Опубликовано: 470

Чем могут быть интересны для Казахстана частные бизнес-инкубаторы

Чем могут быть интересны для Казахстана частные бизнес-инкубаторы

Сначала Джо уволили. Хозяин компании не оценил порыв уже опытного специалиста и указал ему на дверь. Джо ушел. Он решил начать свое дело, чтобы быть боссом самому себе. И тут же уперся в стену: родной город Батавия, штат Нью-Йорк, переживал упадок.

Градообразующее предприятие – завод сельхозтехники – благополучно разорился. Тысячи горожан, работавших там, остались на пособии. Безработица подскочила до 18 процентов. Спрос упал, торговля замерла. Что делать?

Уезжать из города за лучшей долей Джо не желал. Для его семьи Батавия была родиной. Здесь жили все родные. Здесь было комфортно, хотя и бедно.

Мужчина решил делать бизнес на бизнесе. Нормальная схема – B2B.

Как раз в это время местный “акимат” вместе с кредиторами резал завод на части. Но территорию продать они не смогли. Решили сдавать в аренду. Тут уж Джо подсуетился и взял под проект комплекс многоэтажных зданий площадью 850 тысяч квадратных футов. Это почти 80 тысяч квадратных метров. И тут же предложил одному из своих братьев взять часть зданий в субаренду. У того был магазин хозяйственных товаров. Но кому нужен хозмаг в промзоне? Там же никто не живет!

Тогда Джо попросил его найти клиентов, которые смогли бы арендовать площади. Никто не шел. Начал изучать рынок аренды.

Во время поисков наткнулся на слой небольших начинающих компаний, у которых не было денег на большой офис, но они были готовы мириться с соседями по кабинету или даже по столу.

Главное – чтобы было помещение, где они могут собраться, обсудить идеи, встретиться с инвесторами, поработать над проектом, были бы телефонная связь и человек, который бы собирал и хранил поступающую для них информацию.

Джо начал сдавать свои помещения таким вот компаниям на условиях краткосрочной аренды с предоставлением общих офисных принадлежностей, оборудования и секретарских услуг. Оказалось, что найти сотню мелких арендаторов легче, чем пару крупных.

Обсосав идею, Джо пошел дальше. Он нанял бизнес-консультанта, который объяснял молодым предпринимателям административное право: как зарегистрировать компанию, чем ИП отличается от корпорации, зачем нужна бухгалтерия и как разговаривать с потенциальным инвестором. Одна из компаний занималась выращиванием цыплят, поэтому весь комплекс в шутку назвали инкубатором.

Арендодатель договорился с местными банками о поддержке стартапов. Финансисты тоже страдали от снижения деловой активности в городе. Они согласились на открытие кредитных линий для перспективных начинаний. Так, Джозеф Манкусо придумал идею бизнес-инкубаторов в современном ее виде.

И первую компанию, которая смогла зарабатывать на стартапах, – “Batavia Industrial Center” (BIC).

Самым первым арендатором центра в 1959 году стал создатель вывесок, который установил большой щит “Промышленный центр Батавии”, он все еще висит у входной двери здания.

В 2019 году исполняется 60 лет с тех пор, как центр открыл свои двери. Трудно сказать, что BIC спас экономику Батавии. В мае 2017 года безработица в Дженеси была примерно на среднем уровне по штату Нью-Йорк и США в целом. Но, если смотреть шире, видно, что масса деловых людей в округе начинала именно в Батавии.

Сегодня BIC занимает 65 тысяч квадратных метров офисных и производственных площадей, на которых работают предприятия всех видов, в том числе производитель болтов, общественный театр, студия спецэффектов и тренажерный зал “CrossFit”.

Идея Манкусо ушла в народ. В 1985 году в мире действовало около 70 бизнес-инкубаторов, в 1995-м – 1 500, объединенных в национальную ассоциацию. С 1980 года клиенты инкубаторов Северной Америки создали приблизительно 500 тысяч рабочих мест. Самые известные и успешные – это “Y Combinator”, “500 Startups”, “Techstars”, “JFDI.Asia”, “Startup Chile” и т. д. В мире работает много успешных выпускников инкубаторов, ставших миллиардными компаниями. «Отсутствие культуры инвестирования или устаревшие стереотипы»: почему казахстанцы не так активны на фондовых биржах

В каждой стране они работают по-своему. В США развиваются в основном частные инкубаторы. В Европе при университетах – бизнес рисковый, безопаснее перспективную мысль обкатать на мышках, чтобы гарантированно выстрелить. В Израиле государство взяло всё в свои руки: здесь главное – вовремя поймать идею и развить ее на родине, чтобы она не улетела на Запад. В Азии государство стимулировало импорт идей и адаптацию продуктов под свой рынок.

Чтобы инкубатору стать успешным, нужен комплексный подход в развитии всего рынка – от МСБ и предпринимателей до государства.

Согласно модели экосистемы от фонда “Techstars”, надо развивать пять компонентов: поддерживать людей и развивать человеческий капитал, собирать инновации и таланты в одном месте, развивать культуру предпринимательства, поднимать рынок венчурных инвестиций через поддержку на уровне государства, строить регулятивную среду для развития стартап-экосистемы.

К примеру, в США ставка налога на инвестиционный доход в два раза ниже налога на прибыль. В Сингапуре ставка на инвестдоход равна нулю, доход, полученный от инвестиций, облагается по ставке 0–10 процентов. Гонконг отменил налог на прибыль венчурных фондов.

В Казахстане идея бизнес-инкубаторов легла на подготовленную почву. Денег было много – идей мало.

Поэтому 15 лет инкубаторы для нашего бизнеса были скорее тихой гаванью от налогов. Плюс есть подозрение, что бюджетные деньги, выделяемые им, все-таки пилили. Поэтому и выхлоп от них никакой. Но правительство упорно пытается создать что-то новое и выделяет деньги на новые площадки.

Пока самый успешный пример работы бизнес-инкубатора – алматинский “MOST”. Это частная компания, которая занимается развитием идей молодых.

Чтобы помочь новичкам, их не только обучают, но и создают для них экосистему – учат, сводят с наставниками, помогают определиться с целями, стыкуют с возможными инвесторами, рассказал «Каравану» директор бизнес-инкубатора MOST Алим Хамитов.
Как оказалось, желающих рискнуть своими деньгами в стране более чем достаточно. И даже в случае провала проекта никто не будет трясти молодого, чтобы вернуть деньги. Все понимают, что бизнес рисковый. MOST уже поддержал 33 проекта на 1 млн долларов. Более 5 тысяч предпринимателей прямо или косвенно получили поддержку в виде образовательных программ и наставничества через различные мероприятия - конференции, форумы, экспертные, стратегические сессии. Для нас это большой показатель. Вот если сюда направить даже не деньги, а только усилия государства, снизить налоги для венчурных инвестиций – уверен, рынок стартапов расцветет. Мозги в стране есть. Осталось их правильно приготовить.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров