армия должна быть готова к любым неожиданностям.

Когда лошади отдыхают в конюшне, солдаты продолжают тренировки. Два раза в неделю две роты из этой части совершают марш-броски в горы общей протяженностью 90 километров, с 25-килограммовыми рюкзаками за плечами. Причем на скорость.

Не слишком ли большая нагрузка?

– В свободное время солдаты занимаются в спортзале – с гантелями, на тренажерах, у них прекрасная спортивная форма, – говорит Жолдас Ермекбаевич. – Я был во многих странах – Македонии, Великобритании, США и других – по программе обмена опытом. Бойцы нашей части по некоторым параметрам своей подготовки даже превосходят иностранцев.

Вот мы и на учебном полигоне. Огромный карьер, на дне которого вода, – один из тренировочных объектов. На высоте 18 метров бойцы с полной выкладкой переправляются по канату на другую сторону карьера. Используют несколько способов переправы. Стоп, где-то я уже такое видела. Вспоминаю – в боевиках о жизни российского спецназа. Дальше начинается зона огневой подготовки. Я впервые увидела зенитную установку – ЗУ 23, почувствовала всю мощь, когда стреляет по цели АГС-17. Это только в фильмах герои боевиков стреляют из гранатомета, а позади аплодируют довольные зрители. В жизни важно соблюдать технику безопасности, поэтому позади бойца с гранатометом не должно быть живой души на расстоянии 30 метров – реактивная струя может оторвать наблюдателю руку.

Нелегкая это работа – сниматься в кино

Кроме своей основной деятельности в горно-егерской роте у животных есть “культурная” жизнь. Оказывается, в прошлом году они участвовали в праздновании 550-летия Казахского ханства в Таразе. Под руководством режиссера люди и лошади воссоздали сцены средневековых сражений. Но больше всего военнослужащим запомнились съемки в историческом киносериале “Қазақ елi” – фильм выйдет на экраны в этом году. Съемки проходили в Жаркенте и Капшагае. Сюда по приказу министерства обороны были командированы по 60 всадников и лошадей. Почти два месяца жизни на съемочной площадке оказались отнюдь не развлечением, а изнурительной работой – в некоторые дни приходилось снимать дубль за дублем с 6 часов утра до 6 вечера.

– Наш день начинался с грима – актерам клеили бороды, усы, накладные волосы, после мы облачались в костюмы и тяжелые доспехи, – вспоминает Бек Камбарбекулы. – Мы сражались, играли массовку. Целый день находиться в гриме очень тяжело. Но мы рады, что участвовали в первом историческом фильме, посвященном Казахскому ханству. Ведь наши дети, внуки, правнуки будут его смотреть, обсуждать. Это память и бесценный опыт для всех.

Секретные материалы в музее полководца

Первая половина дня выдалась очень насыщенной. И после настоящего солдатского обеда (борщ, плов, соленые помидоры, хлеб, компот плюс витамины от простуды – чеснок и горчица) мы решили совершить конную прогулку вдоль побережья водохранилища, насколько позволяло ограждение. Сопровождал нас командир Жолдас Несипбаев.

Опыт верховой езды у нас с фотокором уже имеется. И мы испытали только положительные эмоции от нашего конно-человеческого секстета.

– Животные умные, посмотрите, как они старательно выбирают дорогу! – указал нам командир. – Когда Бауыржан Момышулы вместе с отрядом оказался перед минным полем, он сказал: дайте мне лошадь, мы пройдем. После вскочил на коня и поскакал. Лошадь сама нашла безопасный путь. Вслед за ними благополучно прошли остальные солдаты…

Как оказалось, недалеко от места, где мы находились, в поселке Кайрат, работает мемориальный музей Бауыржана Момышулы. Времени до нашего поезда в Алматы оставалось много, и мы решили посетить его – когда еще выпадет такая возможность?

Здание в форме раскрытой книги с карандашом окружает небольшой парк. Летом здесь очень красиво, говорят местные жители: повсюду благоухают розы, глаз радуют аккуратные газоны, а слух – птичьи трели. Нас встретила экскурсовод Улханым ИСМАИЛОВА. С гордостью показала личные вещи полководца, переданные музею его семьей: книги, шинель, папаху, сапоги, сумку-планшет, сейф… Изюминка коллекции – секретная дорожная карта “Принципиальная схема прорыва тактической глубины обороны противника. Засада штурмовых орудий и контратак мелких групп противника”. Местность в мельчайших подробностях, схемы наступлений полководец рисовал лично. На карте стоит его подпись – на арабском языке.

– Баке владел тремя языками – казахским, русским, арабским, он был не только великим полководцем, но и художником, писателем, акыном, – рассказывает экскурсовод.– Его первая картина – портрет мамы. Она умерла, когда он был совсем маленьким, и он писал портрет по рассказу сестер, бабушек. Сноха Зейнеп Ахметова передала музею альбомы с казахскими орнаментами, которые Бауыржан рисовал для своих внуков.

Также здесь хранятся коллекция мундштуков, любимые пластинки.

Отдельные экспонаты посвящены поездке Момышулы на Кубу – на остров Свободы полководец отправился в 1963 году по приглашению Фиделя Кастро – читать лекции солдатам. Остров ему очень понравился, о чем он потом написал в своей книге “Кубинские войны”.

Много экспонатов из послевоенной жизни Момышулы – его письменный стол с немецкой пишущей машинкой “Ундервуд”, стул, хрустальная люстра, ковер, кровать. Я слышала, эта люстра была подарена полководцу чешским писателем Вацлавом Кубиком, и за неделю до смерти Момышулы якобы  упала и разбилась.

Земляки любят своего героя и каждый год в день его рождения дарят символичные подарки. Так, фойе музея украшает портрет полководца – вышивка бисером, выполненный учеником 9-го класса школы им. Абая Анварбектеге Наркесом. Уже стало традицией два раза в год провожать из музея призывников в армию.

…Мягкие сумерки накрывали гостеприимный Жуалынский район. Огромное цвета апельсина солнце исчезало за горизонтом. Мы отправились на вокзал станции Бурное. С непривычки болели ноги после верховой езды. Но это мелочи по сравнению с тем, сколько впечатлений мы получили от этой поездки. Надеемся, нам повезет попасть и в части других родов войск, о чем мы расскажем читателям “КАРАВАНА”.

Алматы – Бурное

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

X Закрыть