Опубликовано: 920

Четвертая охота на седьмом континенте

Четвертая охота на седьмом континенте

В видеоархиве мэтра восточноказахстанского кинематографа Анатолия ЛАПТЕВА хранятся кадры, ставшие сегодня историческими. Сентябрь 1990 года. В Усть-Каменогорск, взбудораженный аварией на бериллиевом производстве, прилетает первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ. Молодой политик произносит слова поддержки, которые понятны каждому человеку.

Если пишущего журналиста можно назвать золотым пером, то Анатолий Лаптев – это золотая кинокамера Восточного Казахстана. Друзья мэтра попробовали составить фильмографию и расписались в бессилии: только полновесных документальных фильмов отснято больше 30. Плюс бессчетное число новостей, репортажей, очерков, зарисовок, которые в итоге слились в захватывающую одиссею Казахстанского Алтая. Седьмого – лаптевского – континента.

В мир кино Анатолия Павловича привел знаменитый период оттепели 60-х годов. ВГИК – Всесоюзный государственный институт кинематографии – был точкой притяжения творческой молодежи всего бывшего СССР. Именно в эти годы с легкой руки Олжаса Сулейменова в институт набрали знаменитый курс, где были Талгат Теменов, Рашид Нугманов, Амир Каракулов…

Сейчас эти имена известны далеко за пределами Казахстана, сам Сулейменов стал одним из авторов лучших, пожалуй, фильмов шестидесятых-семидесятых “Земля отцов”, “Кыз Жибек”, “Тревожное утро”. Главное, по словам Лаптева, чему научил институт, это творческому поиску. За серость или непрофессионализм можно было угодить на отчисление. Анатолий ЛАПТЕВ: Про Сулейменова, Тарковского и Смоктуновского

Однажды от плохой отметки на экзамене его спас Владимир Монахов – оператор, снявший советскую киноклассику “Судьба человека” и “Оптимистическая трагедия”. Во время просмотра студенческой курсовой работы – телефильма “Четвертая охота” – проректор счел ошибочными выбранные кинопланы. Однако Монахов возразил: “непричесанность” кадров, мол, напротив, создает нужный настрой.

По болотам с комарами

В этом году фильму “Четвертая охота” исполнилось 45 лет. В свое время он с успехом прошел по центральному ТВ и стал минутой славы для молодого режиссера-оператора.

– Тогда в моде был писатель Солоухин, – рассказал герой ленты, писатель-краевед Александр ЛУХТАНОВ. – Все зачитывались его “Третьей охотой” – книгой о заядлых грибниках. Первая охота – с ружьем, вторая – рыбалка, третья – за грибами. А я увлекся четвертой охотой – с фотоаппаратом на животных в дикой природе. Съемки шли в горных ущельях, тайге, пустыне, на заболоченных берегах Зайсана. Досаждали комары. Долго выискивали бурундучка, но Толя заявил как отрезал: найдем хоть у черта на куличках. В Кулуджунском заказнике с фонариком бегали за сальпинготусом – ночным зверьком, который больше нигде не водится. Помню, посадили этого гномика на ладонь – меньше мышки, глаза большие черные как бусины. Анатолий навел объектив, а зверек, словно специально на камеру, стал умываться малюсенькими, почти невидимыми лапками. Фильм удался. Зрители отмечали, что это едва ли не первая киноработа о живой природе. Тонкая, психологическая. Чего только стоят кадры с цаплей: дождевая капля стекает по длинному клюву, а птица, ничего не замечая, погружена в свою думу.

– Человек, который поэтизирует жизнь, – так отозвался об устькаменогорце Олжас Сулейменов.

Двух творческих людей долгие годы связывает личная дружба. За трилогию об озере Маркаколь (“Озеро студеное, ласковое”, “Старик и озеро”, “Постижение”) режиссер-оператор получил премию Ленинского комсомола Казахстана. Все три ленты озвучены Иннокентием Смоктуновским. Легенды и быль Маркаколя

– Смоктуновский был страшно занят, и я до сих пор не знаю, почему он откликнулся на мой звонок, – делится воспоминаниями Анатолий Павлович. – Он часто уходил от текста. В одном эпизоде на пасеке внук наблюдает за пчелами и говорит деду: “Я знаю, кто не работает, тот не ест”. По сценарию старику полагалось ответить что-то вроде: “Да-да, не поработаешь – не поешь”. А Иннокентий Михайлович вместо этого сказал: “Точно, все должны есть”… До чего щепетильный в работе был! Озвучит эпизод, выйдет из кабины, глянет на меня – и снова к микрофону. У меня же все эмоции на лице написаны. По пять-шесть дублей наговаривал.

Край родной, навек любимый

На днях усть-каменогорский кинематографист отметил 75-летие. На юбилейном вечере собравшиеся увидели репортажи периода работы Лаптева корреспондентом республиканского ТВ. Возможно, это десятилетие с середины 80-х годов до начала 90-х было самым творческим и деятельным в его биографии. На весь Казахстан и бывший СССР выходили сюжеты о маральниках в Катон-Карагае, нерестилищах на Зайсане и Иртыше, новом заповеднике на Западном Алтае… А вот по-настоящему исторический отрывок из новостного сюжета 1990 года. Жители Усть-Каменогорска взволнованы выбросом облака бериллиевой пыли после аварии на “почтовом” заводе. Поможет ли городу государство? С этим вопросом журналист обращается к экстренно прибывшему молодому партийному руководителю Нурсултану Назарбаеву. И слышит твердый спокойный ответ: ни один казахстанец не остался равнодушным к беде Усть-Каменогорска, республика приложит все усилия, чтобы ликвидировать последствия выброса… Зал встретил архивные кадры аплодисментами. Каждый местный житель знает: все сказанное в тот раз Нурсултаном Абишевичем оказалось выполнено. Ульбинский металлургический завод реконструировали, для города разработали комплексную экологическую программу.

Главными героями всех фильмов и репортажей Лаптева всегда были и остаются люди и природа Восточного Казахстана. Как отметил известный орнитолог и писатель Борис Щербаков, почерком кинематографиста является космический подход: в малом показывать великое.

– Все, что есть в нашем крае, он преподносит с философским подтекстом, – заключил орнитолог. – Мудро, сердечно, талантливо. Настоящий солдат, который никогда не расстается с камерой. Он создал свой континент – седьмой. Континент Восточного Казахстана.

Усть-Каменогорск

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров